Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... эзотерика
эзотерика
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





эзотерика

Этруски первые научили римлян строить здания, но скоро римляне превзошли ...


Реклама на сайте:

эзотерика

эзотерика

» Хиромантия, чтение судьбы по руке...
» Аура и методики видения ауры...
» Сакральная геометрия. Сакральные формы. Древняя тайна...
» Методы стимулирования Астральной ПРОЕКЦИИ...
» Ченнелинг - это не опасно? Что такое ченнелинг?...

Астрал

Энергетическое лечение

этруски, первые, научили, римлян, строить, здания, скоро, римляне, превзошли, этом, искусстве

Этруски первые научили римлян строить здания, но скоро римляне превзошли их в этом искусстве.

СТРОИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО У РИМЛЯН.

Этруски первые научили римлян строить здания, но скоро римляне превзошли их в этом искусстве. Они стали лучше пользоваться
материалами, употреблявшимися уже и раньше, приспособили новые, наконец, усовершенствовали способы возведения стен и крыши.

При сооружении стен этруски часто употребляли тесаный камень, особенно для более или менее значительных зданий; это были каменные глыбы одинаковых размеров, которые располагались правильными горизонтальными рядами, один ряд над другим. Здание называлось opus quadratum, если лицевая сторона глыб, из которых оно строилось, обтесывалась в виде четырехугольника. Такой способ придавал постройке величественный и прочный вид; но он имел также и свои неудобства. Во-первых, удобный для постройки камень, находимый в Италии, обыкновенно был не особенно хорошего качества. Исключительно употреблявшийся вначале вулканический туф представляет собой, в сущности, простой конгломерат выброшенного вулканом пепла, который с течением времени окаменел; травертинский же туф, который стали употреблять впоследствии, камень непрочный и в то же время грубый. Кроме того, пользование этим материалом требовало много и времени, и усилий: нужно было выискивать подходящие глыбы, извлекать их из каменоломни, доставлять в мастерскую, старательно обтесывать, подвозить к месту постройки, с трудом поднимать на то место, которое каждая глыба должна занять, - и все это при помощи самых первобытных орудий. Римляне же хотели возводить свои постройки не только прочно, но и быстро: их не могли удовлетворять этрусские приемы. Вот почему они изобрели цемент, или, по крайней мере, стали им часто пользоваться.

Употребление цемента увеличивало количество строительного материала и в то же время облегчало пользование им. Так как при этрусском способе постройки камни клались без извести и держались исключительно только в силу своей тяжести, то, складывая из них стену, приходилось самым тщательным образом соблюдать правила геометрии. Наоборот, раз каменные глыбы прочно прикреплялись друг к другу посредством заливаемого между ними раствора извести, то соблюдение всех этих предосторожностей являлось уже лишним: можно было класть как попало обломки камня, куски песчаника, валуны, булыжник, осколки кирпича, черепицы и даже разбитых горшков. Кроме того, при таком способе достаточно несколько опытных каменщиков, чтобы руководить приготовлением цемента, следить за правильностью линий при возведении стены, выводить углы и наружные украшения. Сама же постройка стены представляла собой своего рода нагромождение материала, которое могло быть довольно быстро выполнено простыми чернорабочими, не имеющими никаких специальных знаний.

Римские здания имели не только то преимущество, что они возводились быстро; они отличались в то же время необычайной прочностью. Их цемент, обыкновенно приготовляемый весьма тщательно, с течением времени все более и более твердел. Благодаря этому, все здание становилось как будто сделанным из одного цельного куска: так плотно сцеплялись друг с другом отдельные куски, из которых была сложена стена. Даже в настоящее время, по прошествии стольких веков, стена древнеримской кладки не распадается на куски, и нужно употребить очень большие усилия, чтобы разбить ее.

Разнообразие материала позволяло римлянам возводить стены самого различного строения и внешнего вида. Тем не менее можно до некоторой степени классифицировать все виды римских стен и свести их к трем основным типам.

Из них самый древний, известный под именем "смешанной постройки" (opus incertum), в то же время самый неправильный: такая стена состояла из маленьких булыжников и камней, без всякого порядка нагроможденных друг на друга и скрепленных раствором извести, которым заливались все промежутки. Этот способ почти исключительно употреблялся вплоть до времен Мария, т. е. до II в. до Р. X.; впоследствии он продолжал еще применяться, по-видимому, лишь при сооружении самых скромных построек.

В I веке до Р. X. появляется новый способ - "постройка решетчатая или клетчатая" (opus reticulatum), названный так потому, что постройка этого типа имеет вид, как будто на наружной стороне стены растянута сетка. При этом употреблялись небольшие квадратные кирпичи или маленькие глыбы туфа, обтесанного в виде кубиков; их клали не плашмя на одну из сторон, а на ребро, так что два соседних камня в одном ряду прикасались друг к другу не сторонами, а углами. Стены, сложенные исключительно таким образом, не встречаются; обыкновенно такая кладка попадается лишь местами, окруженная четырехугольными плитами, положенными по способу "opus quadratum"; в общем, это было очень красиво. Такой способ получил очень большое распространение, но он имел один недостаток, а именно: стена, сложенная по такому способу, не была достаточно прочной, поэтому он стал выходить из употребления уже к концу I в. по Р. X.

