Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии
Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии

Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии


Реклама на сайте:

психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии

Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии

» Эгрегор как организм...
» СОННИК. Толкование снов. Сонники на любой сон...
» Сонник и наши сны. Толкование сна и сновидений...
» Тибетская медицина, лечение, рецепты...
» Яснослышание. Ясновидение в форме яснослышания...

Астрал

Энергетическое лечение

психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии ПСИХОЛОГИЯ И ПАРАПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОТЕРАПИЯ И ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПО ПСИХОТЕРАПИИ

Психологическое консультирование (counseling psychology)

П. к. претерпело значительные изменения за время, прошедшее с момента его официального признания в 1946 г. отдельной помогающей профессией. Посвященное первоначально оказанию помощи людям в поисках подходящей профессии, П. к. расширилось до сферы практ. деятельности, цель к-рой — помогать относительно здоровым людям извлекать из своего потенциала развития максимальную пользу во всех сферах жизни. В ходе консультирования используется широкое разнообразие тонких методов психол. вмешательства, предназначенных не только для оказания помощи людям в приспособлении к своему окружению, но и для видоизменения многих аспектов среды, чтобы сделать их в большей мере отвечающими человеческим потребностям.

Дефинициональные модели психологического консультирования. В определении П. к. заключено нескольких существенных признаков, к-рые позволяют отличить эту сферу занятий от родственных помогающих профессий. Во-первых, П. к. всегда следовало образовательной (воспитательной), а не клинической, лечебной или медицинской модели. Клиенты (не пациенты) рассматриваются как нормальные люди, к-рым, по их просьбе, нужно помочь справиться со стрессами и задачами повседневной жизни. Задача консультирующего психолога заключается в обучении клиентов стратегиям совладания (coping strategies} и новым моделям поведения, к-рыми клиенты могли бы воспользоваться для извлечения максимальной пользы из уже имеющихся у них возможностей или для создания более благоприятных возможностей.

Помимо диадического интервью, для переобучения клиентов могут использоваться др. методы. Так, консультирующие психологи могут вести группы, цель к-рых — улучшить жизнь каждого члена группы, или же они могут разрабатывать и проводить семинары, посвященные разнообразным аспектам устройства жизни, таким как умение отстаивать свои права и интересы или умение налаживать и поддерживать отношения с другими. Психолог-консультант может вмешиваться в непосредственное окружение клиента с тем, чтобы облегчить своему клиенту изменение и рост, и может поддерживать его в реальных жизненных ситуациях в дополнение к встречам в кабинете.

Образовательная (воспитательная) основа П. к. лучше всего видна на примере работы консультантов в бесплатных средних школах и в консультационных центрах при колледжах и университетах. Однако здесь роль консультанта расширяется от почти исключительного занятия профориентацией и образовательным консультированием уч-ся до все более усиливающегося сосредоточения на создании целостной образовательной среды, облегчающей учение. В этом процессе консультанты реализуют свое призвание, занимаясь не только профконсультированием, но и консультированием по личностным и эмоциональным проблемам, пытаясь максимизировать восприимчивость уч-ся к обучению. Кроме того, консультанты могут выполнять роль советников профессорско-преподавательского состава и администрации, помогая создавать целостную образовательную среду, к-рая облегчала бы процесс учения. Подготовка консультантов, работающих в школе, обычно соответствует степени магистра, тогда как психологи, консультирующие в колледжах и университетах, как правило, имеют докторскую степень.

Особое значение в П. к. придается развивающей модели. Психологи-консультанты пытаются помочь своим клиентам в достижении оптимального уровня развития и в преодолении препятствий на пути нормального роста.

В П. к. взяты на вооружение и пропагандируются предупредительные (превентивные) подходы к проблемам развития, но не вместо, а в дополнение к исправительным (коррективным) подходам. Стратегия предупреждения состоит в том, чтобы идентифицировать конкретных лиц, группы или условия, к-рые, согласно теории и исслед., связаны с повышенным «риском», и осуществить соответствующее вмешательство до того, как наступит кризис. Такой подход аналогичен мерам в области общественного здравоохранения, назначение к-рых — предотвратить появление болезни вместо того, чтобы лечить развившуюся болезнь.

Среди помогающих профессий одно только П. к. обращает особое внимание на ту роль, какую работа играет в жизни чел. Это и понятно, поскольку П. к. как профессия получает значительную часть своих отличительных признаков от профориентационного движения. После Второй мировой войны вместе с подъемом благосостояния населения и упадком этики труда как источника личных и общественных ценностей П. к. расширило спектр своих целей, чтобы включить в их число личностное развитие в др. сферах, помимо трудовой. Методология П. к. также стала более разнообразной: относительно простой, проводившийся один раз в жизни подбор профессии для конкретного чел. сменяется анализом психол. потребностей, удовлетворяемых работой, подбором различных профессиональных занятий на протяжении всей жизни чел. в зависимости от стадии его возрастного развития, разграничением моделей карьеры для мужчин и женщин и исслед. значения и ценности работы в сравнении с др. занятиями, такими как досуг.

Отличительные особенности психологического консультирования как профессии. Когда П. к. переросло свою первичную форму профессиональной ориентации, из к-рой оно развивалось, функции консультирующих психологов стали все больше пересекаться с функциями представителей др. помогающих профессий. Так, по мере того как психотер. все активнее применялась психологами-консультантами безотносительно к профессиональному отбору, росла и область пересечения П. к. с клинической психологией. В той степени, в какой консультирующие психологи вмешивались в сеть соц. отношений клиента, их функции пересекались с функциями соц. работников. Тем временем клинические психологи все чаще находили работу за стенами психиатрических больниц, занимаясь решением проблем относительно здоровых людей наряду с выполнением своих прямых обязанностей по оценке психич. статуса больных. Аналогичным образом, соц. работники постепенно отходили от формального ведения дел своих подопечных и переориентировались на терапевтическое консультирование. Т. о., имело место одновременное встречное движение трех самых широких помогающих профессий, в результате к-рого произошло размывание прежде четко очерченных профессиональных ролей и функций.

Проблема приобретения своеобразия осложняется еще и тем, что исторически П. к. оказалось прочно связанным с пед. колледжами, ибо главной задачей первых кафедр и факультетов консультирования была подготовка школьных консультантов. Так как, с одной стороны, образование консультантов расширилось практически до П. к., а с другой, профориентация стала психологически более сложной, программы (учебные курсы) П. к. часто оказывались предметом соперничества между педагогикой и психологией. В результате большинство программ П. к., одобренных Американской психологической ассоциацией, в настоящее время сосредоточено в пед. колледжах, а не на психол. факультетах. Хотя это выглядит разумно с т. зр. образовательной модели, принятой за основу в данной профессии, подобное положение дел привело к тому, что теперь консультирующим психологам нужно оставаться лояльными к образованию консультанта, к-рое может и не быть психологически ориентированным, и сохранять верность прикладной психологии, где может доминировать исправительная, квазимедицинская модель. Поскольку вопросы лицензирования и подтверждения квалификации, кодексов профессиональной этики и выплат в пользу третьей стороны приобретают в данной ситуации особую важность, консультирующие психологи вынуждены выбирать между педагогикой и психологией как своим базовым образованием и источником профессиональной идентичности. В результате, в программах (учебных курсах) П. к. был усилен акцент на фундаментальной психол. подготовке, но разрыв между П. к. и образованием консультанта, по-видимому, продолжает расти.

