Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии
Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии

Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии


Реклама на сайте:

психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии

Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии

» Сонник по лунному календарю и по лунным дням...
» Телепортация. Левитация. Телепатия...
» Сонник как элемент познания самих себя...
» Толкование снов по соннику. Сны и события во сне...
» Шаматха. Тибетская медитация от Ламы...

Астрал

Энергетическое лечение

психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии ПСИХОЛОГИЯ И ПАРАПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОТЕРАПИЯ И ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПО ПСИХОТЕРАПИИ

Судебная психология (forensic psychology)

С. п., возникшая на стыке психологии и права, изучает взаимодействие между психологией и законом и занимается приложением психол. знаний к решению правовых вопросов. Эта специальность охватывает широкий круг клиентов и ситуаций, включ. частных лиц всех возрастов, супружеские пары, группы, орг-ции, производственные структуры, правительственные учреждения, школы, ун-ты, стационарные и амбулаторные психиатрические клиники, и исправительные заведения. Судебные психологи могут привлекаться к работе в таких различных областях, как уголовная правоспособность и ответственность, ответственность за гражданские правонарушения и/или убытки, ответственность производителя за качество товара, направление в психиатрическую больницу на лечение, развод и судебные споры о родительской опеке, некарательное воздействие на преступников, права пациентов и преступников, специальное обучение, свидетельская идентификация, отбор состава присяжных, отбор и обучение полицейских, практика найма на работу, заработная плата рабочих, и профессиональная ответственность.

В отличие от психиатрии, уже на протяжении многих лет выполняющей свою роль в судебной системе, психология приобрела прочный правовой статус лишь в 1962 г., после решения Судьи Апелляционного Суда США Бэйзлона в деле «Дженкинс против Соединенных Штатов» (Jenkins v. United States). Судья, участвовавший в рассмотрении уголовного дела Дженкинса, предложил присяжным пренебречь свидетельскими показаниями психолога в отношении психич. расстройства. Он поступил так на основании представления, что психолог не обладает квалификацией для вынесения медицинских заключений. Апелляционный Суд США. постановил, что данный судья допустил ошибку, и определил, что «некоторым психологам предоставляется право свидетельствовать в качестве эксперта в области психических расстройств». Далее он предложил критерии, позволяющие квалифицировать психолога как эксперта. За прошедшие со времени этого решения годы др. дела значительно расширили круг охватываемых психол. экспертизой проблем. Сегодня, несмотря на существование определенных различий между штатами и между правительством штата и федеральными властями, психологам регулярно предоставляется статус эксперта практически в каждой соответствующей области уголовного, гражданского, семейного и административного права.

Развитие С. п. проявилось в целом ряде других направлений. В 1960-х годах юридические школы и психологические факультеты приступили к совместному созданию междисциплинарных учебных программ. В начале 1970-х появились первые совместные программы подготовки докторов философии и докторов юриспруденции, а также программы докторов философии в области психологии со специальностью в судебной или коррекционной психологии. На сегодняшний день уже существует множество таких программ, а также отмечается тенденция включать в программы психол. аспирантур курсы правового содержания.

Появился тж целый ряд профессиональных орг-ций. К ним относятся Американская ассоциация коррекционной психологии (American Association of Correctional Psychology) и Американское общество психологии и права (American Psychology-Law Society). В 1980 г. члены Американской психологической ассоциации (American Psychological Association, АРА) одобрили создание отделения психологии и права (Division of Psychology and Law) (Отделение 41). АРА также учредила Комиссию по правовым проблемам (Committee on Legal Issues, COLI). В 1978 г. была учреждена Американская коллегия судебной психологии (American Board of Forensic Psychology). Ее целью яв-ся аттестация квалифицированных специалистов и продвижение судебной психологии как самостоятельной законной дисциплины.

Другим свидетельством развития яв-ся публикация журналов и книг в данной области. Наряду с основными журналами, Law and Human Behavior («Право и человеческое поведение») и Criminal Justice and Behavior («Уголовное судопроизводство и поведение»), существует множество др. журналов, тж публикующих соответствующие статьи. Среди книг, рассматривающих состояние дел в этой области, можно назвать New directions in psycholegal research («Новые направления в психолого-юридических исследованиях») Липситта и Сейлса, The role of the forensic psychologist («Роль судебного психолога») Дж. Кука и Law and psychological practice («Закон и психологическая практика») Швитцгебел и Швитцгебел.

Специфические вопросы, адресуемые судебным психологам. Основные вопросы, на к-рые приходится отвечать психологу в большинстве судебных дел, можно разделить на три категории: а) вопросы диагностического характера, касающиеся личностной динамики, наличия психоза или органической психопатологии, доказательств симуляции и т. д.; б) вопросы, требующие перехода от уровня диагностики к вынесению экспертных заключений, касающихся специфических правовых вопросов, правоспособности отвечать перед судом, связи психол. расстройства с аварией, соблюдения интересов ребенка и т. д.; в) вопросы, касающиеся решений по делу — необходимости направления на лечение и прогноза его результатов, возможности опасного поведения в будущем и т. д. Для ответа на такие вопросы судебному психологу недостаточно лишь традиционных диагностических умений, ему также необходимо владение специальными оценочными процедурами и знание рассматриваемого судебного дела. Кроме того, ему придется столкнуться с важными проблемами, касающимися конфиденциальности, к-рые будут изменяться от ситуации к ситуации.

Прежде чем приступать к оценке, психолог должен также проработать с адвокатами круг вопросов, к-рые перед ним ставятся, и помочь им понять, что психол. оценка может дать и чего она дать не может. Адвокат должен тж понимать, что психолог получает свой гонорар только за оценку и что он не несет обязательств свидетельствовать в интересах клиента. Будут предоставляться такие свидетельские показания или нет, зависит от результатов проведенной оценки.