Он был заменен третьим типом - "кирпичной постройкой" (opus latericium), которая была почти в исключительном употреблении в эпоху империи, даже в провинциях. Римские кирпичи были тонкие, широкие и длинные. Их клали горизонтально и плашмя, с промежуточными слоями извести. При этом нисколько не заботились о внешнем виде и о том, чтобы такая кладка увеличивала красоту здания. Правда, случалось, что на известном расстоянии к верху от дверей и окон кирпичи располагались в виде дуги, но это делалось исключительно с целью придать зданию большую прочность.
Такое равнодушие римского архитектора к внешнему виду его творения на первый взгляд удивительно. Но нужно при этом помнить, что обыкновенно стены покрывались штукатуркой и раскрашивались так, чтобы придать им вид сложенных ив камня; изнутри стена покрывалась разнообразными украшениями. Иногда кирпичная стена облицовывалась каменными плитами.

К тому же римляне не довольствовались этим грубым материалом; в домах богачей для колонн перистиля, для различных украшений и даже для облицовки стен в парадных залах употреблялся мрамор. Со II века до Р. X. стали разрабатываться великолепные каррарские каменоломни; эта гора в 8 километров длины и 800 метров высоты представляет собой от подошвы до вершины огромную глыбу чистого мрамора; тысячи работников постоянно были заняты здесь извлечением, перевозкой, распилкой, обтесыванием и полировкой этого драгоценного материала. Позднее мрамор привозили также из Греции, из Азии, из Африки. Вверх по Тибру корабли доезжали до Авентинского холма, количество подвозимого мрамора было настолько значительно, что для его разгрузки было предназначено особое место, которое и до сих пор сохранило название Marmorata.
Нововведения римлян касались не только выбора материалов для постройки, но также архитектурных приемов для возведения кровли и увенчания здания. И тут они не отказались окончательно от этрусского способа. Римляне точно так же устраивали деревянные потолки, поддерживаемые видимыми снаружи бревнами, с узором, который образуется правильно перекрещивающимися стропилами. Но на этом они не остановились: горизонтальные стропила из дерева или камня они стали заменять сводами. Этруски тоже употребляли свод, но только для подземных каналов и водоемов; римляне же, напротив, широко пользовались сводом при постройках своих жилищ.
Это дало большое преимущество их архитектуре.

Во-первых, они получили возможность покрывать огромные залы, не прибегая к подпоркам в виде промежуточных рядов колонн: таким образом они выигрывали в пространстве и освещении.

Во-вторых, благодаря своду, появилась большая свобода при составлении плана зданий: теперь уже не нужно было ограничиваться исключительно прямоугольными комнатами, теперь появилась возможность разнообразить форму помещений до бесконечности.

Римский свод в разрезе представлял собой полный полукруг. При этом различались: свод в виде опрокинутой колыбели, опирающийся на две параллельных стены; крестовый свод, образуемый пересечением под прямым углом двух сводов первого типа (таким сводом покрывалось четырехугольное помещение); и наконец, свод в виде полушария или купол, соответствующий круглым залам. Необходимо отметить, что римлянам был известен технический прием, который, казалось бы, свойствен лишь настоящему времени: в больших помещениях бань и в залах собраний свод, сделанный из плоских кирпичей, часто опирался на железный остов, образуемый, по словам Витрувия, целой системой металлических дуг и полос.
В заключение нужно сказать, что, насколько греки любили больше всего прямую линию, настолько римляне отдавали предпочтение кривой. Пристрастие к дугообразным линиям заставляло их умножать число сводов в своих жилищах и вводить большие и маленькие арки. Это различие бросается в глаза при сравнении развалин римских и греческих зданий: округленные формы, приближающиеся к полному полукругу, изобилуют в римских развалинах.

Нужно прибавить, что свод или купол служил крышей только в общественных зданиях; в домах над сводом, как над потолком, устраивалась деревянная кровля, покрытая черепицей.

Литературные памятники

Значительная часть древнейших римских письменных памятников погибла. Судить об их содержании можно по произведениям более поздних авторов. Из дошедших до нас сочинений для характеристики развития медицины в Древнем Риме особый интерес представляют: поэма "о природе вещей" Тита Луреция Кара, трактат "О медицине" Авла Корнелия Цельса, труд "О назначении частей человеческого тела" выдающегося врача Древнего мира Галена. Интересным источником информации о медицине Древнего Рима являются также греческие и латинские эпиграммы - короткие, но богатые по содержанию стихотворения, отражающие деятельность врачей.

