Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия
Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия


Реклама на сайте:

психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

» Высшая Магия и Руны. Толкование по Рунам и гадание...
» Гипноз и РАБОТА НАД ЦЕЛЬЮ...
» Эзотерические анекдоты. Очень смешные!...
» Руководство по осознанным сновидениям...
» Возвращение и вход в Астральную Проекцию...

Астрал

Энергетическое лечение

психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия ПСИХОЛОГИЯ. СТАТЬИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Убеждающие коммуникации (persuasive communications)

Значительная часть цивилизации — рез-т У. к. Политические лидеры, священники, родители и реклама в ее разнообразных формах — все они зависят от создания «отпечатков», или коммуникаций, надолго оставляющих свой след. Подлинная У. к. существует только среди людей и нек-рых высших приматов.

Можно установить ранговый порядок убеждающих приемов, варьирующих от логики до эмоций. Высшая форма У. к. осн. на воодушевлении людей. Воодушевление может передаваться в формах обнадеживания, придания мужества и веры в самого себя. Когда обращение пробуждает такое ответное эмоциональное переживание, оно достигает наиболее убедительной формы коммуникации.

Факты и логика оказываются малоэффективными в роли методов убеждения, поскольку любое изменение убеждения сопряжено с перестройкой, чрезвычайно болезненной и высокоэмоциональной травмой.

У. к. в гораздо большей степени яв-ся делом сердца, чем мозга. Хорошая коммуникация, независимо от ее способа или агента, должна прежде всего мобилизовать чувства. Люди, к к-рым обращена У. к., должны обонять, чувствовать и слышать сообщение непосредственным образом. Понимания оказывается недостаточно. Идентификация, эмпатия и разделяемые эмоции яв-ся ключами к убедительности почти в любой области.

См. также Реклама, Мотивация

Э. Дихтер

Уголовная ответственность (criminal responsibility)

Существующее уголовное право определяет типы действий, за совершение к-рых чел. м. б. подвергнут уголовному наказанию. Само действие наз. actus reus (противоправное действие), а соотв. ему психич. состояние наз. mens rea (виновная воля), или «злоумышление». Если люди не обладают требуемым психич. состоянием — mens rea, тогда они не могут считаться уголовно ответственными за совершенное ими действие. Утверждение, что у индивидуума отсутствует необходимое психич. состояние, известно как защита ссылкой на невменяемость. Эта защита позволяет лицу, решающему вопрос факта, судье или присяжным пренебречь строгими требованиями закона там, где обнаруживается, что данный чел., вследствие психич. болезни, не может считаться ответственным за свое поведение.

Совр. критерии У. о. берут свое начало с дела М'Ноотена, рассматривавшегося в 1843 г. Этот критерий яв-ся единственным правилом, применяемым в половине штатов, и, по крайней мере, одним из общепринятых во всех штатах. Правило М'Ноотена связано с вопросом о том, понимал ли данный обвиняемый характер и свойства своего действия, и знал ли в отношении него разницу между тем, что яв-ся правильным и неправильным. В деле «Соединенные Штаты против Пайка» было сформулировано первое американское правило У. о., опиравшееся на концепцию невменяемости, предложенную судебным психологом А. Рэем. Это решение и правило получило известность как Нью-Хэмпширская доктрина (New Hampshire Doctrine). Суду рекомендовалось рассматривать все симптомы и все рез-ты мед. экспертиз как вопросы факта, к-рые должны устанавливаться присяжными. Это сохраняло различие между вопросами права и вопросами факта.

Второй важный критерий У. о. был сформулирован в 1954 г. и известен как Даремское правило (Durham Rule), согласно к-рому обвиняемый не яв-ся уголовно ответственным, если его противоправное действие было следствием психич. заболевания или дефекта. Это правило опиралось, гл. обр., на рез-ты мед. экспертизы и создавало серьезные проблемы для судов в принятии обоснованных решений. Оно было отменено в деле «Соединенные Штаты против Браунет 471», в к-ром судья инструктировал присяжных оправдать обвиняемого, если во время его противоправного поведения его психич. и эмоциональные процессы или контроль за поведением оказались нарушенными в такой степени, что он не мог фактически нести ответственность за свои действия.