Теоретические модели психологического консультирования. Первая миннесотская модель профконсультирования была создана в 1930-х гг. Эдмундом Уильямсоном в консультационном пункте для студентов Миннесотского университета и некоторое время служила образцом для большинства открываемых университетских консультационных центров. Основу данной модели составлял процесс рационального принятия решения, в к-ром главная роль отводилась интерпретации результатов тестирования и последующему, проводимому с учетом этой интерпретации, образовательному или профессиональному отбору. С ростом психотерапевтического движения, модели П. к. стали больше сосредоточиваться на процессе взаимоотношений консультанта и клиента, чем на результате консультирования.

В частности, две теорет. модели — модель принятия решений и модель соц. влияния консультанта — заслуживают дальнейшего обсуждения, так как они представляют собой уникальный вклад П. к. в прикладную психологию. Консультирование, ориентированное на принятие решений, предполагает использование в консультационном процессе понятий и методов общей теории принятия решений и, в общем, сводится к попыткам обучить клиентов — либо индивидуально, либо в группах, — эксплицитным процедурам и стратегиям принятия эффективных решений. Модель принятия решений больше всего подходит для консультирования по вопросам выбора профессии и планирования карьеры, как это проиллюстрировали Митчелл, Джоунз и Крумбольц в работе Social learning and career decision making («Социальное научение и выбор карьеры»). Акцент П. к. на предупреждении хорошо иллюстрируется моделью принятия решений; традиционные школьные занятия, равно как и др. методы обучения навыкам принятия решений, использовались для формирования таких навыков у групп населения с высоким риском дезадаптации до того, как эти люди должны были принять важные для себя решения.

Решение задач тесно связано с принятием решений. В своей работе Problem-solving counseling («Консультирование, ориентированное на решение задач») Дэвид Диксон и Джон Глоувер осуществили интеграцию прагматической методологии решения задач, к-рая характерна для ряда подходов П. к., с исследовательской и теорет. литературой по решению задач. Двухсторонняя интеграция моделей принятия решений и решения задач представляет собой движение, к-рое стремится включить когнитивные переменные в поведенческое консультирование.

Модель процесса консультирования как соц. влияния впервые была предложена Стэнли Р. Стронгом в конце 1960-х гг. Чтобы разработать концептуальную модель влияния консультанта на клиента вследствие воспринимаемой клиентом опытности и надежности консультанта, Стронгу пришлось обратиться к социально-психологической литературе по межличностному влиянию. С тех пор было проведено множество исслед., посвященных изучению характеристик поведения, к-рые способствуют усилению соц. влияния консультанта; условий, при к-рых соц. влияние консультанта может быть максимизировано; связей между показателями соц. влияния и др. характеристиками процесса и результата консультирования, а также зависимости соц. влияния от таких типологических признаков консультанта и клиента, как раса, пол и соц. класс. В настоящее время модель соц. влияния яв-ся одной из наиболее влиятельных моделей процесса консультирования.

Исследования в области психологического консультирования. Со временем произошли существенные изменения в характере и тематике исслед. в области П. к. Наибольшее изменение произошло в соотношении числа эмпирических исслед. и концептуальных или теорет. работ: в 1954 г. это соотношение составляло 1:1, а в 1980-х годах на одно неэмпирическое исслед. приходилось уже более девяти эмпирических работ. Др. изменение имело место в соотношении количества исслед. результата и процесса консультирования: доля исслед. результата консультирования уменьшилась, тогда как доля исслед. процесса существенно возросла и достигла 25% от общего числа таких исслед. Количество исслед. процесса/результата консультирования также существенно увеличилось, и журнальная статья становится основным видом печатной продукции процессуально ориентированных исслед. в прикладной психологии. С годами произошло некоторое уменьшение доли исслед. в области выбора профессий, отражая снижение значимости профориентационного аспекта в П.к., однако это уменьшение компенсируется увеличением исслед., касающихся консультирования специфических групп населения, в т. ч. и по вопросам трудоустройства. Наконец, исслед. социального влияния занимают значительное место в текущих журнальных публикациях, что лишний раз свидетельствует о той важной роли, какую процессуальная модель играет в современном П. к.

Произошло также повышение качества и специфичности исслед. в области П. к. В современных исследованиях, по-видимому, значительно чаще используются многофакторные эксперим. планы, применяются методы многомерной статистики, обеспечивается жесткий контроль эксперим. условий для сведения к минимуму внешних источников дисперсии и изучается влияние специфических вмешательств на строго определенные, конкретные характеристики изменяемого поведения. Все возрастающее внимание уделяется тому, каким образом определенная методика, используемая конкретным консультантом в работе с конкретным клиентом приводит, при определенных условиях, к определенному результату.

См. также Развитие профессиональной карьеры, Консультирование, Профессиональное консультирование

Т. Дауд

Психологическое тестирование: проблемы выживания (psychological testing: its survival problems)

П. т. — широкое понятие, охватывающее все типы профессионально разработанных тестов для оценки челов. способностей, достижений в обучении, умений, интересов, аттитюдов и личностных свойств. Употребление этого термина не следует ограничивать, как это иногда ошибочно понимается, только тестами, связанными с личностными свойствами и психич. адаптацией.

Исторически, П. т. тесно связано со становлением психологии как объективной и ориентированной на количественные измерения научной дисциплины, пришедшей на смену той субъективной и филос. области знания, какой она была на заре своего развития. П. т. оказалось первым разделом в области психол. знания, успешно применившим психол. принципы к решению практ. проблем. Его прикладное значение быстро возрастало по мере общественного признания и принятия П. т. в качестве широко используемой процедуры.

До начала 1960-х гг. практически не возникало серьезных угроз для выживания П. т. в том виде, как оно развивалось и использовалось. С т. зр. научных и профессиональных стандартов, для того чтобы выжить, тест должен быть надежным и валидным. Средства обеспечения и контроля надежности и валидности тестов были и по-прежнему остаются в руках их профессиональных разработчиков. На заре возникновения психол. тестов подвергавшиеся психол. тестированию лица редко имели право голоса. Это была лучшая пора для разработчиков и пользователей.

Конечно, на заре тестирования разворачивались горячие дискуссии в отношении психол. тестов (в частности, тестов IQ). При этом, однако, не возникало таких бурных споров вокруг самих тестов, какие разгорались вокруг проблемы интерпретации их результатов.

«Угрозы выживанию» психол. тестов начали проявляться по мере растущего и все чаще выражаемого беспокойства со стороны людей в связи с соблюдением их нрав в различных ситуациях, включ. те, в к-рых они могли получить отказ в приеме на работу или поступлении в вуз на основе показателя психол. теста, или в к-рой ребенка могли лишить возможности обучения в обычной школе по результатам теста. Акцент начал смещаться на те оценки по тесту, к-рые находятся ниже определенного критического уровня (отсечки), — людей волновала их обоснованность и справедливость.

Кульминацией господствовавших в обществе тенденций явилось принятие в 1964 г. Закона о гражданских правах (Civil Rights Act). To что этот закон включает раздел, относящийся к занятости (Раздел VII), вовлекает психол. тесты в круг вопросов, связанных с дискриминацией против неимущих соц. групп. В связи с этим, Комиссия по вопросу равных возможностей занятости (ЕЕОС, 1978) рассматривается многими как прямая угроза П. т. Единые правила проведения отбора наемных работников (Federal Uniform Guidelines on Employee Selection Procedures) нацелены главным образом на защиту меньшинств и неимущих соц. групп от дискриминации при найме. Ряд правительственных регулирующих мер адресован тж к проблемам граждан, имеющих различные категории инвалидности, и некоторые из них (особенно в сфере образования и занятости) затрагивают П. т.