Археологические данные

Раскопки древних римских городов позволили сделать достоянием истории жизнь и быт населявших их древних народов, познакомили нас с развитием ремесел и отраслей знаний, и в том числе медицины. Так, в 1771 г. в одном из домов в Помпеях - городе, который в августе 79 г. н. э. был погребен под пеплом внезапно проснувшегося вулкана Везувия, - был найден полный набор медицинских инструментов. Второй набор из 150 античных медицинских инструментов был обнаружен в 1893 г. в Бадане, третий в 1925 г. в Бингене. Античные медицинские инструменты найдены также и на территории бывшего СССР при раскопках Херсонеса и Ольвии. В Херсонесе обнаружена надгробная стела убитого таврами римского врача, принадлежащему крупному римскому военачальнику.

Большой интерес для истории медицины представляют древние гидротехнические сооружения, сохранившиеся на территории Римской империи в Европе, Азии и Африке. Это знаменитые акведуки, термы и сточные системы клоак.

Санитарное дело

Наиболее ранним свидетельством внимания римлян к мероприятиям санитарного характера является Законы Двенадцати таблиц. Начертанные на медных таблицах, они были вывешены на колоннах перед Римским сенатом. Их краткость и простота и по сей день восхищают юристов.

Ряд параграфов Законов посвящен охране чистоты города и здоровья его жителей. Так, в таблице X определяются правила погребения умерших:

1. Пусть мертвых не хоронят и не сжигают в городе:

5. Пусть костей мертвеца не собирают, чтобы впоследствии совершить погребение, за исключением лишь того случая, когда смерть настигла на поле битвы или на чужбине:

9. Закон запрещает без согласия собственника устраивать погребальный костер или могилу на расстоянии ближе чем 60 футов от принадлежащего ему здания "

Наблюдение за выполнением этих и других законов возлагалось на выборных чиновников - эдилов, которые следили за общественным строительством, городским благоустройством и организацией народных зрелищ.

Для стока нечистот в столице империи г. Риме начиная с VI в. до н. э. Стали сооружать многочисленные каналы - клоаки. Наиболее известная из них cloaca mahima функционирует и по сей день. Она входит в современную систему римской канализации. Как правило, клоаки открывались непосредственно в реку Тибр. Вот почему в IV в. до н. э. Воду из этой реки было запрещено использовать в качестве питьевой.

Подземные источники и небольшие речки не могли обеспечить водой всех жителей столицы, и поэтому с IV в. до н. э. В г. Риме началось сооружение акведуков - каменных арочных мостов и подземных труб для подачи воды из горных источников.

Акведуки не являются изобретениями римлян, которые заимствовали эту идею на востоке во время завоевательных походов. Так, еще в VII в. до н. э. В Ассирии в период правления Синнанхериба при строительстве ирригационной системы около Ниневии были сооружены плотина, два водохранилища, канал длиной 48 км. И арочные мосты для проведения воды над ущельями. Во времена римского господства акведуки стали строить как в восточных, так и в западных провинциях империи.

Римские водопроводы обнаружены и при раскопках римских колоний. Так, в Херсонесе было открыто 6 линий подземного водопровода из гончарных труб. Построенный римлянами 18 веков назад, этот водопровод в течение столетий подавал городу чистую питьевую воду с Балаклавских высот за 6 - 10 км. Его водой пользовались во время Крымской войны 1854- 1855 г., а одна из линий древнего херсонесского водопровода и по сей день подает воду в г. Севастополь.

Самыми величественными являлись акведуки г. Рима. Первый из них протяженностью 16,5 км был построен еще в 312 г. до н. э. Цензором Аппием Клавдием. Его так и назвали - Аппиевым. Сорок лет спустя был воздвигнут второй водопровод длиной 70 км. В 144 г. до н. э. Был построен третий акведук, который действует и поныне. Его длина - 61 км, из них последние 10 шли по арочным мостам.

В начале 1 века н. э. В Риме действовало 11 акведуков общей протяженностью 436км, из них 55 км - на арочных мостах. В сутки они давали городу 1,5 миллиона кубических метров чистой питьевой воды с Сабинских гор. ":Четырех из них достаточно, чтобы полностью обеспечить водой современный Рим". В пересчете на душу населения в столице Римской империи ежедневно потреблялось от 600 до 900 л воды. Для сравнения заметим, что в дореволюционном Петербурге на душу населения подавалось 200 л воды в сутки.

Акведуки охранялись законами. Контроль над техническим состоянием этой колоссальной водопроводной сети осуществляло специальное водное ведомство. За умышленную порчу водопроводных труб и водонапорных башен на виновного налагали крупный штраф. Если же повреждение было сделано без злого умысла ненамеренно, то виновный должен был немедленно его ликвидировать.

