Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей
Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей

Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей


Реклама на сайте:

психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей

Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей

» Тибетская рецептура питания и омоложение...
» Сонник и наши сны. Толкование сна и сновидений...
» Гипноз и самопознание...
» Какое действие оказывает пранаяма по Йоге?...
» Целительные свойства камней и кристаллов. Часть 5 ...

Астрал

Энергетическое лечение

психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТАТЬИ. БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СТАТЕЙ

Независимые личности (independent personalities)

«Независимость» — понятие, к-рое в психологии трактуется по-разному. В целом быть независимым означает поступать и вести себя, сообразуясь с собственными потребностями, восприятиями или оценками, нежели с требованиями окружения или мнениями др. людей. Задача идентификации случаев независимого поведения не вызывает особых затруднений, трудности возникают при попытке дать им систематическое объяснение.

Н. л. может рассматриваться в аспекте мотивации либо способа саморегуляции. В первом случае можно было бы ожидать паттерн стремления прерывать или завершать мн. виды действий. В последнем случае можно было бы рассчитывать увидеть тип стратегии, к-рая определяет характер действий чел. при стремлении к разнообразным видам целей. Отсюда, с позиций здравого смысла, независимость как мотив ассоциируется со стремлением к таким вознаграждениям, как свобода действовать без вмешательства и влияний со стороны др. (или окружения), а независимость как регулятор выражается через индивидуализм и личное участие в принятии решений. Будем ли мы рассматривать независимость как мотив или как аттитюд, на реализацию конкретного поведения всегда влияют еще и ситуационные факторы.

Социальное влияние и независимость

Одна линия исслед., имеющих отношение к проблеме независимости и касающихся реакций чел. на мнение др. людей, ведет свое начало от ставших классическими экспериментов С. Аша по эффектам единодушных мнений. Независимые испытуемые, как правило, демонстрировали убеждение в своей правоте, несмотря на явную оппозицию большинства, и сохраняли свое убеждение на протяжении всего эксперимента.

Эксперименты Аша стимулировали эмпирическое изучение др. условий влияния большинства. Особый интерес здесь представляют исслед., посвященные поиску личностных детерминант независимости. Полученные данные, во многом согласующиеся с выводами Аша, показывают, что независимые люди склонны полагаться на самих себя, обладают даром убеждения, экспрессивны, чужды условностям и способны самостоятельно мыслить; конформисты склонны к подчинению, придерживаются условностей, легко выводятся из равновесия в ситуации стресса, внушаемы и недостаточно чувствительны к собственным мотивам и аттитюдам.

Исследователи уточнили это разграничение, чтобы учесть др. виды реакций на влияние. Так, мы можем различать случаи, где чел. фактически противостоит авторитетному источнику и реагирует на него резко отрицательно (антиконформность), и только что описанную холодную и объективную независимость. В свою очередь, согласие не всегда означает простое подчинение и может возникать в рез-те положительной оценки предоставляемой информ., на основе к-рой принимается решение о согласии с источником (рациональная конформность).

Поленезависимость

Серия исслед. Виткина и его сотрудников привела к выделению и описанию особенностей перцептивных стилей полезависимости и поленезависимости.

Испытуемые существенно различаются в своей способности отделять характеристики воспринимаемого поля от своего положения в нем, давая основание для разграничения независимости и зависимости. Перцептивная независимость, отмеченная точностью восприятия, представляет собой способность взаимодействовать со зрительным полем в аналитической манере, тогда как перцептивная зависимость, вследствие слабой выраженности такой способности, характеризуется смешением ключевых признаков, присутствующих в окружающем поле.

Исследователи обнаружили высокую степень согласованности в этих стилях при измерении с помощью различных тестов и показали, что они становятся более обобщенными и устойчивыми с наступлением взрослости. Данные личностных тестов описывают их через контрастирующие наборы индивидуальных черт. Так, поленезависимый чел. характеризуется активностью, хорошим знанием себя, умением прямо выражать и контролировать свои эмоциональные импульсы, уверенностью в себе и способностью компенсировать чувство неполноценности. Полезависимый чел. характеризуется пассивностью, недостаточным знанием себя, склонностью подавлять импульсы, использованием примитивных механизмов защиты в стрессовой ситуации, недостатком уверенности в себе и уступчивостью чувствам неполноценности. Кроме того, в экспериментах полезависимость чаще демонстрировали испытуемые-женщины. Однако недавнее прояснение половых различий указывает на то, что этот стиль, по-видимому, яв-ся скорее функцией традиционной половой роли, нежели биолог. пола. «Независимые» в исслед. Аша и «поленезависимые» в экспериментах Виткина во многом оказываются сходными по чертам личности.

Психологическая дифференциация

Виткин и Гудинаф разраб. более общую теорию. Психол. дифференциация влечет за собой отделение себя от не-себя. Поленезависимые люди опираются на соотнесение воспринимаемого с собой, в то время как полезависимые — на целостное восприятие средовых условий.

Виткин и Гудинаф применяют этот взгляд к межличностному поведению. Здесь полезависимые люди обладают соц. умениями, к-рые позволяют им более эффективно взаимодействовать с др. людьми. Это контрастирует с безличной ориентацией поленезависимых людей.

Автономия

Г. А. Мюррей использовал термин «автономия» для приобретенного или психогенного мотива, воплощающего в себе представление о независимости как побуждающей силе. Он яв-ся одним из неск. мотивов, к-рые «имеют дело с челов. властью, достигая ее, сопротивляясь или подчиняясь ей». Он определял автономию следующим образом: «Сопротивляться влиянию или принуждению. Не повиноваться авторитету или искать себе свободу на новом месте. Стремиться к независимости».

Признание того, что стремление к свободе и контролю последствий своего поведения может у нек-рых людей быть функционально автономной мотивационной силой, кажется интуитивно оправданным. Действительно, это, несомненно, такой же характерный челов. мотив, как любой др. В настоящем, однако, мы не располагаем в отношении него к.-л. систематическим знанием или исслед. Идентификации когнитивных стилей или аттитюдов, представленной в работах Виткина, недостаточно для понимания более глубоких и более общих детерминант того поведения, к-рое мы характеризуем как «независимое».

Чтобы понять поведение, к-рое м. б. назв. «независимым», необходимо прежде всего раскрыть его детерминанты. При этом следует разграничивать между собой неск. видов детерминант, каждый из к-рых акцентирует различные аспекты независимости. Обзор подходов к проблеме независимости мог бы включать следующие: авторитарная личность, внутренний и внешний локусы контроля, моральное развитие, эго-функционирование и деиндивидуализация. Сюда же можно отнести исслед. личного контроля, выбора и личной свободы.