Один из недавно введенных критериев невменяемости — ALI-тест, опирающийся на модель уголовного кодекса Американского ин-та права (American Law Institute). Согласно этому критерию, чел. не считается уголовно ответственным за свое противоправное действие, если в момент его совершения в рез-те психич. расстройства или дефекта, он не обладал реальной способностью либо понять значение преступности (неправомерности) своего поведения, либо привести свое поведение в соответствие с требованиями закона. Исключением из этого правила яв-ся психич. отклонения, проявляющиеся лишь при повторном возникновении противоправного или к.-л. др. антисоциального поведения. Этот критерий приобретает все большее распространение и носит характер правовой нормы во мн. штатах и федеральных юрисдикциях.

Если обнаруживается, что чел. не яв-ся уголовно ответственным (т. е. признается невиновным по причине невменяемости), он может удерживаться в больнице ввиду своей психич. неполноценности. Такой чел. может удерживаться до тех пор, пока суд не определит, что данный индивидуум не страдает психич. расстройством или дефектом, к-рые бы в рез-те его освобождения создавали реальную угрозу серьезного телесного ущерба др. чел. или серьезного ущерба собственности др. чел.

Существующие предложения отменить защиту ссылкой на невменяемость связаны с правилом, формулируемым как «виновен, но психически болен». Это правило гласит, что при обвинении чел. в преступлении следует в первую очередь опираться на факты, после чего его психич. состояние будет обусловливать решение по делу. В соответствии с этим представлением все люди яв-ся ответственными за свои действия, однако психически больных преступников следует прежде всего лечить, а не наказывать.

См. также Дееспособность, Преступность, Судебная психология

Р. Марвит

Удивление (surprise)

У. — это кратковременная, быстро проходящая реакция на внезапное, неожиданное событие. Существовавшая до того активность резко обрывается. Выражение лица приобретает характерные черты: широко раскрытые глаза, поднятые брови, наморщенный лоб и полуоткрытый круглый рот. При крайней степени У., особенно при испуге, наблюдаются моргание глаз и постуральные реакции. Это одна из наиболее легко распознаваемых и универсальных эмоций. Её физиолог. корреляты в целом яв-ся теми же, что и при увеличении возбуждения.

У. м. б. неприятным, приятным или тем и и др. одновременно. Томкинс описывает У. как состояние «сброса», при к-ром разум на долю секунды очищается от мыслей.

У. может варьировать от сравнительно рефлекторной до высокой степени когнитивной реакции. В форме рефлекторной реакции оно тесно связано с испугом и ориентировочным рефлексом. Оно тж тесно связано с когнитивным несоответствием — рассогласованием, дисбалансом или диссонансом. В более узком смысле — это реакция на внезапное изменение в уровне согласованности.

Удивление — первичная эмоция. Для выделения первичных (базисных) эмоций предлагались многочисленные критерии, включая универсальность выражения и распознавания, нейрофизиологический субстрат, филогенетическую и онтогенетическую первичность, адаптивную функцию, согласующийся гедонистический тон и продолжительность во времени. Определяемое с включением в него реакции испуга, У. без труда отвечает любому из этих критериев, за исключением двух последних. Большинство теоретиков пренебрегают этими двумя критериями, в рез-те чего У. практически неизменно входит в состав каждого известного перечня первичных эмоций. Репрезентативным может служить перечень Плучика: радость, печаль, принятие, отвергание, страх, гнев, предвкушение и У.

Испуг и ориентировочная реакция. Испуг в чистом виде — комплексная непроизвольная реакция на внезапный и сильный раздражитель. Неожиданность может усиливать реакцию испуга. Чрезвычайно сильный раздражитель тж может способствовать усилению испуга, но не обязательно. Внезапность же необходима для испуга или У.

У. связано с ориентировочной реакцией (ОР), или реакцией на новые раздражители, при к-рой животное или чел. ориентирует свое тело и органы чувств в направлении этих раздражителей.