Колоссальное количество воды, которое потреблял Рим в период своего расцвета, распределялось между императорским дворцом, общественными учреждениями (термы, рынки, склады, сады, амфитеатры) и многочисленными фонтанами, которых было более 600. В частные дома вода, как правило, не подавалась. Ее или покупали у водовозов, или ходили за ней к фонтанам. Отсутствие в доме воды имело своим следствием и отсутствие канализации в жилых кварталах: римляне "пользовались общественными уборными или выносили мусор на соседнюю кучу, а то просто выбрасывали из окошка на улицу". В этом плане выгодно отличается цивилизация Древней Индии: еще в середине III тысячелетия до н. э. в г. Мохенджо-Даро в каждом доме имелась не только система водоснабжения, но и трубы для отвода нечистот в магистральные каналы.

Широкое распространение римской империи получили термы. Их развалины находят в Азии и Африке, во Франции и Англии, в столице Риме и небольшом городке Помпеях.

Первые термы в столице - г. Риме - были построены в III в. до н. э. Марком Агриппой, который передал их в бесплатное пользование населению города. Многие богатые римляне, желая завоевать популярность среди сограждан, дарили им право на вечные времена бесплатно пользоваться построенными при них банями. Для их содержания они выделяли специальные поместья. Таким образом, в Риме были не только частные, но и общественные бани, которые принадлежали городу. К концу I в. до н. э. их число достигало 170, а в IV в. н. э. их было уже около тысячи. Пропускная способность столичных терм, как отмечает Ч. Камерон, позволяла десяткам и даже сотням тысяч людей мыться одновременно.

Пышное убранство терм придавало им сходство с музеями. Стены их воздвигались из великолепных сортов мрамора. Внутри стен и под полом прокладывались специальные трубы для обогрева горячим воздухом или подогретой водой. В термах имелись помещения для раздевания, физических упражнений и натирания маслами, горячая баня и бассейны с теплой и холодной водой. Внутренние залы украшались росписью, колоннами и скульптурами из белого мрамора. Почетное место занимали изображения Асклепия и Гигиеи. В термах найдено большое количество произведений античного искусства: статуи Геркулеса и флоры, Фарнезский бык и группа Лаокоона, торс Аполлона Бельведерского и другие шедевры, украшающие сегодня музеи различных стран мира.

Яркое представление о римских термах того времени дают строки из письма римского политического деятеля, философа и писателя Луция Аннелия Сенеки: "Жалким бедняком сочтет себя человек, если в стенах его бани не сверкает огромных кругов драгоценного мрамора: если вода льется не из серебряных кранов: теперь норой назовут баню, если она поставлена не так, чтобы солнце круглый день заливало ее через огромные окна, если в ней нельзя в одно и то же время и мыться и загорать, если нельзя из ванны видеть и поля и море:"

Римские термы были не только гигиеническими сооружениями - они являлись также общественными и культурными центрами. При них располагались библиотеки, залы для пиров и собраний, где часами дискутировали философы.

Организация медицинского дела.

В древней Италии вплоть до II в. до н. э. обходились без врачей профессионалов. Лечили дома народными средствами: травами, кореньями и плодами, настоями и отварами, часто совмещая это все с магией и наговорами. По свидетельству видного писателя и политического деятеля М. П. Катона, самым популярным лечебным средством считалась капуста: "Капуста из всех овощей - первая. Ешь ее вареной и сырой: она чудо как помогает пищеварению, устанавливает желудок, а моча того, кто ее ест, служит лекарством от всего: Натерши, прикладывай ее ко всем ранам и нарывам: она все вылечит, выгонит боль из головы и из глаз:"

Катон был ярым противником греческой медицины и ее внедрения в Риме, считая ее выражением изнеженности и роскоши. Такая точка зрения в немалой степени способствовала застою в развитии медицины в Древней Италии. Первыми врачами здесь были рабы из числа рабов из Греции, Малой Азии, Египта. Каждый состоятельный римский гражданин стремился обзавестись рабом-врачем. Раб лечил семью своего хозяина и его родственников.

Высокий культурный уровень раба-врача постепенно поднимала его в глазах хозяина. Свободная практика такого специалиста представлялась рабовладельцу весьма доходной, поэтому рабов-врачей стали отпускать на свободные заработки.

Врач-отпущенник был обязан бесплатно лечить своего бывшего владельца, его семью, рабов и друзей и отдавать ему часть своих доходов. Юридически врачи-отпущенники оставались зависимыми от рабовладельца, и римское общество долгое время относилось к ним с некоторым презрением. Среди римских отпущенников были выдающиеся и политические деятели, врачи, писатели и архитекторы.

В конце III - начале II в. до н. э. в столице Римской империи стали появляться свободные врачи греческого происхождения. Первым греческим врачом в городе Риме считается пелопоннесец Архагат. Он приехал в столицу в 219 г. до н. э. и был тепло встречен горожанами. Ему предоставили право римского гражданина и выделили государственный дом для частной практики. Начало деятельности принесло Архгату большую популярность. Однако вскоре прижигания и хирургические операции, которые он производил, резко изменили отношения к нему римлян: его прозвали "живодером" и перестали к нему обращаться. Прошло несколько столетий, прежде чем греческая медицина получила признание в Риме. Важной вехой в этом отношении явился указ Юлия Цезаря, который в 46 г. до н. э. предоставил почетное право римского гражданства как приезжим врачам из Греции, Малой Азии, Египта, так и местным жителям, обучившимся медицине. Таким образом, в Римской империи стали проявляться элементы государственной регламентации медицинского дела.