См. также Авторитарная личность, Конформная личность, Индивидуализм, Локус контроля

У. Э. Вайнеке

Незаконченные предложения (incomplete sentences)

Метод Н. п. — это метод психол. оценки. Традиционно, первое слово или первые слова, предъявляемые проводящим обследование, наз. «основами». Примерами основ могут служить: Мне нравится...; Что меня раздражает...; Я хочу...; Большинство девушек... Данный метод применяется с различными специфическими целями, напр. для изучения личности, оценки аттитюдов, предсказания достижений и идентификации различий между группами.

Вероятно, наиболее заметную роль метод Н. п. сыграл в клинической оценке. В этом контексте он часто рассматривается как своего рода проективный тест. В процессе его использования люди сообщают значительное количество ценной информ. о своей личности. В то же время Н. п. гораздо менее неопределенны, чем др. проективные тесты, и в связи с этим их было бы лучше называть «полупроективными» инструментами. Наибольшую пользу Н. п. приносят в тех случаях, когда применяются для получения информ. о том, как индивидуум обычно ведет себя или какое впечатление он хочет произвести на других. Метод Н. п. может использоваться в групповом обследовании и потому относится к классу сравнительно экономичных методов. Хотя полученные этим методом данные плохо поддаются автоматизированной обработке, непрофессионалов можно довольно легко научить обрабатывать такие данные в рамках конкретных задач обследования.

За прошедшие годы были разработаны сотни разнообразных форм тестов завершения предложений. Наиболее известным и широко используемым из них является Бланк незаконченных предложений Роттера (ISB), разработанный Джулианом Роттером и его коллегами. ISB содержит 40 основ упомянутого выше вида. Его первоначальное назначение состояло в оценке общей адаптированности. Каждый ответ оценивается по 7-балльной шкале сообразно степени конфликтности. Затем отдельные оценки по каждому пункту (основе) суммируются и дают показатель общей адаптированности. Существуют многочисленные данные о надежности и валидности использования ISB с этой целью. Однако ISB может применяться и для др. целей.

См. также Оценка личности, Проективные методики, Тесты завершения предложений

Дж. Фарес

Незаметные измерения (unobtrusive measures)

Н. и. обычно относятся к зависимым переменным в исслед., к-рые не затрагивают реакционную способность испытуемого: т. е. Н. и. не изменяют реакции испытуемого, поскольку он обычно не сознает таких измерений. Интерес к Н. и. возник после опубликования в 1960-х гг. исслед., в к-рых была продемонстрирована широкая распространенность эксперим. артефактов, таких как эффект ожидания экспериментатора, боязнь оценки, эффект добровольного участия в исслед. и эффект соц. желательности (хорошего испытуемого). Кроме того, Н. и. обычно предполагают минимальные изменения в естественном окружении, поэтому рез-ты исслед., использующих Н. и., в большей степени допускают обобщение по сравнению с рез-тами исслед. в искусственной лабораторной ситуации. Н. и. особенно подходят для тех областей исслед., к к-рым часто обращается соц. психология. Короче говоря, выбирая Н. и., соц. психологи жертвуют полным контролем над зависимой переменной ради большей обобщаемости рез-тов.

Физ. следы включают изучение степени износа, содержания мусорных корзин, вырванных страниц и фиксацию местонахождения объекта. Архивы включают изучение библиотечных карточек, выступлений, бюджетов, видео- и фотоматериалов, документов и патентов. Техническое оснащение Н. и. включает использование фотографирования, светочувствительных пленок, ультразвуковых приборов, датчиков передвижений, фотоэлементов и различного рода микрофонов.

Одна из трудностей, связанных с реализацией мн. Н. и., заключается в большом проценте «шлака», т. е. огромном количестве бесполезного материала (и потраченного времени), к-рый часто приходится собирать ради извлечения нужной информ. Наилучшим использованием Н. и. яв-ся не замена ими типичных лабораторных измерений, а применение их в сочетании с лабораторными замерами в др. условиях с целью подтверждения или отрицания правомерности обобщения полученных в лаборатории рез-тов.

См. также Измерение

Л. Бергер

Незрелая личность (immature personality)

Н. л. — это родовой термин, охватывающий ряд связанных, но различимых между собой черт личности. Главное его значение связано с понятием психол. зрелости. Психол. созревание можно охарактеризовать как достижение стадии интеллектуального и эмоционального равновесия, на к-рой индивидуум может совладать с неизбежными разочарованиями и конфликтами, проявляя при этом минимум инфантильного поведения и восприятия. Т. о., для Н. л. свойственно отсутствие эмоционального равновесия, при к-ром даже незначительные стрессовые воздействия вызывают расстройства эмоциональной сферы.

Теме Н. л. посвящено не много эмпирических исслед.; тем не менее иногда выдвигались клинические предположения об этиологической природе этого расстройства. У людей этого типа часто уже в детском возрасте обнаруживается эмоциональная нестабильность, низкая фрустрационная толерантность и выраженная стойкость черт, характерных для самого раннего детства. Считается, что мн. из них никогда не находились в обстановке зрелого, стабильного, внутренне согласованного соц. окружения. Предлагались тж теории этиологической роли генетических или перинатальных факторов, но они обычно не находят эмпирического подтверждения.

Н. л. как диагностическая единица отсутствует в американской нозологической систематике и не использовалась в европейских кругах в течение неск. лет.

В издании «Руководства по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств (DSM) 1952 г. приводится нозологическая категория эмоционально неустойчивой личности, описываемая как расстройство черт личности, проявляющееся в повышенной возбудимости, неэффективности совладания со слабыми стрессовыми воздействиями, недостаточной рассудительности и нерегулярно изменяющихся эмоциональных отношениях к окружающим с плохим контролем интенсивно проявляемых чувств враждебности, вины и тревоги. Расстройство эмоционально неустойчивой личности чрезвычайно трудно поддается лечению, поскольку эти пациенты редко обращаются за помощью по собственному желанию и часто преждевременно прекращают терапию.

Приведенные в издании DSM 1952 г. три подтипа пассивно-агрессивной личности — пассивно-зависимый, пассивно-агрессивный и агрессивный — служат параллелью подкатегорий пассивной зависимости и агрессивности Н. л. Пассивно-зависимый тип характеризуется беспомощностью, нерешительностью и тенденцией льнуть к др., устанавливая зависимые отношения. Паразитический аспект отношений с окружающими побуждает такого чел. вести себя, как маленький ребенок, в постоянном ожидании того, что др. будут удовлетворять его потребности.

Пассивно-агрессивный тип склонен к конфликтам с начальством и выражению агрессии в форме обструкционизма, неэффективности, упрямства, враждебности, манипулирования и скрытого неповиновения. Они напоминают детей: маленький ребенок, не имея силы, смелости или способности открыто выражать протест, может демонстрировать медлительность, неэффективность, упрямство и затаенную обиду при выполнении требуемого от него задания. Рез-ты лечения м. б. положительными в случаях, когда индивидуум признает обреченную на поражение природу своего поведения.