Научение. Л. Кеймен высказал предположение, что для вырабатывания условной реакции раздражитель должен вызывать У. В поддержку этого тезиса он привел яркие демонстрации блокировки — неблагоприятного исхода обусловливания, при к-ром игнорировались значимые, но избыточные (и т. о. не вызывающие У.) сигналы. Наряду с этим было продемонстрировано явление контрблокировки, или «сверхобусловливания», при к-ром, напр., хорошее событие (пища) вызывало сильное У. вследствие ожидания плохого события (удара электрическим током).

Рескола и Вагнер формализовали эту теорию обусловливания У. в виде простой модели линейных операторов. Эта модель успешно интегрировала блокировку, контрблокировку и нек-рые др. интуитивно неочевидные феномены обусловливания. Вагнер расширил эту модель, чтобы включить в нее как простое привыкание, так и сложные процессы обработки информ. у людей. Все уровни научения в этой модели оказались взаимосвязанными через понятие удивительности раздражителя.

Познание. Одна из областей исслед., связывающих У. с челов. познанием, относится к изучению вызванных внешним раздражителем корковых потенциалов (event-related electroencephalogram potentials [ERPs]) компонента Р300. В целом компоненты ERP с короткими латентными периодами связаны с регистрацией мозгом физ. раздражителей, тогда как компоненты с более длительными латентными периодами, включая Р300, оказываются более тесно связанными с процессами когнитивной обработки информ.

Исслед. Дончина и сотрудников продемонстрировали, что У. можно измерять по амплитуде волны Р300, к-рая позволяет оценивать сравнительное количество ожиданий или схем, обрабатываемых субъектом; ее латентные периоды позволяют оценивать сравнительную скорость их обработки.

Социальное познание. Литература по соц. познанию, в частности по вопросам когнитивной согласованности, содержит ограниченное число исслед. на тему У., в основном по причине недостаточного внимания, к-рое уделялось внезапности — необходимой предпосылке У. Тем не менее, была продемонстрирована прямая связь между внезапными изменениями в уровне согласованности и У. Наибольший интерес представляют собой следующие полученные высокие корреляции:

Неприятность и несогласованность — 0,89

Удивление и изменение несогласованности — 0,86

Удивление и неприятность — 0,83

Тогда как первая корреляция примечательна тем, что показывает, насколько точно приятность может прогнозироваться на основе степени несогласованности, вторая корреляция демонстрирует, что У. очень тесно корреспондирует с величиной изменений в степени согласованности. Третья корреляция свидетельствует о том, что в тех случаях, когда любые изменения несогласованности направлены в сторону увеличения, У. яв-ся неприятным.

Юмор. З. Фрейд проводил различие между «тенденциозным» и «безобидным» остроумием. Этим двум разновидностям остроумия соответствуют два семейства теорий юмора. Первая разновидность остроумия отражена в психоаналитической мотивационной теории, к-рая рассматривает остроумие (и остроты) как косвенное выражение сексуальных табу и агрессивных мотивов. В когнитивных теориях, преим. посвященных «безобидному» остроумию, в качестве центрального объяснительного конструкта используется или несоответствие (т. е. несогласованность), или У.

Роль несоответствия и У. в «безобидных», или когнитивных остротах можно проиллюстрировать на примере сценария анекдота, к-рый традиционно состоит из трех частей: а) «установки», в ходе к-рой оформляются контекст событий и ожидания слушателя; б) «кульминационного пункта», когда внезапно вводится несоответствие; в) «соли», или развязки, посредством к-рой слушатель внезапно разрешает это несоответствие. Если развязка происходит не сразу, слушатель испытывает У. дважды: сначала вследствие внезапного несоответствия самого кульминационного пункта, и второй раз — в процессе развязки.

Существуют многочисленные свидетельства того, что комическое напрямую связано с удивительным в «безобидном», или осн. на несоответствии, юморе. Имеются тж нек-рые данные, что тенденциозные остроты воспринимаются более смешными, если они не вызывают особенного У., — свидетельство того, что доставляющие наибольшее удовольствие тенденциозные остроты скорее должны подтверждать наши ожидания или предубеждения, нежели опровергать их. Т. о., У. играет противоположные роли в этих двух разновидностях остроумия.