Психологу также необходимо ознакомиться с «судебной историей» (forensic history), к-рая яв-ся более обширной, чем обычная биография, и зачастую включает такую информ., как клинические записи, полицейские отчеты и свидетельские показания. На эти источники информ. впоследствии надлежит ссылаться при составлении заключения по результатам оценки.

Свидетельствование в суде. В отдельных случаях заключение судебного психолога может быть принято без его появления в суде. Однако нередко психолог может быть вызван в суд для дачи показаний. Дача показаний может оказаться травмирующим опытом; ключевым фактором, позволяющим свести трудности к минимуму, яв-ся тщательная предварительная подготовка. Такая подготовка осуществляется на нескольких уровнях. Первый уровень предполагает тщательное изучение соответствующего закона, используемых тестов и полученных результатов. Психолог также должен уметь излагать данные тестов без злоупотребления профессиональным жаргоном, иллюстрируя свои утверждения соответствующими примерами поведения. Второй уровень подготовки представляет собой встречу с адвокатом. Судебный психолог должен строго следовать этическим принципам и сохранять личную честность. Однако, психолог также несет ответственность за представление результатов максимально эффективным образом. От адвоката, напротив, требуется содействие интересам клиента. Адвокатов учат никогда не задавать свидетелю вопрос, на к-рый адвокат уже заранее не знал бы ответа. Подготовка, следовательно, включает согласование между психологом и адвокатом порядка, в котором будут оглашаться результаты тестирования, и того, какие вопросы будут задаваться и каковы на них будут ответы психолога. Полезно также рассмотреть вопросы, к-рые могут задаваться психологу в ходе перекрестного допроса, чтобы наметить на них возможные ответы.

Доверие к психологу в зале суда будет зависеть от ряда факторов. Первым является уровень его квалификации (credentials): психолог должен обеспечить адвоката своей краткой автобиографией (curriculum vitae), к-рую адвокат может использовать при представлении психолога и характеристике его квалификации. Доверие к психологу будет тж зависеть от его поведения в зале суда. Находясь на месте для свидетельских показаний психолог должен помнить, что ведущий перекрестный допрос адвокат лишь выполняет свою работу, когда выражает сомнение в доверии к психологу и полученных им результатах. Кроме того, ситуация в зале суда зачастую не оказывается столь формальной, как это ожидается, и судья обычно готов оказать помощь свидетелю-эксперту. При свидетельствовании психолог не должен стесняться признаться в том, что он не понял вопроса, или не знает ответа, или что у него недостаточно информ. для ответа на данный вопрос.

Судебное некарательное воздействие. Судебное некарательное воздействие (forensic treatment) охватывает столь же широкий круг ситуаций, как и судебная оценка. В случае уголовных дел некарательное воздействие может заключаться в терапии, фокусирующейся на возвращении неправоспособному индивидууму его правоспособности отвечать перед судом, или в оказании эмоциональной поддержки чел., к-рому предстоит тюремное заключение. Некарательное воздействие в уголовных делах иногда включает терапию, сфокусированную на личностных проблемах либо на агрессивном или сексуальном поведении индивидуума во время содержания его под стражей или амбулаторной терапии в качестве условия, предписанного решением суда о условном осуждении (пробации) или условно-досрочном освобождении. Терапевтическая работа с преступниками требует специальных знаний о системе уголовного судопроизводства, характере и эффектах тюремной среды, системе пробации и надзора за условно-досрочно освобожденными, а тж об особенностях личности и/или поведения, часто наблюдаемых у преступников. Процедуры групповой терапии или поведенческой терапии часто оказываются чрезвычайно полезными при работе с сексуальными насильниками, преступниками с алкогольными проблемами, и др. категориями преступников.

В ситуации гражданских дел о взыскании убытков некарательное воздействие может состоять из инсайт-ориентированной или поддерживающей психотерапии. В дополнение этому, специальные методы, такие как поведенческая терапия, когнитивная терапия или методика биолог. обратной связи, могут использоваться для лечения тревоги, фобий или депрессии. Терапевт должен отдавать себе отчет, что суду могут потребоваться свидетельские показания, и это может временами оказывать влияние как на психич. состояние клиента, так и на ход терапии. В таких случаях терапевт зачастую может обнаружить, что судебная ситуация находится в противоречии с терапевтической ситуацией. В таких случаях терапевт обязан довести до сознания пациента и адвоката свои рекомендации, но принятие окончательного решения в отношении того, следовать этим рекомендациям или нет, ложится на самого пациента.

В ситуации установления права опеки над ребенком (child custody) некарательное воздействие часто предписывается судом либо для того, чтобы избежать полного судебного разбирательства по установлению права опеки, либо в качестве составной части разрешения спора. Осн. цель такого воздействия состоит в том, чтобы помочь ребенку успешно адаптироваться к новой ситуации, и это, конечно, требует работы с ребенком. Однако почти всегда при этом также требуется работа с родителями. Работа с родителями фокусируется на таких вопросах, как процесс общения с ребенком, неосознанное или сознательное ограничение прав др. родителя в отношении ребенка и разрешение конфликтов между родителями.

Исследования в С. п. Большинство вопросов, задаваемых судебному психологу, требуют от него лишь описания текущего состояния индивидуума. Однако мн. др. вопросы заключают в себе эксплицитное или имплицитное требование прогноза будущего поведения. Ответы на вопросы, касающиеся вероятности будущего опасного поведения, реакции на психиатрическое лечение, или адаптации ребенка в различных возможных альтернативных жизненных ситуациях, требуют не только проведения тщательной клинической оценки, но и знания релевантных исслед. В исслед. может часто обнаруживаться ошибочность традиционных клинических представлений. Недавним примером этому служат результаты исслед. детской адаптации к травме, вызванной разводом родителей. Существующий уровень научных знаний зачастую не позволяет поддержать клиническую т. зр. с позиций имеющихся исследовательских результатов. Это диктует необходимость для судебного психолога быть не только получателем информ., но и поставщиком исслед. по этим вопросам. В др. случаях, напр. связанных со свидетельской идентификацией, преимущественной основой для составления заключения яв-ся проведение соответствующего исслед.