Агрессивный тип характеризуется стойкими реакциями на фрустрацию, проявляющимися во вспышках раздражительности и деструктивного поведения, наряду с выраженной зависимостью от окружающих. Такие люди могут проявлять ничем не спровоцированную и бессмысленную ярость, после чего столь же непредсказуемо и быстро переходить к демонстрации мрачности, слезливости или чувства вины. Они редко выходят за пределы ограниченного уровня соц. или профессионального функционирования вследствие инфантильности и чрезмерной эмоциональной нестабильности. Сходство этих субкатегориальных типов очевидно; они часто сочетаются друг с другом.

См. также Неконформная личность, Пассивно-агрессивная личность, Расстройства личности, Типы личности

П. Магаро, Р. М. Эшбрук

Нейролингвистика (neurolinguistics)

Определяемая широко, Н. — это учение о языке и мозге. Формальная теория психолингв. развивается во взаимодействии трех научных областей: неврологии, психологии и лингвистики. Ларненделла настаивал на одновременной интеграции в формальной теории языка и мозга трех различных перспектив: открытого речевого и языкового поведения, скрытой нейроанатомии и нейрофизиологии и функциональной орг-ции речевой и языковой систем как возможной реальности. Он подчеркивал необходимость включения в состав нейролингвистической теории описаний систем невербальной коммуникации в челов. поведении, культурных и индивидуальных переменных, обнаруживаемых в процессе видоизменения среды, механизмов когнитивной обработки информ., а тж теории челов. познания.

Н. можно охарактеризовать как область изучения того, каким образом люди получают информ. посредством органов чувств, обрабатывают ее в нейронных цепях и сетях (включ. речевые зоны головного мозга) и выражают в речи и др. видах поведения. Наиболее важные сенсорные модальности для обработки и перевода информ. в речь включают зрительную, слуховую и кинестетическую. В оптимальном случае, информ. получается и выражается по всем каналам согласованно и с одинаковой эффективностью.

Обработка информ. производится в отношении двух типов символов: теорет., относящихся к языку, и качественных. Считается, что обработка этих разных типов символов зависит от функций, локализованных в левом и правом полушариях головного мозга. Теорет. символы, такие как зрительные лингв. единицы (напр., написанное слово), слуховые лингв. единицы (напр., устное слово), зрительные количественные единицы (напр., написанные цифры) и слуховые количественные единицы (напр., произносимые цифры), обрабатываются преим. в левом полушарии мозга.

Качественные символы сенсорного характера, такие как звуки, вкусовые ощущения или изображения, связываются с культурными кодами или со смыслами, извлекаемыми из невербальной экспрессии, исполняемых ролей, соц. дистанции или временных ограничений, и обрабатываются преим. правым полушарием. Билатеральная симметрия мозга обеспечивает возможность того, что виды и звуки, приносимые с информ. из внешней среды, будут обрабатываться обоими полушариями одновременно.

Нейролингвистические данные способствуют пониманию коммуникации, познания, культуры и их практ. применения. В дополнение к изучению нарушенного функционирования мозга, разработанные в этой области эксперим. методики использовались для изучения обработки речевой и языковой информ. у людей, не имеющих явных отклонений от нормы. Эти исслед. показали различия между считающимися нормальными испытуемыми в том, что касается реакций в сенсорных модальностях зрения и слуха.

Электрофизиологические эксперименты с применением слуховых и зрительных раздражителей показывают, что слуховые реакции существенно сильнее в левом полушарии, а зрительные — в правом.

Правое ухо превосходит левое по пороговым характеристикам и способности распознавания цифр при их одновременном предъявлении на оба уха — отражение доминантности левого (речевого) полушария. Явное преимущество левого уха было обнаружено в отношении восприятия мелодий и средовых шумов. Левое ухо имеет прямой доступ к правому полушарию, а оно, как известно, является доминантным в отношении музыки, аккордов и невербальных звуков.

Люди склонны смотреть вверх и в сторону, когда им задан вопрос и ответ на него обязателен. По-видимому, одни и те же неврологические проводящие пути и структуры используются и для обработки внешней стимуляции определенной модальности, и для обработки внутренних образов той же модальности.

Все люди, не имеющие установленных отклонений от нормы, наделены по существу эквивалентными сенсорными органами и структурами как в анатомич., так и в физиолог. смысле. Каждый конкретный человек опирается на ту или иную сенсорную систему как средство восприятия и понимания мира. С помощью Карты проверки сенсорных модальностей (The Sensory Modality Checklist) оценивается предпочитаемая индивидуумом сенсорная модальность касательно научения и самовыражения.

Нейролингвистическое программирование (НЛП) — это область изучения структуры субъективного опыта, или того, как конкретные люди воспринимают и понимают мир. НЛП — коммерческое название системы приемов и стратегий межличностной коммуникации, осн. на элементах трансформационной грамматики и на идентификации предпочитаемых сенсорных репрезентаций в отношении научения и самовыражения.

Бэндлер и Гриндер выявили процесс, свидетельствующий, что используемые людьми предикаты отражают предпочитаемые ими сенсорные модальности. Так, индивидуум, придающий особое значение зрительной системе, употребляет относящиеся к зрению слова и предикаты (глаголы, прилагательные, наречия), например, «ясный», «яркий», «видеть», «вид».

Бэндлер и Гриндер тж описывают невербальные и физиолог. признаки, используемые людьми бессознательно. Движения глаз, рисунок дыхания, позы тела и типы телосложения могут служить опорными признаками для предпочитаемой сенсорной модальности индивидуума.

Н. Э. Хейни

Нейромедиаторы (neurotransmitters)

Типичный нейрон состоит из клеточного тела, дендритов и аксона. Аксон заканчивается разветвлением более мелких терминальных волокон, образующих т. н. пресинаптические, или концевые бляшки. Концевые бляшки обеспечивают функциональный контакт с др. нейронами, а место осуществления этого функционального контакта наз. синапсом. Синапс представляет собой узкую щель, и передача нервного импульса через синапс почти всегда происходит хим. путем, с помощью веществ, наз. Н. (или нейротрансмиттерами). Н. вырабатываются в клеточном теле и накапливаются в мелких сферических образованиях, наз. синаптическими пузырьками.

Хим. природа синаптической передачи была наглядно доказана О. Леви. Леви раздражал блуждающий нерв одного изолированного сердца лягушки, что, естественно, вызывало снижение частоты сердечных сокращений, а затем переносил жидкость из этого сердца в другое, тоже изолированное, но не подвергавшееся электрической стимуляции: частота сокращений второго сердца падала так же, как если бы оно само подвергалось вагальному раздражению. Он сделал вывод, что стимуляция нерва первого сердца привела к высвобождению хим. вещества в синапсе между нервом и сердцем, и именно это вещество передавало сообщение сердцу биться медленнее. Поскольку Леви раздражал блуждающий нерв (п. vagus), он назвал это неизвестное вещество Vagusstoff. Сейчас оно называется ацетилхолин (ACh).