См. также Эмоции, Чувство юмора

Р. Уиллис

Удовлетворенность работой (job satisfaction)

С начала 1930-х гг. психологи пытаются определить компоненты У. р. — переменной или сочетания переменных, к-рым не удается дать точное определение, поскольку У. р. можно рассматривать с различных т. зр.; кроме того, лишь немногих сотрудников удовлетворяют все аспекты их работы.

Д. Супер описывал У. р. как самый важный рез-т успешного планирования карьеры. Он обнаружил, что У. р. яв-ся функцией от уровня, занимаемого профессией в широком классе профессий, напр., связанных и не связанных с ручным трудом. Внутри каждого класса представители профессий, занимающих более высокие уровни, высказывали большую У. р., чем работники профессий, занимающих более низкие уровни. Работа Супера тж показала, что У. р. циклически изменяется во времени; в возрасте от 25 до 34 лет и от 45 до 54 лет работники испытывают меньшую У. р., чем в др. периоды своей жизни. Эти различия м. б. связаны с различными этапами профессионального развития, описанными Супером.

Р. Хоппок недавно привел совр. данные, свидетельствующие о том, что удовлетворенных работников можно найти среди представителей всех профессий, и что нек-рые работники, занятые шаблонным и ручным трудом, испытывают большую У. р., чем люди более творческих профессий.

На фоне соц. волнений и моральных коллизий 1960—70-х гг. тема «отчуждения работника» приобрела общественное звучание. Стали говорить о том, что моральный дух работников мн. американских орг-ций, особенно производственных рабочих, вызывает тревогу; широко распространен абсентеизм, равнодушное отношение к труду и даже промышленный саботаж. Департамент здравоохранения, образования и общественного благополучия США назначил специальную комиссию, к-рая должна была исследовать ситуацию и доложить о рез-тах. Этот доклад сразу же вызвал полемику, т. к. нек-рые оценивали его высоко, а др. критиковали. Среди критиков был Г. Вул, старейший экономист. Он утверждал, что обзор имеющихся исслед. — ок. 2000 опросов об У. р., проведенных в США за неск. десятилетий, показывает: немногие люди выражают крайнюю У. р.; однако тех, кто выражает крайнюю неудовлетворенность, еще меньше, а большая часть респондентов считает себя «достаточно удовлетворенными». Ф. Стюарт и М. Кантор связали проблемы отчуждения и снижения У. р. с тем, что работники как промышленных, так и бюрократических орг-ций имеют мало возможностей контролировать использование рез-тов своего труда.

Положение дел с У. р. в США вновь привлекло внимание после опроса, проведенного Г. Стейнсом и Р. Квинном и показавшего, что за период с 1973 по 1977 гг. общая У. р. заметно снизилась, хотя в рез-тах опросов 1969 и 1973 гг. не было расхождений. Общий показатель не очень сильно, но значимо уменьшился; заметно снизились пять или шесть специфических показателей в таких областях, как комфортность, стимулирующий характер работы, финансовые вознаграждения, адекватность ресурсов и продвижение по службе; не уменьшился только показатель отношений с коллегами. Хотя снижение показателей наблюдалось во всех демографических и профессиональных категориях, были отмечены нек-рые различия. Напр., более сильное снижение У. р. наблюдалось у мужчин по сравнению с женщинами и у работников старшего возраста. У белых и черных работников показатели снизились одинаково, но черные по-прежнему оставались менее удовлетворенными, чем белые. У. р. снизилась во всех образовательных категориях, но в большей степени у людей, окончивших колледж. Снижение У. р. было больше у людей, занимающихся малоквалифицированным трудом по сравнению с представителями профессий, требующих более высокой квалификации, что подтверждало рез-ты Супера, полученные на много лет раньше.