Судебный психолог должен постоянно находиться в курсе новой информ., к-рая появляется в результате исслед. Такие усилия, наряду с совр. уровнем знаний права и изменений, вносимых в них новыми делами, обеспечивают перспективу того, что, при условии сочетания с тщательным клиническим подходом, они позволят судебному психологу оказывать наибольшую помощь правовой системе.

См. также Уголовная ответственность, Показания экспертов, Психология присяжных, Психология и закон

Дж. Кук

Судорожная шоковая терапия (convulsive shock therapy)

Совр. практика использования вызываемых электричеством или лекарствами судорог с терапевтической целью связана с наблюдениями фон Медуны в начале 1930-х гг. Л. Б. Калиновски в книге The convulsive therapies («Методы судорожной терапии») пишет, что фон Медуна обратил внимание на редкость сочетания шизофрении и эпилепсии у одного и того же больного, а также на то, что симптомы у душевнобольных часто исчезают после спонтанного судорожного приступа. Основываясь на этих наблюдениях, фон Медуна сделал вывод о том, что конвульсии каким-то образом несовместимы с симптомами шизофрении и практически использовал провоцируемые с помощью метразола приступы судорог для лечения шизофрении в 1934 г. Несмотря на то что наличие фундаментального антагонизма между эпилепсией и шизофренией позднее подвергалось сомнению, судорожная терапия продолжает широко использоваться для лечения различных тяжелых психич. расстройств, в особенности в случаях, когда лекарственная терапия оказывалась неэффективной.

Для вызывания терапевтических судорожных приступов использовались различные фармакологические препараты (например, метразол, инсулин, индоклон). Однако они были практически вытеснены благодаря использованию электросудорожной терапии (ЭСТ), предложенной итальянцами Черлетти и Бини в 1938 г. Согласно отчету специальной комиссии Американской психиатрической ассоциации по изучению ЭСТ, этот метод лечения яв-ся эффективной процедурой при его проведении в тщательно контролируемой мед. ситуации.

Хотя переломы, в основном в задних отделах позвоночника, были когда-то основным соматическим осложнением ЭСТ, этот риск в настоящее время полностью исключен благодаря использованию миорелаксантов.

Нейролептики в значительной мере вытеснили использование ЭСТ в лечении шизофрении, хотя этот метод все еще применяется при острых шизофренных эпизодах, в особенности при кататоническом возбуждении. Чаще всего ЭСТ используется при лечении эндогенных депрессий, где ее эффект может быть весьма впечатляющим.

См. также Поведенческая медицина, Депрессия

Г. Келун

Суеверие (superstition)

С. можно определить как признание верований или практик, являющихся беспочвенными и не согласующимися с уровнем понимания, разделяемым членами конкретной группы или об-ва. Некоторые древние верования, считающиеся ныне суевериями, все еще сохраняются. Напр., по-прежнему практикуется ритуал плодородия древней Северной Европы, связанный с украшением дома зелеными ветками ели на рождественские праздники, поскольку это красочно и соответствует обычаю. Предрассудки примитивных народов, как правило, основывались на вере в причинные эффекты, приписываемые сверхъестественным силам, поскольку они не располагали более научными объяснениями.

В начале XX столетия о суевериях писал Зигмунд Фрейд. Отрицая существование сверхъестественных сил, он развивал теорет. представление о том, что подобные верования представляют собой экстернализацию конфликтов и вытеснений, обнаруживаемых в бессознательном.

Позднее Б. Ф. Скиннер интерпретировал формирование индивидуального суеверного поведения на основе «несущественных» или «случайных» подкрепляющих обстоятельств. Он продемонстрировал, как это может происходить в экспериментах с животными.

См. также Анимизм

Р. Ландин

Супервизия психотерапии (psychotherapy supervision)

Ранние формы С. п. были тесно увязаны с теорет. ориентациями. Бихевиористы, напр., рассматривали проблемы клиента как приобретенное дезадаптивное поведение, и потому проходящий подготовку терапевт был ответственен за стимулирование адаптивного поведения клиента. Целями терапии являлись: а) идентификация проблемы; б) подбор адекватных методик обучения. Бихевиоральная супервизия состояла из участия в качестве котерапевта в работе каждого из нескольких квалифицированных терапевтов и репетиций под их наблюдением, на которых проходящие подготовку терапевты вырабатывали заданное поведение у инструктированных больных, готовясь к последующей самостоятельной работе. Бихевиористы используют различные методы супервизии: а) ученичество, к-рое считается «лучшей формой», но требует значительных затрат времени; б) курс семинаров, проводимых один или два раза в неделю в течение нескольких месяцев и включающих теорет. материал по теории научения и разбор клинических случаев; в) интенсивный курс, включающий ежедневные тренировочные занятия в течение нескольких недель, интенсивное обсуждение теории, демонстрацию технических приемов, разыгрывание ролей с др. обучающимися и супервизируемые сеансы с клиентами.

Ранние формы. Психоаналитические модели супервизии были разработаны Экстайном и Уоллерстейном. Стажеров побуждали подвергнуться анализу. Супервизия предполагала получение основательной подготовки в области психоаналитической теории, включ. знание: а) паттернов психологической защиты; б) переноса; в) контрпереноса; г) инсайта и д) сопротивления. Экстайн и Уоллерстейн описали последовательность стадий супервизии, используя аналогию с игрой в шахматы. В стадии «дебюта» проходящий подготовку и супервизор оценивают сильные и слабые стороны друг друга. Для «миттельшпиля» характерен межличностный конфликт: атака, защита, глубокое проникновение и/ или уклонение. Во время «эндшпиля» супервизор предпочтительно занимает молчаливую позицию, стимулируя стажера к большей самостоятельности в работе с клиентом.