Когда Н., такой как ACh, проникает через синапс, он вступает в контакт с рецепторными нервными окончаниями др. нейрона. Этот нейрон наз. постсинаптическим, с рецепторными окончаниями, находящимися, в основном, на его дендритах и теле. Вещество-передатчик (т. е. медиатор) вызывает либо деполяризацию (возбуждение) постсинаптического нейрона, либо гиперполяризацию (торможение).

Будет ли постсинаптический нейрон генерировать потенциал действия (т. е. передавать сообщение дальше), зависит от суммации воздействий на него со стороны пресинаптических нейронов. Каждый нейрон может иметь сотни синапсов, и через одни к нему могут приходить возбуждающие сигналы, а через другие — тормозящие. Нейрон суммирует все эти воздействия и, в зависимости от результата, либо генерирует потенциал действия, либо нет.

Если бы Н. оставался в синапсе на какое-то время, это уменьшило бы число сообщений, к-рые могли быть преданы от одного нейрона к другому. Поэтому, почти сразу после высвобождения, вещество-передатчик инактивируется. В НС наиболее распространенным способом инактивации является быстрое возвращение Н. в аксонное окончание пресинаптического нейрона (т. н. обратный захват). Др. способ инактивации характерен только для ACh и наз. ферментативным расщеплением (enzymatic degradation). В этом случае ацетилхолинэстераза (AChE) расщепляет молекулу ACh на две части, ни одна из к-рых не обладает активностью целой молекулы.

ACh, вероятно, является наиболее известным Н. благодаря тому, что оказался первым обнаруженным веществом-передатчиком, да еще связанным с таких важнейшим органом, как сердце. Помимо др. органов, ACh обнаружен в головном и спинном мозге, и именно он передает сообщения по двигательным нервным волокнам к скелетной мускулатуре. Постмортальные исслед. головного мозга людей, при жизни страдавших болезнью Альцгеймера, выявили весьма значительное уменьшение содержания ACh, особенно в тех зонах, к-рые считаются связанными с памятью.

Головной мозг использует множество Н. В течение мн. лет считалось, что каждый нейрон высвобождает из всех своих концевых бляшек только один определенный медиатор. Сейчас известно, что большинство нейронов могут высвобождать 2-3 медиатора, а нек-рые — даже 5—6.

Н. делятся на 3 большие группы: биогенные амины, аминокислоты и пептиды. ACh — пример биогенного амина. В число др. важных биогенных аминов входят дофамин, норэпинефрин и серотонин. Обмен дофамина нарушается при двух заболеваниях головного мозга — при шизофрении и при болезни Паркинсона. В случае болезни Паркинсона происходит гибель клеток в области мозга, наз. substantia nigra (черное вещество). Т. к. клетки этой области синтезируют дофамин и отправляют его к части мозга, управляющей двигательной активностью, у больного развиваются такие характерные симптомы, как «тремор покоя» и бедность движений. Заместительная терапия — лекарства, увеличивающие содержание дофамина в головном мозге, могут помочь на нек-рое время, но болезнь продолжает прогрессировать. Одно из главных лекарственных средств при этой болезни — L-дофа.

Норэпинефрин (наз. тж норадреналином) — вещество-передатчик в мионевральных соединениях симпатической НС; кроме того, он выявлен во мн. отделах мозга. Считается, что пониженное содержание норадреналина и/или серотонина ведет к депрессии. Лекарственные средства, применяемые при лечении депрессий, увеличивают содержание норэпинефрина, серотонина или обоих медиаторов.

См. также Ацетилхолинэстераза, Болезнь Альцгеймера, Хорея Геттингтона, Нейрохимия, Болезнь Паркинсона

Б. М. Торн

Нейронные механизмы научения (neural mechanisms of learning)

В головном мозге, масса к-рого составляет немногим более 1 кг, плотно упакованы многие млрд вычислительных элементов, соединенных между собой, скорее всего, случайным образом. Ежесекундно каждый такой элемент преобразует тысячи химических сигналов в электрические, сравнивает их по величине, а затем снова преобразует в химические сигналы. Все богатство челов. поведения — мысли, действия и эмоции — есть конечный результат совокупности этих вычислений.

Функция этих вычислительных элементов изменяется с опытом, и потому люди не ограничиваются выполнением стереотипных образцов поведения, к-рыми они владели с рождения. Приобретенные модели поведения как раз и выделяют людей среди прочих представителей животного мира.

Исслед. в этой области проводятся преимущественно на моделях, предполагая изучение или относительно простых форм поведения, или относительно простых НС (либо то и другое вместе). Кроме этого, клиническая литература, посвященная локальным поражениям челов. мозга вследствие травм или болезней, дала нам более глубокое понимание того, какие части головного мозга людей связаны с научением и памятью. Сочетание этих подходов начинает приоткрывать завесу над тем, что, где и как изменяется в головном мозге при научении.

Эффекты повреждения головного мозга у людей и животных

Изучение поведенческой дефицитарности у людей с поражениями головного мозга улучшили наше понимание принципов локализации поведенческих функций в ЦНС. С тех пор как были получены первые доказательства специфической мозговой локализации даже высших психич. функций, стало очевидным, что понимание механизмов научения и памяти требует знания того, где следует искать связанные с ними изменения. Ряд выдающихся клинических исслед. лиц с повреждениями мозга, вызванными хирургическим вмешательством или травмой, а также эксперим. исслед. на низших обезьянах, позволяют предположить существование в мозге приматов двух важных систем научения и памяти: одна локализована в медиальных височных долях коры головного мозга, а другая — в промежуточном мозге, рядом со средней линией головного мозга.

Эффекты повреждения медиальных височных долей. Важность структур медиальных височных долей (включ. гиппокамп, миндалину и окружающую новую кору) была эффектно продемонстрирована в истории болезни Г. М., чел. с интеллектом выше среднего уровня, у к-рого в 1954 г. были удалены обе медиальные височные доли в целях облегчения страданий от инкурабельной эпилепсии. После операции Г. М. обнаружил глубокую недостаточность способности усваивать новую информ. о фактах или событиях, причем на протяжении последующих 40 лет не произошло никакого улучшения этой способности. Эта антероградная амнезия (дефицит памяти на события в период времени после поражения мозга) имела место при отсутствии к.-л. др. изменений личности или общего интеллекта Г. М. (после операции, несмотря на амнезию, он получил даже чуть более высокий показатель по тестам IQ).