Нек-рые исследователи выдвигают предположение о том, что уменьшение У. р. можно объяснить растущим несоответствием между возлагаемыми на работу ожиданиями и реальными ситуациями на работе. Др. интересует вопрос о том, яв-ся ли более удовлетворенные работники тж и более продуктивными. Консенсус пока не достигнут, поскольку исслед. дают различные рез-ты.

См. также Моральный дух в организациях

Э. Даймонд

Удостоверение квалификации (credentialing)

Психология яв-ся строго контролируемой профессией. Во всех районах в Северной Америке процедуры лицензирования, аттестации и упорядочения деятельности психологов определяются законодательно. Законы об аттестации оговаривают правила использования звания «психолог», а законы о лицензировании, в дополнение к ограничениям на право пользования этим званием, определяют и сферу применения психологии. В большинстве штатов минимальным требованием при аттестации или лицензировании тех, кто планирует заниматься психол. практикой, яв-ся докторская степень. Помимо докторской степени, в большинстве штатов тж считается обязательным прохождение практики под наблюдением специалистов (обычно уже после получения докторской степени). Кроме этих требований, касающихся получения образования и прохождения практики, обычно применяется и официальный экзамен. В большинстве случаев это Экзамен на право заниматься профессиональной практикой в области психологии (the Examination for Professional Practice in Psychology, EPPP).

По оценочным данным, 50 000 психологов зарегистрировано в США и около 5000 — в Канаде. Каждый год около 5000 американцев проходят экзамен на право заниматься профессиональной практикой в области психологии. Этот экзамен, являющийся непременным требованием большинства проверяющих органов, направлен на выявление уровня знаний по психологии.

В большинстве штатов считается обязательным, чтобы докторская степень была защищена либо по направлению «психология», либо по программе, к-рая по своему содержанию была бы психол. Кроме того, в большинстве штатов требуется, чтобы докторская степень была присуждена ин-том, имеющим аккредитацию в данном регионе. Нек-рые органы региональной аккредитации признаются Советом по аккредитации дополнительного образования (Council on Postsecondary Accreditation, СОРА), к-рый тж указывает и нек-рые специализированные органы аккредитации. Американская психол. ассоц. яв-ся одним из таких специализированных органов; в настоящее время она аккредитует докторские программы по психологии в области клинической психологии, школьной психологии и психол. консультирования.

Для того чтобы получить аккредитацию Американской психол. ассоц., такие программы должны осуществляться в аккредитованных в данном регионе ин-тах и определенно именоваться программами по профессиональной психологии. К тому же факультет должен нести осн. ответственность за осуществление программы и иметь надлежащие полномочия, а организационные обязанности должны быть четко распределены. Тж требуется представить организационный план обучения, по к-рому студентам предлагается большой объем знаний по психологии и практ. деятельность в соотв. области под наблюдением специалистов. Кроме того, в программе по психологии должны быть указаны и ее профессорско-преподавательский состав, и группа студентов, к-рых предполагается обучать. Наконец, ин-т, в рамках к-рого проводится программа, должен выделить соотв. финансовые средства, продемонстрировав тем самым свою поддержку этой программы.

Законы большинства штатов определяют общие требования по удостоверению квалификации ко всем практикующим психологам безотносительно их специализации. Этические принципы психолога, определенные Американской психол. ассоц., требуют от психолога предоставления точной информ. о своей компетентности, образовании, практ. подготовке и опыте работы.