Проблемы выживания. Какого рода угрозам подвергается П. т.?

1.   Наиболее серьезной угрозе подвергается тестирование общего интеллекта. За исключением тестов достижений в школах, тесты общего интеллекта в настоящее время яв-ся наиболее часто применяемыми и используемыми из всех тестов. Тесты общего интеллекта имеют разнообразные наименования: интеллектуальные тесты, тесты IQ, тесты умственных способностей, тесты общей способности и тесты потенциала к обучению. Большинство «специализированных» тестов, не относящихся к этой категории, содержат компоненты оценки общего интеллекта.

Большинство тестов общего интеллекта и специализированных тестов, содержащих компоненты оценки общего интеллекта, яв-ся вербальными тестами «карандаша-и-бумаги». Угрозы связаны с обвинениями в адрес вербальных тестов в несправедливости их оценок в отношении групп, оказывающихся в неблагоприятных языковых условиях, таких как афро-, испано-, азиато- и коренные американцы.

Поскольку в письменных тестах невозможно избежать использования языка, при их разработке особое внимание следует уделять словарному запасу и уровням трудности чтения тестов, чтобы быть уверенными, что они не ограничивают возможности получения высоких оценок по тесту потенциально успешными студентами или кандидатами на работу единственно по этой причине. Релевантное содержание также должно предполагать включение в состав теста отвечающих его целевому назначению различных факторов общего интеллекта, таких как пространственная и числовая способности, способность к умозаключениям, ассоциативная способность и вербальная беглость.

2.   Вторая угроза связана с различиями в оценках, получаемых по тесту членами меньшинств или соц. групп, находящихся в менее благоприятных условиях, в сравнении с членами соц. групп, воспринимаемых как благополучные. Проблема заключается в частом допущении со стороны критиков тестов, что валидность теста, к-рый приводит к различным распределениям оценок в группах, находящихся в разных соц., экономических и прочих условиях, уже в силу самого этого факта оказывается под угрозой. Если, напр., женщины, в силу своих биолог. особенностей не могут соответствовать валидным (реалистически связанным с работой) физ. требованиям, предъявляемым к пожарным в той же степени, в какой могут мужчины, то в этом случае надлежит использовать дифференцированный подход к распределениям оценок и предъявляемым к кандидатам требованиям.

3.   Помогают или угрожают П. т. регуляторные меры профессионального или юридического характера? Любые «указания» стесняют свободу инициативы, ограничивают простор научного исслед. и экспериментирования, к-рые без них могли бы иметь место. В государственных постановлениях и указаниях соц. проблемы зачастую смешиваются с профессионально-научными проблемами тестирования. Профессионально-научные рекомендации зачастую оказываются слишком «академичными» и не всегда в должной мере учитывающими практ. требования.

4.   Какие угрозы для выживания П. т. исходят от судов? Эти угрозы проистекают главным образом из переплетения соц. проблем с научной и профессиональной защитой психол. тестов. Это связано с использованием психол. тестов в ситуациях, где остро стоит проблема соц. защищенности. В области получения доступа к образованию тесты критиковались за ошибки, за возможность предварительного «натаскивания» и секретность результатов. В области кадровых решений процедуры найма и др. кадровые мероприятия подвергаются угрозам со стороны возникающих соц. проблем и судебных комиссий, направляющих свое внимание на эти соц. проблемы. Когда суд «выбрасывает» какой-либо психол. тест просто или главным образом потому, что он показывает неблагоприятные результаты при найме на работу меньшинств, при этом редко, если вообще учитываются, соображения валидности данного теста. Тем не менее, подобные судебные решения очевидно способствуют формированию негативного общественного мнения в отношении валидности этого теста.

Выживание П. т. в «клинической» области психич. здоровья не подвергалось угрозе со стороны судов в такой степени, как в двух предыдущих прикладных областях (образование и кадровые решения). Причины этого недостаточно ясны.

Угрозы выживанию П. т. со стороны судов могут уменьшаться с ростом взаимопонимания между адвокатами, судьями и профессиональными психометристами, чему может способствовать обмен знаниями.

5.   Могут ли психол. тесты преодолеть угрозу «правды-в-тестировании»? Эту угрозу несут требования сделать используемые тесты открытыми и доступными, включ. детали вопросов и ответов, для всех подвергающихся тестированию. В частности, в штатах Нью-Йорк и Калифорния были приняты соответствующие законы в отношении тестов, используемых при поступлении в колледжи и университеты. Реализация такого рода требований повлекла бы за собой невозможность повторного использования того же самого теста, потребовала бы частых разработок и валидизации новых тестов, увеличила затраты и снизила качество и валидность разрабатываемых тестов.

6.   Какие угрозы выживанию влекут за собой проблемы обоснования валидности психол. теста? Это все более ужесточающиеся требования к тому, чтобы обоснование валидности теста опиралось на статистически достоверные связи между тестовыми показателями и прогнозируемыми на их основе критериями. Это требование особенно сильно в образовании и области кадровых решений и менее выражено в клинических психол. областях, где тесты, как правило, используются и применяются в качестве вспомогательных средств клинической диагностики. Неадекватные и ненадежные критериальные измерения представляли собой проблему с самого начала исслед. валидности психол. теста.

Если критериальные измерения являются ненадежными и сами по себе невалидными, низкая корреляция с оценками психол. теста будет угрожать тесту ошибочно. В этом случае, является ошибочным критерий, а не тест.

Ни одна из угроз выживанию психол. тестов не нова по своей сути. Та или другая выходит на передний план в определенную эпоху, характеризующуюся определенной расстановкой сил в об-ве и связанными с ней соц. требованиями. В интерпретации угроз тестированию также следует учитывать существование области «искусства тестирования». Профессионалы, занимающиеся тестированием, будут использовать эти угрозы как стимулы к совершенствованию.

См. также Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Анализ заданий, Надежность диагнозов, Тестирование и законодательство

Т. Хант

Психология акта (act psychology)

Основные идеи П. a. (Aktpsychologie) были впервые изложены католическим священником Францем Брентано (1838 — 1917) в его книге, названной Psychologie vom empirischen Standpunkt («Психология с эмпирической точки зрения»). Брентано полагал, что психология должна твердо придерживаться метода эмпирического наблюдения и выбраться из филос. трясины, куда она попала в эпоху (и не без влияния) Иммануила Канта, к-рого Брентано считал мистиком. Для Брентано «слово «эмпирический» означало чувственный опыт с акцентом на деятельности». Он считал, что определенный опыт следует всегда непосредственно соотносить с определенным объектом.

Вундт утверждал, что психология должна изучать содержания опыта (сознание), а задача психолога — расчленять эти ментальные содержания на их дискретные элементы. Брентано выступал против такого подхода и стал одним из самых строгих критиков Вундта. Для Брентано психол. процессы лишь тогда приобретают свое значение, когда они составляют акты сознания. Когда мы видим «красный» цвет, значимым ментальным событием является не цвет как таковой, а акт «переживания красного».

Брентано выделил три класса актов: а) акты идеации (представливания), состоящие из процессов ощущения и воображения; б) акты суждения, включающие констатацию, оценивание и сомнение; в) акты чувствования, представляющие собой позитивные или негативные отношения к объекту, наподобие любви или ненависти.