Анализ элементарного научения у позвоночных

Изучение историй болезни людей и эксперименты с разрушением участков мозга низших обезьян дали бесценную информ. о некоторых структурах мозга, связанных с научением и памятью, а также о природе челов. памяти. Однако большинство этих данных оказалось трудно интерпретировать с т. зр. того, какую специфическую роль играет та или иная структура челов. мозга в процессе научения, или, при более аналитическом подходе, какие нейроны или синапсы в этих структурах вероятнее всего изменяются в результате опыта. Отмеченная трудность связана с тем обстоятельством, что нейронная схематика и поведение, изучаемые в этих исслед., слишком сложны для анализа. По этой причине многие исследователи, работающие в этой области, решили изучать более простые формы научения и памяти у млекопитающих, в реализации которых, вероятно, участвуют относительно менее сложные нейронные цепи.

И. П. Павлов был первым исследователем, создавшим основанную на физиол. теорию научения и памяти. Павлов высказал предположение, что кора головного мозга, особенно хорошо развитая у людей, яв-ся местом взаимодействия между связываемыми раздражителями и, следовательно, той частью мозга, где начинаются приобретенные (выученные) реакции. К. Лешли провел длительное и тщательное исслед., посвященное тому, как удаление различных участков коры головного мозга крыс влияет на их способность выучивать и запоминать путь в сложных лабиринтах. Основываясь на своих наблюдениях, Лешли пришел к заключению, что научение не может быть локализовано в к.-л. одном участке коры, ибо удаление достаточно большого участка в любой области коры вызывало эквивалентные нарушения в прохождении лабиринтов равной трудности. Тем не менее более поздние исслед., в к-рых разрушению подвергались мозговые структуры, относящиеся не к неокортексу, а к др. областям мозга, и изучалось влияние этих повреждений на широкий спектр поведенческих реакций, привели к убеждению, что наиболее продуктивными будут исслед. клеточных и молекулярных основ научения, сконцентрированные на изучении некоторых особенно важных отделов мозга.

Роль гиппокампа в быстром научении. Эксперим. данные, полученные в исслед. локальных разрушений мозговых структур, в целом согласуются с цитированными выше данными из клинической литературы: гиппокамп, по всей вероятности, играет важную роль в научении и памяти. И хотя вопрос о точном характере этой роли остается дискуссионным, повреждение гиппокампа нарушает усвоение или запоминание нескольких различных поведенческих задач грызунами и приматами.

Большинство публикаций об эффектах повреждения гиппокампа у крыс касается его предполагаемой роли в пространственном научении. Однако проведено значительное количество исслед. роли гиппокампа в др. видах научения, часть к-рых имеет более прямое отношение к амнестическому синдрому, наблюдаемому у людей с поражениями медиальных височных долей, и к экспериментальным эффектам разрушения гиппокампа у низших обезьян. Во многих из этих исслед. гиппокампу отводится важная роль либо в кратковременной памяти, либо в относительно кратковременном хранении информации, требуемом для ее перевода в долговременную память.

В дополнение к данным экспериментов с разрушением гиппокампа у животных, предполагающим связь гиппокампа с научением и памятью, записи электрической активности гиппокампальных нейронов также указывают на высокую активность этой структуры во время поведения, связанного с научением, напр., при обследовании новой или сложной среды либо при повторяемом сочетании отдельных (обособленных) сенсорных стимулов. Хотя точная функция гиппокампа в научении и памяти остается невыясненной, накопленные к настоящему времени данные свидетельствуют о том, что эта мозговая структура будет играть важную роль пробного камня для проверки теорий биолог. механизмов научения.

Роль миндалины в условных эмоциональных реакциях. Др. важной структурой медиальной височной доли является миндалина. Исторически сложилось так, что миндалине всегда приписывалась решающая роль в порождении эмоционального поведения. Эта теория восходит к пионерской работе Клювера и Бьюси, обнаруживших, что повреждения височной доли (область к-рой позднее была сужена до миндалины) у низших обезьян вызывали синдром неестественного поведения, все разновидности к-рого были связаны с неадекватной обработкой эмоциональных стимулов. Впоследствии усилия исследователей сосредоточились на выяснении того, в какой степени эмоциональное поведение является выученным (приобретенным), и одновременно между ними росло согласие в том, что миндалина играет решающую роль в эмоциональном научении.

Исслед. функции миндалины у приматов также подтвердили роль, отводимую этой структуре в научении и памяти. В некоторых из них была подтверждена роль миндалины в обнаружении новизны значимого стимула, тогда как в др. было высказано предположение, что, благодаря своим анатомич. связям, миндалина прямо-таки создана для роли интегратора информ. из различных сенсорных модальностей. Действительно, разрушение миндалины у низших обезьян вызывает глубокое нарушение способности этих животных научаться решать задачу на узнавания с короткой временной задержкой, требующую выбрать визуально предъявляемый объект, к-рый они раньше никогда не видели, но до этого исследовали его на ощупь в полной темноте. Как и в случае гиппокампа, точную роль миндалины еще предстоит определить, так же как и ее значение в нейронных цепях, включающих др. структуры медиальной височной доли и срединной части промежуточного мозга.

Роль мозжечка и ствола мозга в условных моторных реакциях. С начала 1960-х гг. условная реакция мигательной перепонки (nictitating membrane response, NMR) у кролика служила эффективной моделью для изучения нейронных механизмов простой выученной моторной реакции. Исслед. элементарных форм научения дает преимущества в виде возможности более точного количественного представления приобретенной реакции и снижения (в теорет. плане) сложности мозговой схематики, необходимой для ее выполнения. Как только станут понятными нейронные механизмы элементарного научения, появится возможность установить, являются ли более сложные формы научения усовершенствованными вариантами этих базисных, элементарных изменений.

Результаты серии экспериментов позволили предположить, что нейронная цепь, состоящая из ядер ствола мозга и мозжечка, яв-ся необходимой и достаточной для формирования выученных (условно-рефлекторных) мигательных реакций. Разрушение мозговой ткани, ограниченное глубинными ядрами мозжечка, вызывает полное и необратимое повреждение условных NMR. Кроме того, записи электрической активности нейронов мозжечка показывают, что, по крайней мере, значительная часть этих клеток меняет свой паттерн активности в период выработки условной NMR. Электрическая стимуляция структур ствола мозга, посылающих сигналы мозжечку, также может вызывать условную NMR в отсутствие любых др. стимулов.

Как и в случае цитированных выше исслед. вовлеченности гиппокампа и миндалины в процессы научения и памяти, исслед. нейронных цепей NMR приоткрыли нам завесу на тайной того, где может происходить научение, но не приблизили нас к разгадке др. тайны: как оно может происходить? Два других направления исслед. предоставили доказательства того, что в процессе научения могут иметь место изменения между нейронами соответствующей цепи. Одно из этих направлений связано с изучением еще более простой формы научения у более простого организма. Предметом изучения второго направления стали механизмы изменений в НС, происходящих во время активации головного мозга, причем без рассмотрения их роли в поведении.