Чарльз Труа и Роберт Каркуфф провели большую работу по совершенствованию клиент-центрированной модели супервизии по Карлу Роджерсу. Роджерс наметил программу ступенчатого повышения опыта, к рая дает обучающимся психотерапии возможность видеть «искренность», «эмпатию» и «безусловное положительное принятие», демонстрируемые их супервизорами, и самим практиковать эти качества. Программа включает прослушивание аудиозаписи работы опытных психотерапевтов; ролевое разыгрывание психотерапии с др. стажерами; наблюдение живых показов, когда супервизор действует как психотерапевт; участие в практикуме с клиент-центрированным супервизором; выполнение роли члена группы в групповой терапии и участие в индивидуальной терапии. Труа и Каркуфф рассматривали роль супервизора в трех измерениях: 1) супервизоры обеспечивают высокий уровень эмпатии, конгруэнтности и положительного принятия; 2) обучающиеся получают специфический дидактический тренинг при выполнении этих «необходимых и достаточных» условий терапии; 3) обучающиеся участвуют в групповой терапии, в к рой они вовлекаются в самоанализ (self-exploration) выполняемой ими роли психотерапевтов.

В каждой из трех ориентации — поведенческой, психоаналитической и клиент-центрированной — важной предпосылкой было то, что обучающийся должен быть достаточно чувствительным для восприятия и интеграции поведения супервизора. Предполагалось также, что каждый супервизор должен быть отличным терапевтом. Одновременно считалось, что чел., искусно проводящий терапию, будет столь же умело руководить деятельностью обучающихся.

Современная практика. Хотя некоторые психотерапевты продолжают связывать супервизию с какой то теорией терапии, все более растущей тенденцией супервизии яв-ся интеграция нескольких его моделей. Это отчасти вызвано деполяризацией теорет. ориентации и все большим доминированием «эклектического» направления среди психотерапевтов. Модель супервизии Нормана Кагана — «Воспроизведение межличностного процесса» (Interpersonal Process Recall) дает супервизору очень конкретную схему оказания помощи обучающемуся в осознании внутренние процессов и специфических идеаций, возникающих в ходе терапии. Модель «микроконсультирования» Аллена Айви идентифицирует но отдельности специфические навыки, помогая обучающемуся расширять свой поведенческий репертуар систематическим образом. «Дискриминационная модель» Жанин Бернар обучает супервизоров рассматривать супервизию как серию выборов в матрице 3x3 (процедурные навыки навыки концептуализации, навыки персонализации), задающих подходы учителя, советника или консультанта. Др. теоретики выделяют стадии в росте обучающихся во время супервизии, устанавливая специфические задания, к-рые подлежат решению на каждой из этих стадий.

Совр. супервизия включает использование прямого наблюдения для обеспечения обратной связи обучающихся и систематическую комбинацию моделирования, дидактического тренинга навыков и консультирования. Супервизор разрабатывает индивидуализированный план роста каждого проходящего подготовку терапевта — в направлении от тревожной амбивалентности к автономной коллегиальности.

См. также Последипломная подготовка клинических психологов, Консультирование, Бригады психического здоровья

Дж. Р. Леддик

Супружеская жестокость (spouse abuse)

Желле и Страус сообщают, что от 20 до 40% всех убийств в США происходят на семейной почве. Полицейские сводки свидетельствуют, что большинство обращений за помощью исходит от супругов, вовлеченных в семейные ссоры, и высокая частота инцидентов со смертельным исходом среди полицейских яв-ся результатом вмешательства в такие семейные ссоры. Насилие, по-видимому, также составляет содержание большинства жалоб супругов, ищущих развода, и яв-ся распространенной практикой даже в относительно благополучных американских семьях.

Что представляет собой С. ж.? Люди, испытавшие на себе жестокое обращение со стороны супруга/супруги, а тж теоретики и исследователи неизбежно сталкиваются с проблемой его определения. С. ж. обычно определяется в терминах насилия, направленного на одного их супругов. Под насилием подразумевается физ., довольно жестокое и периодически возобновляющееся обращение. Словесные оскорбления, не отличающиеся жестокостью физ. действия, и единичные за время семейной жизни случаи, как правило, не классифицируют как С. ж.

Каковы причины С. ж.? Разнообразные причины были выдвинуты и исследованы в качестве возможных, включая психопатологию, соц. класс и сексуальные драйвы. Несмотря на то что прибегающие к насилию супруги могут во время проявления жестокости производить впечатление людей с психич. расстройствами, они, за редкими исключениями, не страдают психич. расстройствами. Приводятся данные о большей распространенности насилия среди супружеских пар, относящихся к низшему классу или близких к низшему классам, однако это может оказываться «истиной» в силу того, что супружеские пары из среднего класса располагают большими ресурсами и отличаются большей скрытностью семейных отношений, поэтому акты насилия здесь реже сопряжены с привлечением властей или судов. Непреложным фактом остается то, что С. ж. имеет место во всех слоях об-ва. Др. объяснения, привлекающие в качестве причины связь между биологией, насилием и сексом, или попросту сексуальный драйв, в целом вызывают большие сомнения. Мужья могут чаще демонстрировать жестокость, однако не только мужья, но и жены прибегают к насилию. Хотя это и не яв-ся обязательной причиной, употребление алкоголя обнаруживает связь с С. ж.

Страус предложил более широкую теорию каузации С. ж. Согласно этой теории, причины насилия коренятся «в самой структуре американского общества и его семейной системе» и включают такие факторы, как высокий уровень семейных противоречий, высокий уровень насилия в об-ве, усвоение в ходе семейной социализации культурных норм, узаконивающих насилие, неравноправие полов и меньшие возможности женщин противостоять насилию.