По всей вероятности, П.а. оказала влияние — пусть даже косвенное — на более поздние психол. системы. Функционалисты начала XX в. тоже выступали против вундтовского поэлементного анализа сознания и делали акцент на психол. деятельности как функции «души». Позднее и гешталът-психологи присоединились к протесту Брентано против психологии элементов.

См. также Эмпиризм, Вопрос об отношении души и тела, Феноменологический метод, Структурализм

Р. Ландин

Психология денег (psychology of money)

В основе притягательности, к-рой обладают деньги практически во всех об-вах, лежит приобретенный драйв. Драйв, или побуждение к получению денег обычно появляется довольно рано в жизни человека — обычно, как только дети обнаруживают, что деньги позволяют им достичь несравнимо больше целей, чем любое др. средство. В результате множества жизненных событий, в к-рых прямо или косвенно участвуют деньги, для большинства людей они приобретают ценность подкрепления или внешнего стимула. Многие исследователи использовали в своих интересах всеобщую привлекательность денег.

То, что деньги можно обменять на мн. виды товаров, услуг и привилегий, придает им значение сильного возбудителя. Если участники эксперимента лишь минимально возбуждены (мотивированы), как это бывает в начале исслед., введение фактора денег облегчает получение от них требуемого поведения. Однако, если испытуемые уже достигли относительно высокого уровня возбуждения, дополнительное возбуждение, вызываемое введением денежного вознаграждения, по-видимому, оказывает отвлекающее воздействие и, следовательно, мешает выполнению эксперим. задания.

Фактор денег особенно полезен в экспериментах, поскольку их можно выразить в количественных единицах. Кэллахан-Леви и Мессэ просили мужчин и женщин выполнить задание и затем сказать, как следует оплатить их работу и работу др. участников эксперимента. Были сделаны следующие выводы: мужчины склонны считать, что их работа должна быть оплачена лучше, чем работа др. мужчин или женщин, тогда как женщины заплатили бы себе меньше, чем др. женщинам или мужчинам. Исследователи считают, что эти результаты отражают общую тенденцию: женщины считают свою деятельность менее экономически значимой, чем мужчины — свою.

Существует много народных пословиц, смысл к-рых сводится к тому, что «за деньги счастья не купишь», однако большинство людей говорят и ведут себя так, как будто считают, что деньги могут принести существенно больше радости и удовлетворения, т. е. того, что в обиходе называется счастьем. Исслед. вопроса, способствуют ли деньги приобретению положительного эмоционального настроя или препятствуют ему, имеют противоречивые результаты. В пользу парадигмы «больше денег — больше счастья» говорят результаты многих работ: они показывают, что от уровня дохода зависит положительное отношение к себе и к другим и что уровень зарплаты положительно коррелирует с удовлетворенностью работой. Однако такие же корреляции обнаруживаются и при сравнении мер положительных аттитюдов и уровня образования. Поскольку материальный статус и уровень образования связаны непосредственно, неясным становится вопрос, к-рый из этих двух факторов в большей степени способствует положительному душевному состоянию. Результаты этих исслед. показывают, что приобретение или наличие большого количества денег, по крайней мере, не является помехой счастью.

Однако результаты некоторых исслед. звучат не столь оптимистично. Одним из них является исслед. Брикмана с коллегами, проведенное среди тех, кто выиграл в лотерею от 50 тыс. до 1 млн долларов. Вопреки ожиданиям, мнения победителей относительно степени своего счастья в прошлом, настоящем и будущем не имели существенных отличий от мнений их соседей — членов контрольной выборки, не вытянувших выигрышных билетов. Более того, по оценке членов контрольной выборки, степень их удовлетворения каждодневными радостями — беседами с друзьями, принятием пищи, просмотром телепередач — была значительно выше, чем у победителей лотерей. Напротив, оказалось, что наслаждение «счастливчиков» ежедневными радостями было даже меньшим, чем у группы пациентов, полностью или частично парализованных в результате несчастного случая. Некоторые из победителей также жаловались на напряженные отношения с окружающими, появившиеся после получения крупного приза.

В повседневной жизни деньги, внесенные в качестве первого взноса за товары или услуги, подтверждают персональную ответственность плательщика. Люди, сделавшие взнос за участие в семинаре по снижению веса, были склонны чаще посещать занятия и выше оценивать учебный материал, чем те, кто ничего не платил. По др. программе снижения веса пациенты, к-рые оплатили услуги врача, похудели больше, чем те, кто лечился бесплатно.

См. также Внешние побуждения (стимулы), Удовлетворенность работой, Вознаграждение и собственный интерес, Жетонная система

Г. К. Линдгрен

Психология женщин (psychology of women)

П. ж. представляет собой результат усилий мн. дисциплин, пытавшихся понять поведение женщин. Разные психол. субдисциплины исследовали особенности жизненных путей женщин и изучали внутреннюю динамику их жизни.

История

Философы, духовенство, историки, биологи, а позднее и психологи высказывали взгляды на природу женщины. Независимо от своей личной позиции, представители того или иного периода времени обычно выражали мысли, отражавшие культурные аттитюды их эпохи. До недавнего времени, однако, эти взгляды не слишком различались. Общая т. зр. состояла в том, что женщины стоят в своем развитии как ниже, так и выше мужчин, и что они уступают мужчинам в мирских способностях, но зато превосходят их в духовных сферах.

П. ж. как официальная область исслед. возникла в конце XIX в., и были предприняты многочисленные исслед., при помощи к-рых эту мысль пытались подтвердить научными фактами. Каждый новый аргумент переживал недолгий пик популярности перед тем, как его сменял другой. Сначала женщины рассматривались как стоящие ниже мужчин, гл. обр., по развитию умственных способностей, поскольку их мозг меньше. Когда этот аргумент был опровергнут, ученые обратились к специфическим областям мозга и утверждали, что лобные доли мужчин дают им преимущество (позднее то же утверждалось в отношении теменных долей). Когда и этот аргумент стал вызывать все большие сомнения, был выдвинут аргумент большей мужской изменчивости — мужчины как лучше, так и хуже женщин, но в целом являются менее посредственными. Наконец, в начале 1900-х гг., появилась гипотеза «материнского инстинкта», согласно к-рой женщины в силу своей природы поглощены беременностью и кормлением, поэтому им не хватает энергии для развития др. способностей.

По мере того как каждый из этих аргументов входил и выходил из моды, мало у кого возникало сомнение в общей исходной посылке, согласно к-рой в аспекте мирских достижений женщины стоят ниже мужчин. Этому преобладающему аттитюду, однако, был брошен вызов со стороны нек-рых мужчин и немногих женщин-ученых. Можно столь же ясно показать, говорила эта оппозиция, что такие различия, к-рые существуют между мужчинами и женщинами, могут обусловливаться культурным и соц. опытом в не меньшей степени, чем биологией, и являются, следовательно, результатом мужского и женского опыта, а не причиной такого опыта.

Эти «диссиденты» начала 1900-х гг. заложили фундамент для большинства работ по П. ж., проводившихся с 1960-х гг. Во-первых, они констатировали, что поведение не неизбежно связано с биологией, но является отчасти результатом культурного контекста. Во-вторых, они усомнились в степени реально существующих различий в поведении между мужчинами и женщинами. В-третьих, они положили начало соц. активизму, к-рый часто тесно связан с исслед. в П. ж., т. к. принимает в расчет скорее культурные, нежели биолог. причины поведения.