Древний Рим внес существенный вклад в развитие военной медицины. Постоянная римская армия, ведущая широкие завоевательные войны, требовала большого количества врачей-профессионалов. Они имелись во всех родах войск. Каждая когорта, состоявшая из 1000 человек, должна была содержать 4 врачей-хирургов. Во флоте на каждом военном корабле было по одному врачу. Каждому воину полагалось иметь при себе необходимый перевязочный материал для оказания первой помощи себе и раненым товарищам. В частях создавались специальные санитарные команды из 8 - 10 крепких молодых воинов, которых называли deputati. Верхом на лошадях за линией боя они подбирали раненых. Для этой цели их седла имели по два стремени на левой стороне. Deputati возили с собой фляги с водой и, возможно, делали первую перевязку. За каждого спасенного воина им платили золотом.

После битвы раненых отвозили в ближайший город или в военный лагерь, где устраивались военные учреждения для больных, по одному на каждые 3-4 легиона. Обслуживающий персонал этих учреждений состоял из врачей, экономов, инструментариев и младшего персонала. Инструментарии заведовали инструментами, лекарствами и перевязочными материалами. Младший персонал, главным образом из рабов, использовался для ухода за больными. Колумелла в своем труде "De re rustica" ("О сельском хозяйстве") писал о таких заведениях для рабов, которые обслуживались рабами-медиками. Однако в большинстве случаев рабов не лечили. В столице больных рабов отправляли на остров Бартоломея и оставляли там умирать. В случае выздоровления такой раб становился свободным и, согласно декрету императора Клавдия, не должен был возвращаться к рабовладельцу.

Наряду с военной медициной развивалось медицинское дело в городах и отдельных провинциях, где государственные власти учредили оплачиваемые должности врачей - архиатров. В городах архиатры объединялись в коллегию и находились под контролем городских властей и центрального правительства, которые следили за их выборами и назначениями. Процедура выборов напоминала строгий экзамен, после которого врач получал звание "Врач, утвержденный государством". Архиатры работали при объединениях ремесленников, в банях, театрах и цирках. Выдающийся врач древности Гален, грек по происхождению, в молодые годы в течение ряда лет работал врачом в школе гладиаторов в Пергаме. Имеются сведения и о привлечении врачей в качестве судебных медиков. Так, врач Антистий участвовал в расследовании убийства Юлия Цезаря. Архиатры имели постоянное жалование, но им разрешалась и частная практика.

В обязанности главы городских архиатров входило преподавание медицины в специальных школах, которые были учреждены в Риме, Афинах, Александрии, Антиохии, Берите и других городах империи. Анатомия преподавалась на животных, а иногда - на раненых и больных. Практическую медицину изучали у постели больного.

Закон строго определял права и обязанности учащихся. Все свое время они должны были отдавать учению. Им запрещалось участвовать в пиршествах и иметь подозрительные знакомства. Нарушавший эти правила, подвергался телесному наказанию, а в ряде случаев высылался в родной город до окончания обучения.

Наряду с государственными медицинскими школами в Римской империи существовало небольшое число частных медицинских школ. Одну из них основал Асклепиад.

Со временем положение врачей в Риме укрепилось. Они получили большие права и даже льготы. Так, во время войны врачи и их сыновья освобождались от воинской повинности. Подобные привилегии привлекали в Рим иноземных врачей, что привело к их избытку, конкуренции и в результате, к узкой специализации. Уже к концу II в. до н. э. в столице были зубные и глазные врачи, специалисты, которые лечили только болезни мочевого пузыря, или хирурги, которые производили только одну операцию, например грыжесечение или камнесечение.

Положение врача в Римской империи значительно отличалось от положения врача в Древней Греции, где врач был освобожден от обязанностей перед государством. В Греции, врачи привлекались к службе государству лишь в случае эпидемии и на время военных походов с согласия самого врача.

Два направления в медицине

В медицине Древнего Рима имелось два направления: материалистический и идеалистический.

Материалистические тенденции

Мировоззрение древних римлян в значительной степени испытывало влияние древнегреческий философии. Атомистическое учение, созданное выдающимися греческими философами-материалистами Левкиппом, Демокритом и Эпикурои, вошло в философию древнего Рима и нашло свое отражение в произведениях виднейшего представителя римского эпикуреизма - поэта Тита Лукреция Кара. Его поэма "De retum natura" в шести книгах явилась энциклопедией того времени и отразила передовые воззрения римлян в области философии, естествознания, медицины, психологии и истории.