Что удерживает супругов в семьях, где с ними жестоко обращаются? В качестве распространенных объяснений жен приводятся четыре причины: а) экономическая зависимость; б) наличие в семье маленьких детей; в) страх остаться одной после развода; г) восприятие развода как «позорного» факта. Жестокость и частота применяемого насилия, опыт физ. наказаний в детстве и относительная доля ресурсов и влияния также яв-ся факторами, побуждающими жен оставаться в семьях с жестокими мужьями.

См. также Жертвы побоев, Жестокое обращение с ребенком, Виктимология

Дж. Энджел

Супружеское консультирование в группах (marriage counseling in groups)

Психол. консультирование мужа и жены в группе в присутствии др. пар позволяет каждому индивидууму научиться сопереживать своему супругу, получить представление о том, что в действительности чувствует др. чел., что его беспокоит, тревожит, каковы его потребности и ожидания. Оба супруга научаются распознавать, когда отправитель или получатель сообщения ощущает нарушение конгруэнтности, а тж сознавать, что каждому из них следует сделать для улучшения коммуникации. Они учатся отыскивать признаки развивающихся конфликтов или борьбы за власть, необходимости обсудить проблему, разделить успех, потребности в симпатии или интимности. Кроме того, супруги практикуются в использовании навыков межличностного общения, необходимых для формирования новых желательных видов поведения.

Вместе с тем участники С. к. г. научаются также проводить различие между группой поддержки и службой спасения, использовать др. участников в качестве временной группы поддержки на период консультирования, а тж создавать полноценные группы поддержки при участии значимых других за рамками С. к. г. Наблюдение за тем, как др. участники С. к. г. обсуждают свои проблемы, и воплощение в жизнь новых моделей поведения побуждают клиентов к риску ради требуемых изменений. Таким образом, др. участники С. к. г. яв-ся не только помощниками, но и образцами для подражания.

Определение процесса. Триада в такой группе включает жену, мужа, а также одного или нескольких помощников — участников группы. Опытные психотерапевты пришли к заключению, что можно обучить каждого клиента налаживать парные отношения с консультантом или др. клиентом-помощником в группе таким образом, чтобы помочь супругу, не причиняя ему вреда.

Накануне первой сессии консультант составляет расписание первичных интервью с каждой парой. Сначала консультант помогает паре коротко обсудить исходное состояние своих брачных отношений и семейные проблемы, а также интересуется мнением супругов о том, какого рода сотрудничество им требуется для освоения новых моделей поведения. Затем консультант поощряет каждого члена пары к обсуждению собственного непродуктивного поведения, к-рое нуждается в коррекции, и сразу же начинает обучать его/ее выполнять роль помощника консультанта, а не просто жаловаться на недостатки своей половины. Далее проводится встреча с каждым из супругов индивидуально для того, чтобы убедиться в реальности их ожиданий и серьезности намерения достичь терапевтических изменений. Наконец, консультант вновь беседует с парой для получения подтверждения о готовности каждого из них освоить новые модели поведения. На этом этапе составляется сводный перечень задач каждого из супругов и пары в целом и решается вопрос о заключении контракта для участия в работе консультативной группы.

Если, напр., первой начинает говорить жена, ее поощряют говорить о ее собственных проблемах и непродуктивных и/или саморазрушительных видах поведения. Во время ее рассказа консультант пытается точнее определить, что именно ее беспокоит. Кроме того, он поощряет др. клиентов, особенно мужа, проявлять сочувствие и определить, что в опыте женщины наиболее травматично. Вместе с тем слушатели могут облегчить ее исповедь, используя прием переформулирования эмоционального смысла высказываний. Задачей группы также яв-ся помочь клиентке в принятии решения о том, чему и с чьей помощью ей следует научиться для улучшения качества своей жизни, а также с кем следует обсудить свои цели и у кого попросить поддержки для их достижения.

Функционирование в роли помощника консультанта повышает сензитивность мужа к потребностям жены и усиливает желание помочь ей, устраняет желание отомстить и стремление одержать победу в борьбе за власть, одновременно поощряя его к близким отношениям для освоения новых навыков совладания с конфликтом и улучшения коммуникации с женой. Постепенно супруги обнаруживают, что каждый из них должен взять на себя ответственность за определение и освоение новых желательных для себя моделей поведения — каждый может изменить только себя. Кроме того, супруги научаются получать взаимную поддержку и поощрение, вместе обсуждать неудачи и их возможные причины, а тж разделять радость по поводу успехов друг друга.

Консультант следит за возможностями научить других участников быть хорошими клиентами и хорошими помощниками — поначалу через подкрепление желательного поведения. По ходу ранних групповых сессий консультант на конкретных примерах объясняет каждому участнику, как можно было иначе себя вести, чтобы быть более эффективным в роли помощника или клиента. Целесообразно использовать отснятые в группе видеоматериалы для того, чтобы помочь клиенту увидеть последствия своего поведения и наметить его более адекватные альтернативные варианты.

Для некоторых пар, у к-рых есть проблемы с детьми, зачастую бывает желательно перед обычной еженедельной сессией С. к. г. провести сессию по семейному консультированию в присутствии др. пар из группы. Обычно консультант при этом освещает преимущества семейного совета и объясняет, как его создать и поддерживать.

Доктрина модели С. к. г. Для эффективной работы консультант должен уметь налаживать хорошие отношения с клиентами. Этого можно достичь, если проявлять искреннее внимание к потенциальным клиентам, точно описывать предстоящую работу в группе, обучать открытому обсуждению больных тем и определению новых моделей поведения, которые требуется освоить. Кроме того, необходимо обсудить возможные варианты помощи в овладении новыми моделями поведения, поощряя потенциальных клиентов тщательно проанализировать свои сомнения и ожидания по поводу С. к. г. и выяснить все интересующие их вопросы до того, как будет подписан контракт. Т. о., консультант предоставляет паре самостоятельно решить вопрос о своем участии в С. к. г. Факт заключения контракта оказывает положительное влияние на исход психотерапии.