Научение и нейронная пластичность у беспозвоночных

Ряд наиболее впечатляющих достижений в этой области исслед. был получен при изучении условных защитных реакций морского моллюска аплизии (Aplysia). Э. Кэндел и его коллеги из Колумбийского университета более 20 лет изучали клеточные и молекулярные корреляты условного рефлекса втягивания жабры и сифона у аплизии. Они описали изящную систему, при помощи к-рой приобретаемое усиление рефлекторного реагирования вызывает усиление синаптической передачи между установленными нейронами, тогда как снижение реагирования связывается с ослабленной синаптической передачей.

Поведенческие реакции аплизии. Выученные реакции аплизии по необходимости являются простыми. Аплизия обладает защитной реакцией на тактильное раздражение, представляющей собой втягивание мясистого горлышка (называемого сифоном) и жабры, к-рые используются животным для дыхания. Этот рефлекс демонстрирует как неассоциативную, так и ассоциативную модуляцию. Если сифон подвергать повторяющемуся механическому раздражению (струей морской воды), произойдет габитуация (привыкание) рефлекса втягивания, и примерно после 10 таких раздражений аплизия никак не будет реагировать на дальнейшую тактильную стимуляцию сифона. Но если, в отличие от сифона, подвергнуть сильному раздражению хвост аплизии, животное продемонстрирует как феномен сенситизации (в форме увеличения продолжительности негабитуированной реакции втягивания), так и феномен дисгабитуации (восстановление габитуированной реакции). Кроме того, если раздражения хвоста неоднократно производить сразу после раздражения сифона (по павловской схеме обусловливания), аплизия продемонстрирует большее увеличение продолжительности реакции втягивания на раздражение сифона, чем наблюдаемое при сенситизации. Др. словами, это невероятно простое животное, ЦНС к-рого содержит всего лишь около 1000 нейронов, способно к привыканию (габитуации), сенситизации и ассоциативному павловскому обусловливанию.

Изменения нейронных связей у аплизии. В значительной степени благодаря относительной простоте ЦНС аплизии оказалось возможным установить природу тех изменений, к-рые происходят в процессе научения в идентифицированных нейронах, участвующих в формировании выученных реакций. Сенсорные нейроны в сифоне образуют синаптические контакты с моторными нейронами, обеспечивающими втягивание сифона и жабры, т. е. возбуждение этих сенсорных нейронов приводит к высвобождению ими хим. нейромедиатора (нейротрансмиттера), получаемого моторным нейроном, к-рый генерирует в ответ потенциал действия, вызывающий, в свою очередь, сокращение мышц-мишеней. Э. Р. Кэндел представил убедительные доказательства видоизменения контактов между сенсорным и моторным нейронами в процессе научения.

Когда происходит привыкание (габитуация), сила отклика в моторном нейроне, вызываемого возбуждением сенсорного нейрона, уменьшается. Другими словами, тот же самый раздражитель, воздействующий на сифон аплизии, вызывает ту же самую реакцию сенсорного нейрона, к-рая, вследствие уменьшения высвобождаемого количества нейромедиатора, теперь уже не способна возбудить моторный нейрон после неоднократной активации. В отличие от привыкания, сенситизация связана с увеличением количества высвобождаемого сенсорным нейроном нейромедиатора в результате модулирующего действия др. нейромедиатора — серотонина, высвобождаемого облегчающими промежуточными нейронами под сенситизирующим воздействием сильного раздражителя на хвост аплизии.

Нейронный механизм ассоциативного обусловливания, по-видимому, представляет собой усовершенствование механизма, лежащего в основе сенситизации. На поведенческом уровне различие между этими двумя процедурами состоит в том, что тактильное раздражение сифона предшествует сильному раздражению хвоста только в павловской процедуре. На нейронном уровне это означает, что сенсорные нейроны сифона возбуждаются прямо перед высвобождением серотонина облегчающими промежуточными нейронами. Результат — усиление действия механизма, посредством к-рого сенситизация повышает рефлекторное реагирование на тактильную стимуляцию.

Долговременная потенциация: изменение силы межнейронных связей

Действительно ли изменение силы синаптических связей яв-ся тем механизмом, при помощи к-рого происходит научение не только у аплизии, но и у млекопитающих? Ответить на этот вопрос будет труднее, поскольку исследователи не имеют доступа к идентифицированным нейронам, бесспорно входящим в состав цепи, ответственной за научение. Однако накопленные данные все же позволяют предположить, что определенные области головного мозга важны, по меньшей мере, для некоторых форм научения. Многообещающей стратегией стало изучение механизмов изменения синапсов в этих мозговых структурах и последующее использование полученной информации для формулирования выводов о механизмах научения.

Данные, поддерживающие гипотезу о том, механизмом научения у млекопитающих яв-ся долговременная потенциация (long-term potentiation, LTP), неоднородны по своей природе и потому выходят за рамки требований сходства и подразделяются на две категории. Во-первых, измерения, проведенные во время выполнения различных поведенческих задач, показывают, что прирост величины синаптической реакции коррелирует с ходом научения. Более того, затухание LTP за период в несколько недель высоко коррелирует с забыванием, свидетельствуя о том, что LTP длится столько же, сколько сохраняется эффект научения. Во-вторых, фармакологические или генетические процедуры, блокирующие или ослабляющие LTP, также блокируют или ослабляют эффект научения. Эти факты не доказывают существования общего механизма, однако но мере того как дальнейшие исслед. открывают все больше воздействий, одинаково влияющих на LTP и научение, данная категория доказательств приобретает все большую силу.

Исследователям еще предстоит пройти длинный путь до полного полимания того, как опыт изменяет взрослый мозг. Надежду на успех вселяет схождение данных, полученных в исслед. беспозвоночных, грызунов, низших обезьян и людей. Эти данные свидетельствуют, что научение и память относятся к процессам, происходящим в результате деятельности специализированных отделов НС. К тому же мы можем вызывать изменение интенсивности синаптической передачи в сетях связанных нейронов, и эта синаптическая пластичность остается пока наиболее вероятным вариантом механизма научения.

См. также Потенциал действия, Животные как модели, Повреждения головного мозга, Химическая стимуляция мозга, Классическое обусловливание, Забывание, Привыкание (габитуация), Гипоталамус, Экспериментальные исследования памяти, Молярные/молекулярные конструкты, Нейрохирургия, Психохирургия, Ретикулярная активирующая система, Исследование расщепленного мозга

П. Ф. Чэпмен

Нейропсихологическая батарея Лурии-Небраска (Luria-Nebraska neuropsychological battery)

Н. б. Л-Н. яв-ся стандартизованной версией комплекса психол. методик, разработанных российским нейропсихологом А. Р. Лурия и впоследствии реорганизованных Ч. Голденом и его коллегами в стандартизованную батарею, предназначенную для клинической нейродиагностики. Лурия рассматривал поведение как результат взаимодействия всех областей головного мозга и предпочитал использование простых тестовых методик, к-рые отражают сравнительно несложные паттерны мозговых взаимодействий, чтобы можно было более точно исследовать функциональные системы мозга.