" Ею восхищались Цицерон и Вергилий, на нее раздраженно набрасывались отцы церкви, справедливо подозревая в Лукреции страшную для себя опасность. Эта поэма определила многие черты мировоззрения Ньютона и Ломоносова, приводила в восторг Герцена, глубоко интересовала молодого Маркса :" - писал в 1947 г. в предисловии к русскому изданию поэмы С. И. Вавилов.

В поэме "О природе вещей" Лукреций подходит к вопросам медицины и естествознания с точки зрения атомистического учения. В популярной форме он говорит о сложном строении живых организмов из мельчайших движущихся частиц - атомов, высказывает мысль о постепенном развитии растительного и животного мира, о различиях организмов и передаче признаков по наследству, о вымирании неприспособленных и выживании приспособленных организмов. Он дает характеристику некоторым заболеваниям и весьма точно описывает отдельные симптомы.

Учение Эпикура и передовые взгляды Лукреция оказали большое влияние на Аслепиада из Вифинии - видного римского врача, грека по рождению. Развитие материалистического направления в медицине Древнего Рима тесно связано с основанной им методической школой. Успеху и славе Асклепида способствовало его простое и согласное с природой правило "Tuto, celeriter et incunde curare" (лечить безопасно, быстро и приятно). Такая система выгодно отличалась от методов врачевания "живодера" Архагата, греческого врача предыдущего столетия.

По представлениям Асклепиада, болезнь являлась результатом "застоя частиц" в порах и каналах тела и расстройства движения соков и пневмы. Согласно этим воззрениям большое значение имели правильные потоотделение и дыхание кожных покровов. Поэтому лечение Асклепиада было направлено на восстановление нарушенных функций и состояло из простых и естественных мероприятий: разумной диеты, соблюдение чистоты кожи, водолечения, массажа, ванн и движения в самых различных вариантах. Асклепиад советовал своим пациентам ходить пешком и ездить верхом на лошадях, путешествовать в кибитке и на корабле - словом, находиться в постоянном движении. Парализованных, он советовал носить на коврах и раскачивать. Главную задачу своего лечения Асклепиад видел в том, чтобы расширить поры и привести в движение застоявшиеся частицы. Каждый метод его лечения был детально разработан и применялся строго индивидуально. Медикаменты назначались крайне редко.

Асклепиад был твердо убежден, что человек, имеющий достаточные познания в медицине, никогда не заболеет. Сам он был первым примером этому, потому что никогда не болел и умер в глубокой старости в результате несчастного случая.

Система Асклепида оказала большое влияние на дальнейшее развитие древнеримской медицины.

Систематическое описание лекарственных средств, известных со времен императоров Клавдия и Нерона, дал римский врач, родом из Киликии - Диоскорид. Его трактат "De materia medica" (О лекарственных средствах), первоначально составленный на греческом языке и известный в Европе в арабском переводе, вплоть до XVI в. пользовался широким признанием и сыграл значительную роль в разработке растений.

Из методической школы, основанной Асклепидом, вышел один из выдающихся представителей медицины Древнего мира - Соран из Эфеса. Он составил самое обширное во всей древней литературе сочинение по родовспоможению, гинекологии и болезням раннего детского возраста. Соран учился в Александрии и, по всей вероятности, испытал большое влияние известного в этой области медицины врача александрийской школы Адриана.

Соран описал операцию эмбриотомии, приемы предупреждения разрыва промежности при родах, перевязку пуповины, поворот плода на ножку и головку, разнообразные приемы исследования: простукивание, прощупывание, выслушивание звуков в области расположения плода, исследование пульса, мокроты, мочи.

В процессе родовспоможения он старался максимально отойти от грубых и насильственных приемов, уделял большое внимание лечению женских болезней и уходу за детьми в раннем возрасте: диетике младенцев, правилам кормления и ухода.

В последующие эпохи сочинения Сорана из Эфеса получили широкое распространение в странах Европы и вплоть до XVIII в. считались основным источником знаний по родовспоможению, гинекологии, гинекологии и лечению болезней раннего детского возраста.

Обширную информацию о римской медицине до Галена дает энциклопедический труд Авла Корнелия Цельса, родившегося на рубеже I в. до н. э. Будучи широко образованным человеком и богатым рабовладельцем, он привлек большой штат переводчиков и создал обширный энциклопедический свод, в который входило более 20 книг по различным отраслям знаний: философии, риторике, праву, медицине, сельскому хозяйству и военному делу. Значительная часть этого выдающегося труда погибла. До нас дошли только книги VI - XIII под общим названием "De medicina". В них изложены известные в то время знания по диетике, гигиене, патологии, терапии и хирургии.

При создании своего многотомного руководства Цельс подробно проанализировал и обобщил многочисленные труды греческих, александрийских и индийских врачей. Так, приведенное им описание четырех признаков воспаления (покраснение, припухлость, боль, жар), по всей вероятности, заимствовано из древнеиндийских рукописей. Благодаря Цельсу мы знаем о работах выдающихся врачей Древнего мира, сочинения которых не сохранились.