Более того, с т. зр. этики консультант должен принимать в группу только тех клиентов, к-рым он в состоянии помочь, периодически проверяя, каких успехов достиг каждый из участников группы.

Чем более привлекательной будет группа, тем выше ее способность оказывать влияние на участников. Выраженность положительного воздействия определяется умением консультанта улавливать и использовать терапевтические силы в группе. Крайне важным яв-ся вселение надежды. Однако не менее значима уверенность психотерапевта в своих силах и в действенности используемых для помощи клиентам методик.

Консультант заведомо и безусловно принимает каждого индивидуума, чего нельзя сказать о самих участниках группы. Тем не менее принятие группы, хотя и совершенно особое, крайне важно. Обсуждая в присутствии других свои проблемы, клиенты не утрачивают свой статус в группе. Напротив, они даже повышают свой статус, поскольку проявили достаточную смелость, чтобы вынести на обсуждение болезненные темы, и достаточную волю к овладению новыми моделями поведения.

Некоторым клиентам необходимо помогать уловить важную для себя информ., их следует обучать навыкам межличностного общения для овладения новыми способами желаемого поведения. Проигрывание ролей во время сессий С. к. г. помогает клиентам обрести уверенность в себе и навыки, необходимые для овладения новыми видами поведения. Кроме того, можно предоставить клиентам материалы для чтения. Некоторым помимо консультирования требуется специальное обучение.

Завершение. Когда психотерапевт сочтет необходимым завершить С. к. г., он помогает клиентам успешно пройти завершающий этап. Эффективное завершение означает, что клиенты прощаются друг с другом, дают оценку достигнутому прогрессу на основании собственных критериев, а также определяют, что каждому из них осталось сделать и от кого можно ожидать помощи в достижении намеченных целей. На этом этапе психотерапевт планирует проведение сессий для диспансерного контроля, а тж помогает клиентам осознать преимущества, связанные с овладением новыми моделями поведения.

Оценка. К сожалению, в большинстве исслед. оценивается только общая эффективность методики. По мнению ученых, консультирование вызывает желаемые терапевтические изменения у большей части клиентов. Практически нет оснований полагать, что индивидуальное и групповое консультирование обладают различной эффективностью. Клиентам можно помочь, а можно и навредить. Супружеское и семейное консультирование столь же действенны, как и др. виды вмешательства.

Ведущий группу консультант помогает клиентам выработать для себя точные критериальные формулировки желательных терапевтических изменений. После этого уже сами клиенты оценивают собственный рост, рост своих супругов и др. участников группы на основе инвентаря поведения, к-рый составлен с учетом критериальных формулировок всех клиентов (т. е. целей, сформулированных в виде точных желательных терапевтических изменений в поведении). Пользуясь шкалой Лайкерта, клиенты отмечают степень своей уверенности в том, насколько каждая критериальная формулировка описывает поведение каждого участника в данный конкретный момент. Обычно такие отчеты собираются трижды: а) в конце третьей сессии С. к. г.; б) при завершении консультирования; в) во время встречи в рамках диспансерного контроля (follow-up meeting). Такая процедура оценивания снабжает консультанта тремя наборами оценок, получаемых от каждого клиента: на самого клиента, супруга (супругу) и на других клиентов.

Даже те консультанты и терапевты, к-рые не заинтересованы в проведении научных исслед., должны разрабатывать стратегии оценки каждого отдельного клиента в процессе терапии, на этапе завершения и диспансерного наблюдения. Более того, не следует ограничиваться только оценкой эффективности той или иной методики. Желательно определить, для кого она оказалась эффективной, в каких условиях, когда и кем применялась, насколько хорошо владел данной методикой консультант.

См. также Совместная терапия, Семейная терапия, Групповая психотерапия, Супружеское консультирование

М. М. Олсен

Супружеское консультирование (marriage counseling)

С. к. относится к области систематического применения методик модификации дисфункциональных отношений. Его появлению способствовало разрушение института семьи вследствие Первой и Второй мировых войн.

Исторически сложились три различных клинических подхода. Первый отражал модную тогда ориентацию на психоанализ, с акцентом на индивидуальной динамике каждого из супругов. Процесс заключался в том, чтобы обобщить индивидуальную динамику супругов до приемлемого для обоих разрешения супружеского конфликта, не ослабляя, однако, трансферентную динамику индивидуальной психотер. Сторонники второго подхода предусмотрительно отошли от психоаналитических забот, чтобы сосредоточиться исключительно на терапии супружеских отношений. Хотя этот подход представлял собой самую раннюю форму терапии пар, он имел дело только с сознательным материалом взаимодействия, полностью игнорируя лежащую в их основе личностную динамику. Третий подход подчеркивал необходимость оценки и индивидуальной динамики супругов, и специфического характера взаимодействия паттернов этой динамики, приводившего к дисфункциям отношений и взаимодействия. Этот подход использовал широкий спектр различных клинических стратегий, включая индивидуальные, совместные, параллельные и комбинированные методы.

В процессе развития С. к. вышло далеко за рамки обычного клинического метода. В области терапии, наконец, получил признание тот факт, что нарушения отношений непосредственно связаны с семейными процессами, сетью личных контактов и соц. окружением. Идея о том, что индивидуум функционирует в рамках системы, подчеркивалась в семейной терапии с конца 1940-х гг. Мн. практики, именующие себя специалистами по С. к., приглашают для участия в одной или нескольких сессиях детей или родителей обоих супругов. И наоборот, некоторые семейные терапевты переключаются на работу с супругами, как только удается решить проблемы с детьми как носителями симптомов.

Для области супружеской и семейной терапии характерен широко определяемый системный подход, к-рый, хотя и не всегда выражен в явной форме, отражается в изменчивых интерпретациях структурных, стратегических, эмпирических, коммуникационных и психодинамических моделей.