Научный интерес к поведению женщин, наблюдавшийся в начале этого столетия, б. ч. рассеялся в последующие десятилетия. С приходом бихевиоризма, аргументы, опиравшиеся на такие неосязаемые вещи как «материнский инстинкт», потеряли всякую ценность. Научные психологи занялись наблюдаемым поведением — и, в целом, игнорировали половые различия.

Влияние психоанализа

Психоаналитики делали выводы о челов. поведении на основе опыта своей работы с конкретными людьми в клинических условиях. Психоаналитическая т. зр. оказала сильное влияние на популярные концепции женского поведения и иногда считается, что она положила начало возникновению самой П. ж. Она до сих пор является одной из доминирующих т. зр. в этой области.

Взгляды З. Фрейда на П. ж. оказали мощное воздействие на совр. знания о женщинах. Несмотря на то, что Фрейд отвергал б. ч. современных ему знаний о женщинах, он утверждал, что женщина является существом более низкого ранга, чем мужчина.

Карен Хорни, неопсихоаналитик, сформулировала свою собственную теорию и утверждала, что мн. взгляды Фрейда на людей в целом, и на женщин в частности, явились результатом его склонности делать универсальные обобщения на основе специфических случаев. Будучи однажды выдвинутыми, такие обобщения впоследствии действительно находят себе подтверждение и увеличивают количество описываемых случаев поведения. Эти представления, или идеологии в отношении женщин служат т. о. неск. целям. Хорни писала: «Представляется очевидным, что функция этих идеологий заключается не только в том, чтобы примирить женщин с их подчиненной ролью, представляя ее как предначертанную, но также внедрить само убеждение в том, что такая роль несет в себе исполнение того, к чему они страстно стремятся, или идеал, заслуживающий всяческого одобрения и достойный того, чтобы за него бороться».

Аргумент Хорни получил сильную поддержку в кросс-культурных исслед. Маргарет Мид, к-рая привела данные об отсутствии специфических поведенческих различий между мужчинами и женщинами в ряде др. культур, а тж описала различия, к-рые противоположны различиям между мужчинами и женщинами в зап. об-ве. Из того что поведение мужчин и женщин изменяется от одной культуры к другой, следует, что различия между мужчинами и женщинами едва ли являются биолог., равно как и универсальными.

Современные исследования женщин

1960-е гг. отмечены ростом эмпирических исслед., связанных с П. ж. Новые исслед. стимулировались, в частности, набиравшим силу Женским движением, бросившим вызов традиционным психоаналитическим воззрениям. Психологи (и представители др. дисциплин) задались целью определить: а) какие половые различия действительно существуют, б) причины таких различий и в) ключевые проблемы в жизни женщин и как они проявляются на протяжении их жизненного пути.

Половые различия

Недавние исслед. положили конец многочисленным мифам в отношении различий между мужчинами и женщинами и позволили по-новому взглянуть на действительно существующие различия. Исслед., в частности, доказали несостоятельность представлений о том, что женщины биологически слабее и что они уступают мужчинам в интеллектуальном отношении. Тж не обнаружилось доказательств утверждениям, что женщины более пассивны и зависимы, чем мужчины, или что у них более слабая мотивация к достижению. Наконец, женщины не только не равнодушны к половой жизни, но и обладают сексуальным потенциалом, к-рый сравним или даже превосходит сексуальные возможности мужчин. Вместе с тем было показано, что в каждой из этих областей все же существуют нек-рые из ранее предполагавшихся различий. Женщины могут не уступать мужчинам в физ. отношении и обладать большим запасом жизненных сил, но, в среднем, они отличаются меньшими размерами тела и меньшим количеством мышечной ткани. Женщины не являются менее интеллектуальными и, фактически, даже превосходят мужчин в беглости речи, однако, в среднем, они уступают мужчинам в мат. и пространственных способностях. Женщины могут и не быть более пассивными, чем мужчины, вместе с тем они менее агрессивны. Они не менее ориентированы на достижения, но реже обнаруживают свои стремления к достижению в областях общественной деятельности. Наконец, женщины обладают сексуальными возможностями, к-рые в определенном отношении превосходят мужские, но в то же время они больше сосредоточены на межличностных отношениях и более настроены на «любовь и романтизм», чем мужчины в целом.

Биология в сравнении с культурой

Несмотря на свою большую замысловатость, совр. биолог. аргументы мало отличаются от их предшественников 1890-х и начала 1900-х гг. Джон Мани высказал предположение, что различные уровни содержания андрогена в пренатальных гормонах могут влиять на нейронные структуры головного мозга, тем самым предрасполагая индивидуумов к «маскулинным» или «фемининным» психич. паттернам. Др. исследователь предположил, что поскольку девочки созревают раньше мальчиков, это более раннее созревание может ограничивать возможности когнитивного развития, к-рое произошло бы при более позднем созревании.

Культурные теории опираются на изменчивость мужского и женского поведения в условиях различного окружения и их аргументы заключаются в том, что такая изменчивость не имела бы места, если бы поведение определялось биолог. различиями между мужчинами и женщинами. К тому же, существует огромная биолог. изменчивость; различия в гормональных уровнях между мужчинами и женщинами в среднем почти не превышают соотв. различий между мужчинами и др. мужчинами или женщинами и др. женщинами. Далее, выяснилось, что во мн. случаях культурные факторы оказывали большее влияние, чем биологические. Наконец, мн. психологи указали на то, что мужчины и женщины, к-рые усваивают «подобающее» мужское или женское поведение, нередко испытывают дистресс. Эти психологи утверждают, что если бы поведенческие паттерны, связываемые с каждым полом, были действительно «природными», тогда они не оказывались бы столь дисфункциональными.

Не представляется возможным, однако, четко отделить то, что является биологическим, от того, что является культурным. Мн. психологи склонны признавать существование как биолог., так и культурных влияний на поведение, но большинство все же указывает на приоритет культурных влияний.

Работа и любовь в жизни женщин

Со времен Фрейда психологи утверждают, что благополучие каждого человека определяется его способностью к продуктивному труду и установлению полноценных межличностных отношений. В литературе подчеркивается важность обоих компонентов в жизни как женщин, так и мужчин. Сандра Бем назвала это андрогинией.

Б. ч. литературы, посвященной женщинам, показала однако, что любовь важнее работы, и что женщины часто полностью погружаются в межличностные отношения, принося им в жертву индивидуальные достижения. Исслед. совр. браков показали, что женщины зачастую настолько уходят с головой в свои супружеские взаимоотношения, что это приводит к неизбежным разочарованиям и вызывает страдания, а иногда и болезни. В целом, ориентация женщин на межличностные отношения объясняется давлением культурных норм (что согласуется с психоаналитическим учением), к-рые заставляют женщин отказываться от личных устремлений и становиться источником поддержки для мужчин.

Те же из них, кто все же посвятил себя работе и многого достиг, зачастую вынуждены преодолевать многочисленные трудности как внутреннего, так и внешнего характера. Чем сильнее женщина усвоила требования своей культуры, тем сложнее ей оправдать свое стремление к достижению и тем скорее она отступит в случае, если на работе ей чинят препятствия. Эти внешние препятствия возникают постольку, поскольку женщины часто рассматриваются как «аутсайдеры» с т. зр. рабочей силы, и воспринимаются другими, как правило мужчинами, как не относящиеся к той же самой категории, что и они, и не нуждающиеся в предоставлении одинаковых с ними возможностей.