Особое место Цельс уделил хирургии. Без его энциклопедического свода наши знания о деятельности хирургов александрийской школы были бы значительно беднее. Цельс сам занимался врачебной практикой: он лечил рабов, считая их лечение более выгодным, чем потеря обученного и знающего свое дело специалиста.

Трактат Цельса внес существенный вклад в развитие научной медицинской терминологии. Язык его сочинений - классический. По мнению Плиния Старшего, это - золотая латынь в отличие от варварской латыни средних веков.

Плиний Старший - видный представитель энциклопедического направления в римской прозе, писатель, ученый и государственный деятель. Из многочисленных трудов Плиния сохранились лишь "Historia naturalis" (Естественная история) в 37 книгах. В ней обобщены знания того времени по астрономии, географии, истории, зоологии, ботанике, сельскому хозяйству, медицине, минералогии. Обзору медицинских знаний посвящены книги XXIII - XXVII его труда. Лекарства животного происхождения описаны в книгах XXVIII - XXXII.

Наряду со строго научными знаниями Плиний изложил и представления парадосографов и даже народные поверья. Это соответствует традиции книжного энциклопедического знания, характерного для поздней античности. Так, в книге VII собраны сведения об аномалиях человеческой природы: о рождениях двойняшек и тройняшек, о младенцах-уродах и даже о передаче признаков по наследству в "четвертом колене". Плиний пересказал также суеверия и предрассудки того времени: описал птицу-феникс и гиппокентавра, которого, как он утверждает, видел сам в бальзамированном виде.

Книжное энциклопедическое знание, широко распространенное в Римской империи в I - II вв. н. э., постепенно уступило место компилярным трудам. Это свидетельствует о снижении уровня научных знаний и постепенном нарастании теологической направленности.

Идеалистические тенденции

Политический и экономический кризис Римской Империи оказал решающее влияние на судьбы поздней римской философии, культуры и науки. В I в. до н. э. начали зарождаться идеи будущего христианства.

Во многих отраслях естествознания обострились дуалистические тенденции. Это четко прослеживается на судьбе поздней античной астрономии. С одной точки зрения, античная астрономия к концу I в. н. э. окончательно усвоила достижения вавилонской математической астрономии, с другой - рядом с научной астрономией широкое развитие у древних римлян получила эллинистическая астрология, которая возникла, как полагают, в III в. до н. э. в школе Бероса на о. Кос. Главной задачей римской астрологии стало составление гороскопов. Астрологи служили и при дворе римских императоров.

Противоречия, свойственные поздней римской науке, ярко отразились в трудах Птолемея. С одной стороны, Птолемей создал самое выдающееся произведение античной астрономии, в котором подробно изложил общепринятое в то время учение о геоцентрическом движении планет и их взаимообусловленной связи друг с другом и с Землей. С другой стороны, именно Птолемею принадлежит одно из крупнейших произведений по античной астрологии, в котором изложены преставления о влиянии небесных тел на человечество, материки и природные явления в целом. Такая двойственность характеризует деятельность многих ученых периода поздней античности, когда усилились идеалистические настроения и обострилась борьба между "Линией Демокрита" и "Линией Платона" - двумя основными движениями в философии. В области медицины этот дуализм проявился в деятельности величайшего врача древнего мира - Галена.

Гален

Выдающийся врач Древнего мира Гален родился в г. Пергаме в семье архитектора. В возрасте 14 лет Гален начал занятия в философской школе. С 17 лет он посвятил себя медицине, которую изучал в Пергаме, Смирне, Коринфе, Афинах, но особенно в Александрии, где его учителями были последователи Герофила и Эразистрата.

С большой тщательностью изучал Гален труды своих предшественников и современников. Вследствие, цитируя их или ссылаясь на них, Гален сохранил для последующих поколений имена и достижения тех, чьи сочинения погибли или сгорели во время многочисленных пожаров хранилищ рукописей.

Гален много путешествовал: посетил Кипр, Палестину, Лемнос, Каппадокию, Аквилею. Вернувшись в свой родной город, он в течение ряда лет работал должности врача в школе гладиаторов Пергама. После восстания гладиаторов, Гален переехал в Рим, где прославился своими лекциями и успешной медицинской практикой.

Гален признается автором более чем 125 трудов по медицине, из которых до наших дней сохранилось около 80. Важнейшими из них, являются: "О больных частях тела", "Об анатомии", "Терапевтические методы", "О составе лекарств". Несколько работ Галена посвящено комментариям трудов "Гиппократова сборника".

Дуализм Галена проявился в его колебаниях между материализмом и идеализмом.