Разработанные Лурией методы тестирования не были поначалу восприняты американскими клиническими нейропсихологами из-за отсутствия стандартизованной системы количественных показателей и эксперим. данных, подтверждающих валидность этих тестовых методик. С целью устранения психометрич. недостатков методик Лурии, Голден и его коллеги преобразовали задания теста Лурии в стандартизованные тестовые процедуры и ввели объективную систему показателей, к-рая позволяла осуществлять клиническую оценку как на количественном, так и на качественном уровне. Эта стандартизованная версия охватывает основные области нейропсихологического функционирования, включая моторные, осязательные и визуальные навыки; слуховые способности; экспрессивную речь и понимание речи; чтение, письмо и арифметические навыки; ориентировку в пространстве, а также память и интеллект.

Описание батареи. Н. б. Л-Н. состоит из следующих шкал:

1.   Моторные функции

2.   Ритмические (акустико-моторные) функции

3.   Осязательные (высшие тактильные и кинестетические) функции

4.   Зрительные (пространственные) функции

5.   Понимание речи

6.   Экспрессивная речь

7.   Функции письма

8.   Навыки чтения

9.   Арифметические навыки

10. Память

11. Интеллектуальные процессы.

Есть еще три дополнительные шкалы, основанные на некоторых заданиях из основных шкал:

12. Патогномоничная шкала: состоит из простых заданий, с к-рыми редко не справляются нормальные (без мозговой патологии) люди, и высокочувствительных к мозговой дисфункции.

13. Правое полушарие: шкала измеряет моторное и тактильное функционирование левой стороны тела.

14. Левое полушарие: шкала измеряет моторное и тактильное функционирование правой стороны тела.

Исследования валидности. Было установлено, что Н. б. Л-Н. оказывается полезной в определении латерализации и локализации мозговых нарушений. Эффективность этой батареи оценивалась в сравнении с нейропсихологической батареей Халстеда-Рейтана. С помощью обеих тестовых батарей было обследовано 48 чел. с мозговыми нарушениями и 60 чел. без мозговой патологии. Результаты показали высокую степень связи. Дискриминантный анализ выявил, что обе батареи равно эффективны в идентификации пациентов с мозговыми нарушениями и дают коэффициенты попадания более 85%.

Исслед. Н. б. Л-Н. свидетельствуют о том, что она может быть эффективным инструментом для диагностики и определения латерализации и локализации мозговых нарушений. Данные теста Лурия оказываются также чрезвычайно полезными при планировании реабилитации пациентов с мозговыми травмами.

См. также Головной мозг, Клиническая оценка, Батарея халстеда-рейтана, Минимальная мозговая дисфункция (диагностика), Методы тестирования

У. Т. Зушима

Нейропсихологическая оценка (neuropsychological assessment)

Н. о. — это оценка разнообразных психол. функций, контролируемых головным мозгом. Подобно всем видам психол. оценки, Н. о. представляет собой процесс поиска ответов на клинические вопросы и реагирования на уникальные клинические ситуации, меняющиеся от пациента к пациенту и зависящие от конкретной обстановки.

Общий обзор. Во время нейропсихологического обследования обычно оценивается широкое множество когнитивных и интеллектуальных способностей. Внимание и сосредоточенность, научение и память, сенсорно-перцептивные способности, владение речью и языком (включ. иногда такие академические навыки, как чтение, произнесение слова по буквам и счет), зрительно-пространственные и зрительно-конструктивные умения, общий интеллект, исполнительные (операционные) функции (такие, как абстрагирование, рассуждение и решение задач; поведенческий самоконтроль; дискриминация, отбор и торможение реакций; эффективность и гибкость действий в уме), скорость, сила и координация психомоторных реакций — все это в той или иной степени становится объектом оценивания. Н. о. использует меры функционирования сенсорно-перцептивных входных систем, двух основных центральных систем обработки информ. (вербально-языковой и невербально-зрительно-пространственной), системы планирования и организации исполнения, а также выходного устройства (моторных умений и навыков). Вдобавок ко всему измеряются внимание, концентрация, общее возбуждение и мотивация, от к-рых зависят все оценки этих способностей. Хотя представители разных нейропсихологических школ могли бы иначе организовать или составить этот перечень когнитивных функций, все эти виды поведения обычно оцениваются в комплексных системах Н. о. Кроме того, Н. о. нередко охватывает и другие аспекты психол. функционирования (психопатологию, поведенческую адаптацию и проблемы межличностных отношений).

Нейропсихологическое обследование отличается от других нейродиагностических процедур, таких как компьютерная томография (КТ) или ЯМР-интроскопия, используемых для исслед. анатомич. структуры головного мозга. При проведении Н. о. исследуются когнитивные возможности и способности, и только на основе полученных результатов могут делаться выводы о состоянии головного мозга и его функционировании. В этом отношении Н. о. сходна с нейродиагностическими тестами, оценивающими др. функциональные возможности мозга. Например, ЭЭГ и методика вызванных потенциалов измеряют электрическую активность головного мозга; ПЭТ (позитронная эмиссионная томография) или SPECT (однофотонная эмиссионная компьютерная томография) оценивают анатомич. паттерны мозгового кровотока или метаболической активности. Среди этих методов Н. о. яв-ся единственной процедурой, позволяющей оценивать когнитивное и поведенческое функционирование чел. в реальной жизни.

Проводя оценку и интерпретируя полученные данные, нейропсихологи должны учитывать анатомич. соображения и поведенческие последствия, связываемые с разными этиологическими состояниями. Напр., некоторые когнитивные функции зависят от вполне определенных анатомич. структур (напр., низкоуровневые сенсомоторные навыки или даже такое высокоуровневое восприятие, как узнавание знакомых лиц, локализованы в сенсомоторной полоске и билатеральных базальных затылочно-височных областях соответственно). Др. способности (напр., усвоение нового, абстрактное рассуждение и скорость обработки информ.) имеют диффузную мозговую организацию или зависят от сложного взаимодействия корковых и подкорковых нейронных сетей. Последствия поражений головного мозга могут проявляться не только в разнообразных дефицитах когнитивных способностей, но и в появлении новых форм поведения или симптомов, таких как персеверации, игнорирование одной стороны или конфабуляции.

Лезак высказал мнение, что для компетентной нейропсихологической практики необходима компетенция в четырех областях: а) клинических психотерапевтических и оценочных навыков, б) психометр., в) нейроанатомии и функциональной нейроанатомии, г) невропатологии и ее поведенческих проявлений. Пятая существенная область знаний является теорет. и связана с пониманием того, как эти четыре содержательных области взаимосвязаны и взаимодействуют между собой. Эту последнюю базу знаний, возможно, лучше всего рассматривать как арочную модель (overarching model) или знания о связях между мозгом и поведением, применимые в разных обстоятельствах и к разным диагнозам. Лишь в рамках такой концептуальной системы нейропсихолог может интегрировать данные анамнеза, медицинские сведения и текущее состояние когнитивных способностей; дать точное описание сохранных и дефицитарных сторон познавательной деятельности индивидуума; поставить правильные диагнозы (корректно определить этиологические условия и анатомич. локализацию); обрисовать последствия выявленного диагноза для жизненного потенциала пациента; сформулировать прогнозы и дать клинически полезные рекомендации.