Теория систем служит общей концептуальной рамкой для широкого спектра терапий. Мн. терапевты ссылаются на «теорию систем», но каждый понимает ее несколько по-своему. Супружеские отношения существует в рамках системы межличностного взаимодействия. Индивидуум, к-рый попадает в поле внимания терапевта, — «выявленный пациент» — чаще служит симптомом дисфункции системы, чем единственным источником трудности. Изучаемые взаимоотношения имеют обнаружимые, хотя и не всегда ясные вовлеченным в них людям, структуры отношений и коммуникаций. Выявление этих структур (или паттернов) позволяет сформулировать желаемые терапевтические изменения в качестве конкретных целей С. к.

Теоретики поведенческого подхода рассматривают супружеский дистресс как препятствие на пути взаимного подкрепления. Изменяя соотношение позитивных и негативных актов в пользу первых, партнеры будут также испытывать перемены в своих чувствах и мыслях по поводу их взаимоотношений. К числу ведущих сторонников подхода, основанного на теории соц. научения, относятся Джеральд Паттерсон и Ричард Стюарт.

Теория Роджерса применялась гл. обр. при работе с парами и на уровне отношений «родитель—ребенок». Бернард и Луиза Герни были основателями лично-центрированного подхода, при к-ром уделялось особое внимание выражению эмоций посредством развития навыков говорения и слушания. Акцент на совершенствовании определенных навыков вместо терапии целостных взаимоотношений впоследствии получил развитие в работе Шерон Миллер. Программа Minnesota Couples Communication Program использует модель «колеса сознавания» (awareness wheel) для обучения таким специфическим навыкам, как «словесное выражение чувств и намерений».

Терапевтические методы С. к. тж развивались в направлении более интегративного подхода, к-рый предполагает оценки индивидуума, межличностных взаимодействий и семьи в целом, с учетом к-рых строится многоаспектная терапевтическая работа. Мн. практики концентрируются преимущественно на очевидных проблемах коммуникации. Некоторые, их меньшинство, делают акцент на использовании методик поведенческой терапии, пытаясь изменить роли и исправить нарушения взаимодействия. Если одни консультанты могут работать одновременно с несколькими парами в обстановке групповой терапии, то другие соглашаются проводить С. к. лишь в том случае, когда для участия в сессиях можно пригласить родителей обоих супругов.

Те консультанты, к-рые хотят добиться существенных изменений, помимо поддерживающих и коррекционных методов признают важность многочисленных факторов, влияющих на супружескую дисфункцию. Имеют значение паттерны привязанности и развития, начиная с самого раннего возраста. В добрачный период будущие супруги выполняют специфические роли в родительской семье, взаимодействуя с собственными родителями, братьями и сестрами, у каждого есть собственный опыт обретения автономии в подростковом возрасте, кроме того, на протяжении всей жизни сохраняются определенные паттерны межпоколенных связей и привязанностей. Все эти моменты выходят на первый план на этапе выбора партнера, к-рый призван отражать взаимодополнительные паттерны тех или иных потребностей, семейные привязанности и идеализированные фантазии. Другими возможными источниками супружеской дисфункции могут стать родительство и связанная с ним перестройка семьи, образование семейных подсистем, сохраняющиеся межпоколенные привязанности, а также уровень способности супругов взаимно приспосабливаться к изменениям, происходящим с каждым из них.

Стиль проведения С. к. может варьировать в широких пределах. На определенных этапах С. к. может преследовать цель расширения личной истории каждого супруга. Другая стадия С. к. непосредственно посвящена тому, чтобы участники научились отдавать себе отчет о динамике отношений и характере их влияния на дисфункциональное взаимодействие.

На следующем этапе терапевт осуществляет прямое вмешательство в сам процесс взаимодействия. Это переводит терапию из плоскости инсайта или осознания на уровень прямого использования роли консультанта/терапевта для изменения или даже выведения из равновесия сложившейся у данной пары специфической системы взаимодействия. Психотерапевт в процессе работы со сложными процессами взаимодействия в семейной системе должен придерживаться политики невмешательства в конфликт на стороне одного из супругов и не дать себя вовлечь в «треугольник». Такие попытки следует расценивать как проявление сопротивления.

См. также Консультирование, Директивное консультирование, Семейные кризисы, Методики психотерапии

К. Эверетт, Дж. Р. Леддик

Супружеское согласие (marital adjustment)

В начале XX столетия представители соц. наук начали проявлять активный интерес к браку (marriage). За некоторыми примечательными исключениями, до середины 1960-х—начала 1970-х гг. брак практически не изучался психологами в качестве самостоятельного феномена. Наибольший интерес к нему проявляли клинические психологи в связи с усовершенствованием супружеской терапии, а также отдельные соц. психологи, обнаружившие в супружеской диаде уникальный объект для проверки своих теорий межличностных отношений. Большая часть исслед. при этом концентрировалась на демографических и общих (неспецифических) мерах, связанных с успешностью брака. Хотя это, вероятно, наиболее часто изучавшаяся тема в области исслед. семьи, исключительное использование опросной методологии и недостаток точности применяемых мер побудили некоторых психологически ориентированных исследователей к открытой критике качества исслед. супружеской жизни.

Предельным критерием успешности брака яв-ся его естественное завершение. Устойчивым браком считается такой брак, в к-ром отношения заканчиваются со смертью одного из супругов. Развод и раздельное проживание супругов характеризуют неустойчивый брак. США пережили драматические скачки роста показателя количества разводов. Эти скачки побудили некоторых экспертов к неутешительным прогнозам: 4 из каждых 10 браков, заключенных в 1970-х гг., могут завершиться разводом. Показатель количества разводов во втором и третьем браках оказывается еще выше, чем в первом браке.