Различные типы удостоверения квалификации предлагаются Комитетом по профессиональной психологии США (АВРР). Созданный в 1947 г. Советом представителей Американской психол. ассоц., АВРР присуждает дипломы в четырех областях психологии: клинической психологии, психол. консультирования, промышленной и организационной психологии, школьной психологии. Кандидаты на получение диплома должны иметь докторскую степень по психологии, защищенную в аккредитованном ин-те, и 5 лет квалификационной практики в той области, по к-рой выдается диплом. Четыре из пяти лет квалификационной практики должны быть пройдены уже после получения докторской степени. В настоящее время кандидатам на получение диплома АВРР следует сначала подать заявление, включающее соотв. ссылки на др. психологов, знакомых с работой кандидатов. Рассмотрение заявления — первичное требование для допуска кандидата к экзамену. Ставшие кандидатами должны представить один или более образцов своей деятельности, свидетельствующих о качестве их работы как профессиональных психологов. Обычно этот образец представляет собой демонстрацию мероприятий по оценке и/или вмешательству, типичных для практ. деятельности кандидата. К тому же кандидатам может предоставляться группа экзаменаторов для наблюдения за их практ. деятельностью. Сам экзамен состоит из оценки эффективности действий кандидата по конструктивному вмешательству; она выводится из того, как кандидат квалифицирует представленные ему задачи, из его знания осн. теорет. и исследовательских принципов, из соблюдения им в профессиональной практике этических норм. Успешно сдавшие экзамен кандидаты получают диплом по своей специальности и заносятся в «Справочник Американской психол. ассоц.» (Directory of the American Psychological Association). В недавнем времени появились и продолжают появляться др. специализированные комитеты.

Еще одной орг-цией, ведущей учет психологов, яв-ся Совет по изданию Гос. реестра поставщиков услуг в сфере здравоохранения в области психологии (the Council for the National Register of Health Service Providers in Psychology). С 1975 г. эта орг-ция публикует список психологов, к-рые подали заявление на включение в этот список и удовлетворяют необходимым требованиям. Реестр за 1991 г. включает ок. 15 000 имен. Осн. критериями для занесения в список яв-ся действующая лицензия или сертификат с разрешением на самостоятельную практику, выданные гос. комитетом экспертов по психологии, докторская степень по психологии, защищенная в аккредитованном ин-те, и 2 года практики под наблюдением специалистов в области здравоохранения. Первый год этой практики должен проходить уже после получения докторской степени, а второй посвящается систематической подготовке по программе в области здравоохранения.

Эмоциональные высказывания появлялись как в пользу У. к., так и против нее. Наиболее яркие из них касались связи между фактом У. к. и компетентностью профессионального психолога. Отмечалось, что У. к. яв-ся важным фактором и формирования профессии, и защиты об-ва. Говоря о предоставлении об-ву компетентных услуг в области психологии, необходимо отметить, однако, что не только психологи предлагают услуги в сфере психологии или психич. здоровья: этот сектор наполнен группами поставщиков услуг.

Точно так же, как раньше обвиняли психиатрию в том, что она пытается «контролировать» область психич. здоровья, «вышвыривая» из нее представителей др. профессий, сейчас обвиняют психологию в попытке предотвратить получение лицензий др. специалистами в области психич. здоровья. Видя успех, к-рый имела психология при принятии законов о лицензировании и аттестации в тех или иных регионах, специалисты в области психич. здоровья все чаще пытаются получить лицензию психолога или юридически определить свою собственную специальность. Психология, несомненно, сменила сейчас статус зарождавшейся профессии, какой она была 30 лет назад, на более четко определенный статус профессии сформировавшейся, хотя она все еще и находится на пути к тому, чтобы стать полностью признанной, и ее продолжают обвинять в необоснованных претензиях на такое признание, в недостаточной заботе о защите потребителей, недостаточной компетентности и недостаточном дальнейшем образовании. Сейчас психология уделяет больше внимания этим вопросам. В настоящий момент более ясными становятся определения таких понятий, как «психолог» и «докторская программа по профессиональной психологии». Это, однако, может привести к чувству исключительности и высокомерия.

См. также Комитет по профессиональной психологии США, Американская психологическая ассоциация, Компетентность в психологии, Профессиональная этика

Н. Эбелис

Умственная отсталость (mental retardation)

История развития понятия «умственная отсталость»

Понятие «У. о.» является относительно новым, впервые оно появилась в середине XIX в. До этого индивидуальные различия в уровне интеллекта не привлекали к себе особого внимания. В конце XVII в. наблюдатели стали замечать принципиальное различие между психически больными и умственно отсталыми людьми. Французский ученый Эскироль постулировал, что осн. различие между У. о. и помешательством состоит в том, что первая связана с процессом развития индивидуума. Эскироль предложил первую систему классиф. умственно отсталых, к-рая в целом соответствует совр. категоризации глубокой, тяжелой и умеренной степени задержки психич. развития.