Процесс оценивания. Существуют 3 главные причины для проведения Н. о.: дифференциальный диагноз, лечение пациента и научное исслед. Первый шаг в процессе оценки — это определение вопросов, на к-рые необходимо ответить для удовлетворения специфических клинических нужд. Далее нейропсихолог должен решить, какая информ. ему потребуется и как лучше всего ее получить. Нейропсихологическое тестирование может быть только одним из нескольких используемых методов. Фактически психол. тест — это всего лишь выборочный анализ образцов поведения, полученных в контролируемых или стандартизованных условиях. Др. методы получения информ. о прошлых и нынешних возможностях поведения конкретного лица включают изучение конкретного случая, клиническое интервью, оценку психич. статуса, прямое наблюдение поведения и отчеты др. лиц, связанных с пациентом (супругов, детей, друзей, работодателя, а тж среднего мед. персонала и др. профессионалов). Если хотят провести тестирование, то подбором тестов должен заниматься компетентный специалист. Орг-ция сеанса тестирования, проведение теста, подсчет показателей и оформление протокола — все это важные факторы квалифицированного завершения этапа сбора данных в процессе оценивания.

В современной практике Н. о. используются две основные фиксированные батареи тестов: Нейропсихологическая тестовая батарея Халстеда — Рейтана и Нейропсихологическая тестовая батарея Лурия-Небраска. При использовании фиксированных батарей вопрос подбора тестов становится чисто теоретическим, так как набор тестов в батарее предопределен ее составителями. Философия, на к рой основан данный подход, заключается в том, чтобы пользоваться на практике таким набором тестов, к-рый был предварительно разработан, организован и валидизирован для оценки клинически важных или релевантных аспектов связанных с мозгом форм поведения. Тестирование с помощью фиксированных батарей относится к типично психометрич., количественно ориентированному подходу. Его преимущество состоит в комплексности и стандартизованности. Однако применение таких батарей обычно занимает много времени и им явно не достает гибкости. Более того, фиксированные батареи не допускают быстрой адаптации в тех случаях, когда появляются новые знания, касающиеся связей «мозг — поведение» и когнитивных функций.

Подходы к оценке с помощью гибких тестовых батарей более многочисленны и разнообразны. Нейропсихологи из этого лагеря характеризуют себя то как клинически или процессуально ориентированных, то как исповедующих стратегию адаптивного тестирования или стратегию проверки гипотез. Однако в основе всех этих подходов лежит одна философия — оценки должны конструироваться для каждого пациента (или, в крайнем случае, типа пациента) в отдельности и давать ответы на специфические, связанные с целями обследования вопросы. Хотя количественная информ., бесспорно, используется и в этих случаях, дополнительный акцент делается на качественной информ., напр., прошли пациенты данный тест или не смогли (процессуальный подход). Преимущество гибких подходов к оцениванию заключается в том, что они в большей мере ориентированы на конкретного пациента и специализированы в отношении конкретных клинических вопросов, а значит, требуют меньше времени на проведение оценки. В такого рода оценку легко могут включаться как новые знания, так и более совершенные тесты. При гибком подходе получаемые оценки не стандартизованы относительно разных пациентов, условий или других оценок. Если специфические проблемы или дефициты не делаются центральным объектом оценки, то они могут быть просто не замечены.

Назначение оценок. По мере развития области клинической нейропсихологии расширялось и разнообразие целей и условий ее проведения. Исторически Н.о. использовались как вспомогательное средство для уточнения локализации поражений головного мозга пациентов неврологических и нейрохирургических отделений. Важность этой функции Н. о. уменьшилась с внедрением таких нейрорадиологических методов, как КТ или ЯМР-интроскопия. Тем не менее Н. о. остается часто востребуемой процедурой для выявления паттерна и тяжести дефицитов, связанных с различными поражениями мозга или неврологическими заболеваниями. Она также играет важную роль в диагностике таких состояний, как болезнь Альцгеймера или осложненная СПИДом деменция. Н.о. нередко оказывают существенную помощь медицинскому персоналу, пациентам и их семьям в принятии решений о выборе лечения и возвращении к работе после госпитализации.

Н. о. играют определенную роль в дифференциальной диагностике некоторых неврологических и психиатрических состояний, имеющих клинически сходную картину течения (напр., деменции в противоположность псевдодеменции, являющейся вторичной по отношению к депрессии или тревожному расстройству), но разный прогноз исхода, и требующих принципиально различных подходов к лечению. Наконец, Н. о. все чаще практикуются в судебных учреждениях, где они документально удостоверяют наличие или отсутствие поведенческих нарушений, вторичных по отношению к поражениям мозга (вследствие личных травм или медицинской небрежности), либо помогают оценить сложные случаи снижения трудоспособности и компетентности.

Резюме. В течение нескольких последних десятилетий область клинической нейропсихологии стремительно развивалась, причем прочное место в центре этой области заняла Н. о. Уникальный вклад Н. о. состоит в том, что это единственная имеющаяся в нашем распоряжении диагностическая процедура, позволяющая оценивать связи между мозгом и поведением на основе анализа реального поведения.

Поддержку получили различные подходы к Н. о., а данные, полученные в ходе Н. о., широко востребованы в разнообразных контекстах для удовлетворения целого спектра клинических нужд. Эти оценки находят применение в дифференциальной диагностике внешне сходных неврологических расстройств или психиатрических и неврологических состояний. Н. о. часто служит центральным элементом планов реабилитации и восстановительного обучения, а также средством оценки их эффективности.

См. также Болезнь Альцгеймера, Компьютерная томография, Деменция, Электроэнцефалография, Батарея Халстеда—Рейтана, Лоботомия, Нейропсихологическая батарея Лурия-Небраска, Нейромедиаторы, Псевдодеменция, Сенильные психозы

Р. Д. Вандерплёг

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТАТЬИ. БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СТАТЕЙ

Ключевые слова этой страницы: психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей.

Скачать zip-архив: Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей - zip. Скачать mp3: Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Толкование снов по дням месяца...
» Как гадать на картах Таро? Толкование гадания Таро...
» Эзотерическая Энциклопедия и словарь санскрита и Йоги...
» Мудры - секретные положения рук, пальцовка...
» Толкование снов при помощи сонника. Толкование сновидений...

Мантры

«Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей

эзотерика
психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей Хиромантия и знаки зодиака
психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей эзотерика
магия