Для оценки того, в какой степени существующие браки можно считать успешными, предлагалось широкое разнообразие терминов. С. с. служит общей, совокупной характеристикой того, в какой степени супруги составляют слаженную, функционирующую диаду. Качество брака (marital quality) зачастую используется как синоним С. с., но относится к более объективной оценке характеристик супружеских отношений. Удовлетворенность браком (marital satisfaction) относится к счастью, к-рое доставляют супругам их отношения, и желанию сохранить брак. Эти понятия также рассматриваются по отдельности как супружеское счастье (marital happiness) и супружеская преданность (marital commitment) соответственно.

Б. Спэньер и Л. Коул определили С. с. как процесс, а не как статическое состояние, определяемый наличием проблем в браке, вызывающих осложнения и напряженность супружеских отношений, удовлетворенностью браком, сплоченностью пары и согласием по важным для супружеского функционирования вопросам. На основе факторного анализа ими была предложена шкала из 32 пунктов. Этот инструмент, получивший название Шкала диадического приспособления (Dyadic Adjustment Scale), содержит четыре фактора: диадическое согласие (dyadic consensus), или степень согласия супругов в вопросах, имеющих важное значение для их отношений; диадическая сплоченность (dyadic cohesion), или то, в какой степени сплетены жизни супругов; выражение нежности (affectional expression), или то, в какой степени удовлетворяются в браке индивидуальные потребности супругов в любви и сексе; диадическая удовлетворенность (dyadic satisfaction), или счастье, доставляемое паре супружескими отношениями, а также то, в какой степени пара вынашивает мысли об их прекращении или, напротив, привержена сохранению брака.

Корреляты супружеского согласия устойчивости брака. Р. Льюис и Б. Спэньер связывают устойчивость брака с С. с. Они приводят перечень добрачных предрасположенностей, таких как личностные факторы, ценности, соц. факторы и ожидания от брака, к-рые оказывают влияние на С. с.

Предикторы С. с. и устойчивости брака характеризуются удивительным сходством с теми советами, к-рые родители дают своим детям в связи с выбором супруга/супруги. Социальная гомогамия, или сходство соц. происхождения, положительно связана с С. с. Напротив, различия по принадлежности к соц. классу, расе и религии связаны с более низкими оценками С. с. и более высокими показателями количества разводов. Традиционные религиозные убеждения и посещение церкви являются надежными предикторами успешности брака. В целом, чем более традиционны взаимоотношения, тем выше оценки С. с. Родительские модели также играют важную роль. Хорошие навыки коммуникации и эмпатии, проявляемые во взаимодействии супругов, также связаны с С. с. Р. Л. Вайс считает, что эгалитарные взаимоотношения яв-ся по своей природе более проблематичными, чем традиционные, так как в них отсутствуют нормы поведения партнеров. В этом смысле традиционные взаимоотношения оказываются более простыми, поскольку в них содержатся нормы, регулирующие взаимодействия супругов.

Супружеский дистресс (marital distress) указывает на уровень дезадаптации, к-рый заставляет пару всерьез рассматривать возможность прекращения взаимоотношений. Мн. разработки в этой области велись в направлении выявления дистрессовых пар среди всех прочих. Было разработано множество изощренных методик наблюдения за поведением, а также процедур их анализа. Дистрессовые отношения приводят к сокращению положительных и росту отрицательных коммуникаций. Дистрессовые пары тж характеризуются отрицательной реципрокностью: за отрицательной коммуникацией одного из супругов с большей вероятностью следует отрицательная коммуникация другого.

См. также Любовь, Выбор супруга/супруги

Э. Филсингер

Суррогатные родители у животных (animals surrogate parents)

В природных условиях С. р. ж. встречаются редко. Большинство биологов полагает, что естественное усыновление у животных вступает в противоречие с эволюционным процессом выживания самых приспособленных особей. Тем не менее социобиологи признают, что подобное альтруистическое поведение может способствовать охране генофонда родственных животных. Кроме того, оно может дать возможность взрослым животным потренироваться в выполнении родительских обязанностей до того, как они произведут на свет свое собственное потомство.

Ученые испытывали на приматах различные приспособления, выполняющие родительские функции, чтобы исследовать дифференциальные эффекты ранней депривации и стимуляции. В основном эти работы проводились на макаках-резусах. Депривация, вызванная отсутствием со стороны родителей, особенно матери, тактильных, звуковых и кинестетических раздражителен, приводила к развитию аномальных детенышей обезьян.

Впоследствии был проведен ряд экспериментов, направленных на выяснение того, какие именно аспекты родительской депривации причиняли самый сильный вред развитию детенышей. Чтобы ответить на эти вопросы, Харлоу снабжал детенышей различными суррогатными «родителями». Было использовано три типа заменителей: плюшевые неподвижные или движущиеся модели и неподвижная проволочная модель. Движущийся плюшевый суррогат давал максимальные контактные, успокаивающие и тактильные/кинестетические обратные связи. Он вызывал минимальное количество аномалий у детенышей, тогда как неподвижная проволочная модель порождала самое большое количество проблем.

Эти исслед. продемонстрировали, что эмоциональная привязанность не зависит от вскармливания, но определяется тактильным комфортом. Будучи напуганными, обезьянки бежали к плюшевым суррогатам, а не к проволочному заменителю.

См. также Девиантное созревание, Материнская депривация

С. Д. Шерритс

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЯ И ПАРАПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОТЕРАПИЯ И ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПО ПСИХОТЕРАПИИ

Ключевые слова этой страницы: психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии.

Скачать zip-архив: Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии - zip. Скачать mp3: Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Вещие сны, астрология. Убывающая, растущая Луна. Полнолуние...
» Кундалини медитация от Мастера Ошо...
» Бессонница. Нарушение функции сна. Лечение бессоницы...
» Толкование снов по соннику Ванги...
» Магическое зеркало. Знание о зеркалах. Тайна зеркала...

Мантры

«Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии

эзотерика
психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии Шамбала и махатмы
психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии эзотерика
магия