Замужние женщины, как правило, имеют детей, и карьерный рост для многих из них сопряжен с необходимостью «успевать здесь и там». Данные исследований показали, однако, что на этом пути их подстерегают серьезные потери. Женщины, пытающиеся не только продолжать карьеру, но и выполнять домашние обязанности, имеют меньше времени для друзей и отдыха. Иногда перегрузка может приводить к обострению конфликтов между различными ролями, что сопровождается стрессами. Кроме того, при возникновении кризисов в семьях, где оба супруга заняты карьерой, жены чаще мужей жертвуют ради семьи своими карьерными устремлениями.

Способность женщин находить в своей жизни баланс между работой и любовью зависит тж от склада их личности, возраста, и ист. условий. Многочисленные исслед. свидетельствуют, что женщины, способные успешно работать и одновременно поддерживать хорошие супружеские взаимоотношения, обладают высоким уровнем энергии, интеллекта и личностными ресурсами, позволяющими им справляться с необычайными нагрузками. Др. исследования показывают, что баланс между работой и любовью может меняться в течение жизненного цикла, когда женщины корректируют свои карьерные цели с учетом периодов беременности и ухода за ребенком.

См. также Андрогиния, Культурный детерминизм, Половые роли

Б. Фориша-Ковач

Психология здоровья (health psychology)

П. з. — это вся совокупность специфических образовательных, научных и профессиональных вкладов психол. дисциплин в распространение и поддержание здоровья, лечение и предупреждение заболеваний, в идентификацию этиологических и диагностических коррелятов здоровья, болезней и связанных с ними дисфункций», а также в анализ и усовершенствование системы здравоохранения и в формирование политики в области здоровья. П. з. пользуется результатами практ. из каждой основной области психол. и таким образом связывает психологию с поведенческой медициной.

Хотя П. з. яв-ся сравнительно новой областью, она имеет столь же древние и глубокие корни, как и сама психология. Джон Б. Уотсон писал: «Студента-медика следует учить, что вне зависимости от того, специализируется ли он в хирургии, акушерстве или психиатрии, его пациенты являются людьми, а не просто объектами, на которых он может демонстрировать свое умение». Основное внимание психологии здоровья сосредоточено на обучении специалистов в области здравоохранения, что, в частности, находит свое выражение в росте числа курсов поведенческих наук и рабочих мест для психологов в мед. учебных заведениях и родственных организациях.

Медицинская психология — это раздел клинической психологии, связанный с профессиональной практикой и оказанием услуг пациентам с физ. заболеваниями, часто в условиях стационара и обычно в рамках консультационно-контактирующей психиатрической службы (consultation-liaison psychiatry service). Ее клиническая ориентация связана гл. обр. с проблемами психич. здоровья, хотя имеются хорошо документированные свидетельства влияния психотерапевтического вмешательства на течение, результаты и продолжительность различных физ. заболеваний. Другой областью интереса являются так называемые психосоматические заболевания — болезни, к-рые, как это было показано или предполагается, вызываются или осложняются эмоциональными или психол. факторами. Относительно недавно в психосоматической медицине, как и в медицине в целом, наметилось движение в сторону более холистических и всеобъемлющих биопсихосоциальных представлений о здоровье и болезни, в к-рых уделяется должное внимание эмоциональным или психол. факторам практически во всех областях болезни или здоровья.

Педиатрическая психология представляет собой «новый брачный союз» между педиатрами и психологами в области предоставлення услуг, обучения и исследовательской деятельности, сотрудничающими в удовлетворении связанных с развитием и здоровьем потребностей детей и их семей.

У специалистов в области здравоохранения наблюдается смещение приоритетов в сторону того, что называется «новой заболеваемостью» (new morbidity) т. е., в сторону проблем, являющихся по своему происхождению в значительной мере или главным образом психосоциальными, таких как жестокое обращение с детьми, нарушения обучения (learning disorders), «проблемы в жизни» (problems in living) и стрессовые расстройства.

Реабилитационная психология (rehabilitation psychology) занимается преимущественно диагностикой, консультированием или лечением пациентов с хроническими заболеваниями или физ. инвалидностью. Сотрудничество со специалистами в области реабилитационной медицины и др. родственных направлений представляет одну из основных междисциплинарных связей, присущих данной области.

Одной из важнейших проблем, с к-рыми сталкивается П. з., яв-ся подготовка специалистов. Сравнительно немногие из психологов обладают специальной подготовкой к работе в сфере П. з. Существует лишь небольшое число программ подготовки (рdoctoral) и повышения квалификации (postdoctoral) психологов со специализацией в области П. з.

См. также Поведенческая медицина, Службы системы здравоохранения, Холистическое здоровье, Первичная профилактика психопатологии

Д. Л. Вертлиб

Психология и закон (psychology and the law)

Участие психологов в решении юридических проблем быстро расширялось в последние годы, свидетельством чему служат публикации многочисленных книг, учреждение отделения психологии и права (psychology and law division) в Американской психологической ассоциации (АРА) и таких орг-ций, как Американское общество психологии и права (American Psychology-Law Society), а тж разработка соответствующих образовательных и стажерских программ. Ун-ты утвердили объединенные аспирантские программы по психологии и праву, по итогам реализации к-рых присваиваются обе степени, доктора философии и доктора права, и образована Американская коллегия судебной психологии (American Board of Forensic Psychology), призванная осуществлять сертификацию квалифицированных судебных психологов.

Свидетели-эксперты. Психологи сегодня привлекаются большинством судов в качестве экспертов по широкому кругу уголовных и гражданских дел, а также дел по коллективным искам относительно прав психически больных пациентов и заключенных. Правовой статус психологов в зале суда был узаконен в деле Дженкинс против Соединенных Штатов. Многие из областей экспертизы находятся в стадии обсуждения.

Использование психологов и др. специалистов в области психич. здоровья в качестве экспертов, помогающих суду в принятии решений, часто подвергалось критике. Вероятно, наиболее последовательным из критиков являлся судья Дэвид Бэйзлон. Бэйзлон возражал против способа, к-рым эксперты доводят до суда результаты своих оценок по таким касающимся психич. здоровья вопросам как правоспособность и ответственность. Он, в частности, выражал несогласие с тенденцией экспертов не просто свидетельствовать по существу своих оценок, а давать показания в форме умозаключений и выводов.

Вызывает мало сомнений то обстоятельство, что свидетели-эксперты могут оказывать огромное влияние на решения суда. Напр., в области вопросов, связанных с определением правоспособности обвиняемого отвечать перед судом, отмечается практически неизменное принятие судом выводов эксперта. Потенциальная власть и влияние экспертов побудило некоторых специалистов в области психич. здоровья призывать их устанавливать ограничения на свои свидетельские показания и исследовать эффекты их влияния на индивидуума, суды и об-во.

Одна из проблем в отношении свидетельских показаний экспертов связана с недостаточным уровнем подготовки и квалификации экспертов. Многие эксперты не успевают следить за литературой и зачастую довольно слабо ориентируются в юридических вопросах.

Прогнозирование опасности. Прогнозирование опасного или агрессивного поведения яв-ся областью, в к-рой в качестве свидетелей-экспертов начали активно привлекать психологов. Однако способность психолога, или любого др. специалиста в области психич. здоровья, прогнозировать агрессию представляется довольно ограниченной. Признавая этот факт, Специальная комиссия АРА по изучению роли психологии в системе уголовного судопроизводства (АРА Task Force on the Role of Psychology in the Criminal Justice System) формулирует одну из своих рекомендаций следующим образом.