В начале XX в. французское министерство просвещения поручило Альфреду Бине разработать метод выявления детей, к-рые не смогут справиться с общеобразовательными учеб. программами. Метод Бине, предложенный для скрининга У. о., стал первым тестом оценки уровня интеллекта. Первая шкала Бине—Симона была опубликована в 1905 г. Редакция 1908 г. ввела понятие «умственный возраст».

Льюис Тёрмен из Стэнфордского университета перевел и переработал шкалу Бине—Симона, опубликовав ее в 1916 г. как Шкалу интеллекта Стэнфорд—Бине. В нее был введен «коэффициент интеллекта», или IQ: отношение умственного возраста индивидуума к его хронологическому возрасту, умноженное на 100 (IQ = [УВ : ХВ] х 100). Это технически упростило сравнение интеллекта у разных людей.

Важность этих ранних работ по тестированию интеллекта трудно переоценить. Во-первых, они дали конкретный, надежный, практический метод оценки умственного функционирования индивидуума. Во-вторых, этот метод сделал возможным количественное определение различий между конкретными людьми. В-третьих, тонкие градации, к-рые позволял уловить тест IQ, указывали на то, что существует много людей, интеллект к-рых располагается между средним для популяции уровнем и тяжелой степенью У. о. Т. о. была официально открыта и признана градуировка У. о. (или психич. задержки).

В 30—40-е гг. начались дискуссии о причинах У. о. Большой цикл «близнецовых исслед.», в к-рых сравнивались интеллектуальные способности монозиготных и дизиготных близнецов или монозиготных близнецов, воспитанных вместе и порознь, позволил предположить, что фактор наследственности играет доминирующую роль. Др. исследователи, напр., Нэнси Бейли и Р. А. Спитц утверждали, что IQ не является фиксированным или постоянным и что окружение индивидуума может оказывать сильное влияние на развитие интеллекта. К 50-м гг. общепринятым стал интеракционистский подход к пониманию задержки психич. развития.

Современное понятие задержки психического развития

Согласно определению Американской ассоциации умственной недостаточности (AAMD), термином задержка психич. развития (mental retardation) обозначается «общее интеллектуальное функционирование на уровне существенно ниже среднего с сопутствующей дефицитарностью адаптивного поведения, проявившееся в период развития». Для постановки диагноза задержки психич. развития требуется соответствие 3-м критериям.

- Общее интеллектуальное функционирование на уровне существенно ниже среднего. Это первое требование касается уровня общего интеллекта индивидуума. Он определяется и измеряется по результатам индивидуально проводимого стандартизированного теста интеллекта. За верхнюю границу зоны У. о. с нормой обычно принимается IQ = 70: все лица с показателем IQ ниже этого критического показателя удовлетворяют первому критерию диагноза.

- Дефицитарность адаптивного поведения. Адаптивное поведение определяется как степень соответствия стандартам личной независимости и соц. ответственности, ожидаемым от лица данного возраста в данной культурной среде. Этот критерий трудно измерить надежно вследствие того, что такие стандарты колеблются в зависимости от возраста и культурной среды. К счастью, установлены достаточно хорошие нормативы развития и, в целом, можно сказать, что по мере перехода индивидуума от одного уровня развития к следующему, от него ожидается повышение независимости, умения владеть собой и соблюдения требований и норм об-ва.

- Проявление во время периода развития. Это третье требование включено, гл. обр., для отличения задержки психич. развития («умственной отсталости») от ряда др. расстройств, для к-рых тж характерны низкий IQ и дефицит адапт. К ним относятся такие состояния, как повреждение мозга вследствие инсульта или травмы и эмоциональные расстройства. Важно проводить различие между лицами, к-рые имели умственные способности и лишились их, и теми, кто никогда не смог их развить.