Материалистическая позиция прослеживается в его исследованиях в области анатомии и физиологии. К тому времени когда Гален прибыл в Александрию, там уже перестали производить секции человеческих трупов, и Гален анатомировал высших обезьян, свиней, собак и копытных, а иногда даже львов и слонов; часто проводил вивисекции. Данные, полученные при многочисленных вскрытиях животных, он переносил в анатомию человека. Так, в трактате "Об анатомии мышц" им описано около 300 мышц. Среди них есть такие, которые отсутствуют у человека, но есть у некоторых животных. В то же время Гален не описал характерную для человеческой руки мышцу, противопоставляющую большой палец. Впоследствии эту и многие другие ошибки Галена исправил выдающийся анатом эпохи возрождения Андреас Везалий.

Гален подробно изучил анатомию всех систем организма. Он описал кости, мышцы, связки, внутренние органы, но особенно велики его заслуги в области исследования нервной системы. Гален описал все отделы головного и спинного мозга, семь пар черепно-мозговых нервов, 58 спинно-мозговых нервов и нервы внутренних органов. Он широко использовал поперечны и продольные сечения спинного мозга в целях исследования чувствительных и двигательных расстройств ниже места сечения.

Он правильно описал анатомическое строение сердца, венечных сосудов и артериальный проток. Однако перегородку сердца Гален ошибочно считал проницаемой для крови. По его мнению, кровь могла беспрепятственно переходить из правого желудочка в левый, минуя периферические сосуды и круги кровообращения. Эта неправильная точка зрения считалась абсолютно правильной и не подлежащей критике вплоть до XVI столетия, когда испанский ученый-богослов М. Сервет, сожженный Ж. Кальвином на медленном огне в 1553 г., в своем труде "Возрождение христианства" впервые в Европе описал малый круг кровообращения. Математическое и экспериментальное обоснования кругового движения крови было дано только спустя сто лет английским ученым У. Гарвеем.

Гален широко занимался лечебной практикой. Его учение о болезнях носило гуморальный характер и основывалось на представлениях о четырех главных соках организма: крови, слизи, желтой и черной желчи. Он был опытным хирургом и считал анатомию фундаментом хирургии.

Гален внес большой вклад в развитие фармакологии. Ряд лекарственных средств, получаемых путем механической и физико-химической обработки природного сырья, до настоящего времени носит название "галеновы препараты".

Произведения Галена в течение 14 веков были основным источником медицинских знаний в Европе.

Гален жил в период рабовладельческого строя, когда в философии оживились идеалистические тенденции. Большое влияние на формирование мировоззрения Галена оказали: учение Платона о пневме и учение Аристотеля о целесообразности всего созданного природой.

Исходя из учения Платона о пневме, Гален считал, что в организме "пневма" обитает в трех ее видах: в мозге, в сердце, в печени. Все жизненные процессы он объяснял действием нематериальных сил, которые образуются при разложении пневмы: нервы несут "душевную силу", печень дает крови "естественную силу", пульс возникает под действием "пульсирующей силы".

Подобные трактовки придавали идеалистическое содержание кропотливо собранному экспериментальному материалу Галена. Он правильно описывал то, что видел, но неправильно трактовал полученные результаты. В этом и состоит дуализм учения Галена.

Учение Галена и его значение трудно переоценить. Рядом с Галеном могут быть поставлены лишь Гиппократ и Авиценна. Неутомимый исследователь природы, основоположник экспериментальной анатомии и физиологии, терапевт и хирург.

Ученые и натуралисты древних Греции и Рима внесли огромный вклад в развитие медицины. Они обобщили полумагические системы древнего Египта, Вавилона, Персии и в результате экспериментов, сумели перевести медицину с уровня магии и заговоров на научный уровень. Конечно, несовершенство техники того времени и незнание людьми фундаментальных законов естества не позволили им полностью избавиться от заблуждений в сфере человеческого тела, однако то, что было сделано, действительно заслужило того, чтобы имена ученых и простых медиков древнего мира были внесены в анналы истории.

С падением Западной Римской империи в 476 г. древняя рабовладельческая система Западного средиземноморья перестала существовать. Наступил новый период истории - эпоха феодализма. Достижения древних рабовладельческих цивилизаций Греции и Рима легли в основу последующего развития европейской, а вместе с ней и мировой культуры.

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

Читайте далее:

Предыдущая страница:

Перейти в этот раздел

Ключевые слова этой страницы: строительное, искусство, римлян.

Скачать zip-архив: СТРОИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО У РИМЛЯН. Этруски первые - zip. Скачать mp3: СТРОИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО У РИМЛЯН. Этруски первые - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Как найчиться правильно дышать по Йоге?...
» Гадание по чаинкам. Толкование чайных фигур...
» Правильное дыхание и техника расслабления при гипнозе...
» Как вспомнить прошлые жизни?...
» Феншуй, ба-гуа, тайна гармонии. Практика Фэн-шуй...

Мантры

«СТРОИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО У РИМЛЯН»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

СТРОИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО У РИМЛЯН

эзотерика
строительное, искусство, римлян Аура и развитие видения ауры
строительное, искусство, римлян эзотерика
магия