«Психологи должны проявлять чрезвычайную осторожность при предоставлении прогнозов криминального поведения, используемых для принятия решений о заключении или освобождении отдельных преступников. Если психолог считает, что в данном случае возможно дать прогноз криминального поведения, он должен четко определить: а) действия, которые прогнозируются, б) оценку вероятности того, что эти действия будут происходить в течение данного периода времени, и в) факторы, на которых основывается прогностическое суждение.»

Основная причина подобных предостерегающих заявлений состоит в том, что агрессивное поведение яв-ся событием с низким базовым уровнем, к-рый чрезвычайно затрудняет точные предсказания. Многочисленные эмпирические исслед. неизменно обнаруживали чрезвычайно высокую частоту ошибок. На практике это зачастую означает, что важнейшей проблемой для лиц, принимающих решения, становится минимизация ошибок, приводящих к негативным последствиям. Так, советы по условно-досрочному освобождению, напр., прежде всего опасаются освобождения потенциально агрессивных преступников; в результате они оказываются более консервативными в своих критериях освобождения. Это приводит к увеличению ошибок тина «ложная тревога» и удержанию в местах заключении большого числа лиц, к-рые бы в случае своего освобождения не проявляли насилия.

Показания свидетелей-очевидцев. Надежность и достоверность показаний свидетелей-очевидцев составляет область, в к-рой психологи часто выступают в роли исследователей и свидетелей-экспертов как по уголовным, так и по гражданским делам. Привлечение психологов в качестве свидетелей-экспертов существенно возросло в последние годы. Исслед. обнаруживают тенденцию, что показания свидетелей-очевидцев зачастую оказываются ненадежными. Установлены, в частности, разнообразные способы искажения памяти о событиях, выражающиеся в додумывании, забывании и в других, еще более тонких аберрациях.

Исследования присяжных. Участие представителей соц. наук в отборе присяжных поднимает многочисленные вопросы. Исходная посылка состоит в том, что американские присяжные часто обнаруживают предубежденность из-за того, что они недостаточно точно отображают определенные группы по таким переменным как раса, возраст и образование. Социологи проводили опросы на уровне общин в целях выяснения демографического состава, аттитюдов к отдельному обвиняемому или к ключевым вопросам, затрагиваемым в конкретном случае, таким как правомерность смертной казни или влияние оглашения данных предварительного следствия до начала разбирательства в суде. Социологи, однако, не всегда ограничивались только задачами, связанными с обеспечением адекватного отражения составом присяжных поперечного среза того или иного сообщества, и пытались подобрать присяжных, к-рые бы демонстрировали предубеждение в пользу конкретного исхода. Этические и правовые последствия участия представителей соц. наук в подборе присяжных вызвали острые дискуссии. Оппоненты утверждали, что такой подбор сопряжен с большими денежными затратами, предубежден против неимущих слоев населения и др. обвиняемых, к-рым не по средствам привлечь специалистов-социологов, и может легко использоваться для формирования состава присяжных как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.

Вероятно, наиболее серьезный аргумент против участия конкретной социологии в подборе присяжных заключается в отсутствии убедительной эмпирической поддержки мнения, что состав жюри оказывается важным фактором, влияющим на вынесение вердикта. В действительности, значительное количество данных свидетельствует о том, что вердикт чаще основывается на представленных доказательствах, чем на демографических характеристиках присяжных или на характеристиках обвиняемого.

Дееспособность и ответственность. Некоторые типы дееспособности (competency) являются релевантными проблемам судопроизводства и привлекают особое внимание психологов, интересующихся юридическими вопросами. Дееспособность отвечать перед судом является юридическим термином, к-рый относится к процедурам, предусматривающим откладывание судебного разбирательства обвиняемых, к-рые квалифицируются как недееспособные — т. е., оказывающиеся не в состоянии взаимодействовать надлежащим образом со своим адвокатом и/или принимать полноценное участие в своей защите.

Гриссо обнаружил, что свыше половины детей в возрасте от 10 до 16 лет неадекватно понимали, по крайней мере, одно из четырех предупреждений правила по делу Миранды (человек предупреждается, что у него есть право молчать и не говорить ничего, порочащего его), а также имели трудности в понимании целевого характера взаимодействий адвокат — клиент. Способность детей давать свидетельские показания изучалась Г. Р. Мелтоном. Он пришел к выводу, что имеющиеся данные подтверждают возможность использования свидетельских показаний детей. Он добавляет, однако, что эти данные взяты преимущественно из лабораторных исслед., что ограничивает надежность полученных на их основе выводов. Как и в случае присяжных, необходимы дальнейшие исслед., позволяющие оценить то, насколько эти данные могут быть распространены на реальное поведение детей в зале суда.

Наконец, способность психически больных пациентов и заключенных соглашаться на лечение, а также на свое участие в исслед., вызывает определенный интерес и связанные с этим дискуссии. В недавнем прошлом при принятии решений о лечении таких лиц вопросы их согласия даже не обсуждались. Это означало, что направление на принудительное лечение в психиатрические больницы или приговор к лишению свободы давали властям право обращаться с этими людьми по своему усмотрению — так, как они считали нужным. Такому представлению был брошен вызов в судах, в результате чего на свет появилось несколько решений, утверждавших, что помещенные в закрытое лечебное учреждение лица в действительности имеют право отказаться от лечения.

Проблема ответственности связана с определением правомерности защиты ссылкой на невменяемость подсудимых. Несмотря на некоторые различия в законах штатов, общий подход заключается в том, что для вынесения приговора людям, обвиняемым в преступлении, они должны считать себя ответственными за свое поведение, включая криминальное поведение. Если поведение обвиняемого не являлось результатом свободной воли, тогда он не должен рассматриваться ответственным за к.-л. преступление. Свод законов США, параграф 4.01 (American Law Institute, Section 4.01), формулирует это в виде юридического критерия в следующем предложении: «Лицо не является ответственным за преступное поведение, если во время такого поведения в результате психической болезни или дефекта оно не обладает существенной способностью или понимать преступный (или неправомерный) характер своего поведения, или согласовывать свое поведение с требованиями закона». Подсудимые, признанные невиновными по причине их невменяемости, технически оправдываются в совершенном ими преступлении, однако большинство штатов автоматически помещает этих обвиняемых в специальные закрытые учреждения на неопределенный срок.

Некоторые критики высказали мнение о необходимости отмены защиты ссылкой на невменяемость, тогда как другие предложили менее радикальную реформу, такую как введение в качестве альтернативы защите ссылкой на невменяемость ограниченной (частичной) вменяемости. Это допускало бы признание виновности, но приводило бы к снижению или серьезности обвинения, или суровости наказания в случае установлении факта, что на совершение преступного деяния повлияло психич. расстройство.

Существует множество неразрешенных исследовательских вопросов в отношении проблемы ответственности. Главными среди них являются следующие.

1.   Обоснованность юридических и психиатрических моделей для определения ответственности.

2.   Лечение оправданных обвиняемых, включ. вопрос о том, должно ли такое лечение происходить в больницах закрытого типа.

3.   Необходимость в защите ссылкой на невменяемость для обеспечения справедливости судебной системы.

4.   Адекватность альтернативных моделей, таких как ограниченная (частичная) ответственность.

Лечение. Одна из частых ролей психологов связана с обеспечением терапии в системах психиатрического здравоохранения и уголовного судопроизводства.

В области психич. здоровья, большое внимание уделяется понятию права на лечение. Рядом судебных решений закреплено право психически больных пациентов в режимных учреждениях на получение определенного минимума стандартного лечения. Эти решения не уточняют стандарты в отношении характера или потенциальной эффективности терапевтических процедур. Однако если эффективность лечения низка или если оно не должно проводиться в условиях режимного учреждения, тогда установление права на такое лечение оказывается мнимой победой.

Одним из наиболее важных изменений в правовых вопросах психич. здоровья была реформа законов о препровождении в режимное учреждение в неуголовном (гражданском) порядке. Очевидно, что эти изменения повлияли на психологов, обеспечивающих терапию в режимных больницах и в амбулаторных условиях, и фактически от них порой во многом зависел успех в проведении реформы. Изменения коснулись двух областей. Во-первых, затруднилась процедура принудительного направления индивидов в психиатрические больницы. Человека больше нельзя было автоматически направить в психиатрическую больницу просто потому, что он психически болен. Должно быть установлено, что при этом он также представляет опасность для себя или для окружающих людей. Во-вторых, из-за доступности психофармакологических препаратов, позволявших ослаблять психотические симптомы, из психиатрических больниц были отпущены многие находившиеся там на длительном лечении пациенты. Перспективные последствия воздействия этих изменений могут и не быть столь значительными, как на это рассчитывали реформаторы.

Многие из пациентов, отпущенных в результате политики деинституционализации, оказались «обречены влачить унылое и жалкое существование в частных лечебницах, однокомнатных номерах отелей, притонах и ночлежках». Это означает, что движение за деинституционализацию, по-видимому, не оказало значительного влияния на жизни ранее госпитализированных лиц. Это последствие деинституционализации должно стать важной темой для исслед. психологов.

Подход к преступникам разительно отличался, особенно в отношении тех, к-рые были осуждены за насильственные преступления. Представление о том, что преступников следует лечить, — старая идея, опирающаяся гл. обр. на работы психиатров. Они рассматривали любое преступное поведение как симптоматику психич. заболевания, из чего делался вывод о разумности и приемлемости психиатрического вмешательства. Эта идея столкнулась с серьезными возражениями, как в применении к взрослым, так и к несовершеннолетним правонарушителям, что привело к отказу от терапевтической модели и замене ее моделью, более ориентированной на наказание.

Зачастую яростные споры, ведущиеся вокруг эффективности лечения заключенных, начинают терять всякий смысл, когда начинает обсуждаться объем лечения, к-рый может потребоваться для данного заключенного. Кроме того, даже после принятия решения о лечении, оно зачастую оказывается неадекватным или применяется в недостаточной мере, да еще неквалифицированным или неопытным персоналом, а то и вообще не имеет убедительного теорет. обоснования, поддерживающего предположение о том, что такое лечение действительно могло бы оказать влияние на решение конкретной проблемы.

Тенденция психологов концентрироваться почти исключительно на индивидуальном изменении также часто подвергалась критике. Психологи, работающие в системе уголовного судопроизводства, как правило, опирались на индивидуальный подход, в соответствии с к-рым ненормальное поведение, в нашем случае преступное поведение, является функцией определенного дефицита внутри индивидуума. Отсюда следует, что адекватным вмешательством является то, к-рое будет изменять этого индивидуума в некотором отношении. Однако, если данные литературы, свидетельствующие о неадекватности таких интервенций в отношении большинства преступников верны, тогда эта стратегия, вероятно, яв-ся бесплодной. Психологи могут оказаться более эффективными в своих воздействиях, если они станут уделять больше внимания др. потенциальным причинам преступного поведения, таким как ситуационные или средовые факторы, к-рые могут способствовать отклоняющемуся поведению или поддерживать его.

Влияние психологии. Оказали ли психол. исслед. и психол. теория влияние на правовую систему? Это не вызывает сомнений, однако остается неизвестной степень такого влияния. Влияние любых фактов соц. науки на политику принимаемых решений зачастую непрямое, и чрезвычайно редко оказывается, чтобы единственное исслед. или даже большой массив исслед. могли диктовать решение или политику суда. Даже в деле Бэллью против шт. Джорджия (Ballew v. Georgia), в к-ром обильно цитировались результаты исслед. присяжных, принятое решение вполне могло оказаться тем же самым и при отсутствии таких исслед. Возможно, судьи решили, что состав присяжных в количестве шести человек будет достаточным скорее по прагматическим, нежели эмпирическим соображениям. Вполне вероятно, что судебные и политические решения осуществляются совершенно независимо от данных, полученных в результате исслед., проводящихся с целью обеспечить более научную основу для принимаемых решений. Можно проигнорировать методологические ограничения исслед., как это произошло в деле Бэллью, в к-ром повлиявшие определенным образом на мнение судей данные опирались на результаты лабораторных исслед. присяжных или данные моделирования. Кроме того, как указывает Монахан, одна и та же совокупность исслед. может использоваться для аргументации двух совершенно различных линий поведения.

Несмотря на то, что представители соц. наук, как правило, не контролируют направление, в к-ром применяются полученные ими данные, вызывает мало сомнения, что эмпирические данные могут оказываться полезными в принятии судебных решений. Стидман рассматривает несколько примеров того, как исслед. в области судебной психиатрии и психологии могут использоваться в целях проведения изменений в политике и законах. Как считают Танке и Танке, чтобы добиться большего влияния, «представители социальных наук должны а) выявлять эмпирические вопросы, актуальные для принятия судебных решений, б) консультироваться с профессиональными юристами при планировании экспериментальных исследований и прислушиваться к их критическим замечаниям для получения информации, релевантной юридическим проблемам, и в) предоставлять такую информацию своевременно и в форме, согласующейся с характером процессуальных действий ». М. Сакс приводит превосходный пример того, как психологи могут активизировать свое участие в процессе принятия политических и судебных решений.

Выводы. В ближайшие годы психологи, по-видимому, будут расширять свое участие, а возможно и свое влияние, на юридической арене. В эмпирическом плане, потребуются исслед., адресующиеся ко множеству вопросов, вытекающих из судебных решений или процедур. Эффекты деинституционализации, усиление внешней валидности исслед. принятия решений присяжными, эффективность и адекватность методов лечения преступников и способность прогнозировать степень их опасности, — вот лишь немногие из важных вопросов, к к-рым надлежит обратиться в рамках эмпирических исслед.

См. также Дееспособность, Уголовная ответственность, Показания экспертов, Судебная психология, Психология присяжных, Психология и суды, Право на отказ от лечения, Право на лечение

Р. Рош

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЯ И ПАРАПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОТЕРАПИЯ И ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПО ПСИХОТЕРАПИИ

Ключевые слова этой страницы: психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии.

Скачать zip-архив: Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии - zip. Скачать mp3: Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Левиация, способность левитировать. Развитие левитации...
» Экзорцизм - изгнание бесов. Что такое Экзорцизм?...
» Поза Лотоса. Падмасана - главная асана в Йоге...
» Костоправство, лечение позвоночника, мануальная терапия...
» Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия...

Мантры

«Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психология и парапсихология. Психотерапия и Энциклопедия по психотерапии

эзотерика
психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии Регрессия в прошлые жизни
психология, парапсихология, психотерапия, энциклопедия, психотерапии эзотерика
магия