Определение задержки психич. развития, предложенное AAMD, имеет неск. важных коннотаций. Во-первых, это определение относится только к умственному развитию на данный момент и не декларирует необратимость расстройства. Во-вторых, двухмерность дефиниции (низкий интеллект и дефицит адапт.) важна, поскольку она исключает диагностику социально компетентного индивидуума в качестве умственно отсталого лишь на том основании, что у него низкие показатели теста IQ. Наконец, предложенное AAMD определение учитывает контекст развития и подчеркивает необходимость оценки успешности выполнения заданий, адекватных для возрастной категории испытуемого.

Степени умственной отсталости

Со времени появления теста интеллекта, классиф. У. о. основывается практически исключительно на уровнях IQ. Г. Дж. Гроссман разработал ставшую общепринятой систему, в к-рой выделяются легкий, умеренный, тяжелый и глубокий степени У. о. При легкой степени показатель IQ попадает в интервал 55—59 баллов. У таких людей обычная внешность и нормальное поведение; нет заметных признаков задержки психич. развития. Во взрослом возрасте многие из них способны найти работу, для к-рой требуется частичная квалификация, и справляться с ней, но нередко нуждаются в помощи в соц. и финансовых сферах. Они, как правило, способны позаботиться о себе сами и с легкостью ориентируются в знакомой местности. В интеллектуальном плане они находятся на уровне школьников 4—5 классов. Двигательная заторможенность и плохие навыки чтения не позволяют им быть конкурентоспособными на рынке труда. Одна из типичных проблем взрослых лиц с легкой степенью У. о. — это их неспособность организовать свой досуг.

Умеренной степени задержки психич. развития соответствует показатель IQ в пределах 40—54 баллов и умственный возраст приблизительно 6—8 лет. Эти люди часто выглядят не совсем обычным образом. В их воспитании осн. акцент ставится на выработке навыков самообслуживания и др. практ. навыков. Большинство из них вполне успешно обучается тому, как одеваться, пользоваться туалетом, есть и следить за собственной внешностью. Хотя лица с умеренной степенью отсталости могут распознавать значение нек-рых написанных слов или даже читать нек-рые простые предложения, в целом они функционально неграмотны. У них мало друзей за пределами родительской семьи и им удается получить лишь монотонную, неквалифицированную работу, как правило в лечебных трудовых мастерских, где доход не зависит от уровня выработки.

Показатель IQ при тяжелой степени У. о. составляет 25—39 баллов, чему соответствует возраст от 3 лет и 9 мес. до 6 лет. Хотя у таких лиц обычны неврологические дефекты, они чаще находятся вне стационара. При специальном уходе их удается научить говорить и удовлетворять простые личные потребности. Школьное обучение, однако, оказывается неэффективным. Осн. акцент в работе с ними ставится на выработке навыков самообслуживания, что позволяет добиться, в ограниченной степени, независимого поведения. Эти лица нуждаются в постоянном наблюдении и заботе. Они способны проявлять открытую дружелюбность в манере маленьких детей и привязываются к людям, с к-рыми вступают в контакт.

У лиц с глубокой степенью У. о. показатель IQ ниже 25 баллов, умственный возраст составляет 3 года и 8 мес. или ниже. Вероятность сопутствующей неврологической патологии высока и многие содержатся в стационарных условиях. Часто отмечается множественная инвалидность, но нек-рые могут научиться ходить и произносить неск. слов. До недавнего времени, большинство из этих лиц были неспособны самостоятельно есть и пользоваться туалетом, но широкое использование приемов модификации поведения повысило число тех, кто освоил эти навыки. Данная группа нуждается в тотальном наблюдении, обычно в условиях специализированного учреждения.

Распространенность и этиологические факторы

Л. Олмен и К. Яффе считают, что примерно 7 млн. лиц в США могут быть диагностированы как умственно отсталые. В настоящее время менее 10% из них содержатся в специализированных учреждениях, гл. обр. лица с тяжелой и глубокой степенью У. о.

В менее 15% случаев У. о. удается обнаружить известную органическую этиологию. Большинство случаев с известной этиологией относится к глубокой и тяжелой степени. Среди органических этиологических факторов — генетические аномалии (синдром Дауна), инфекционные болезни матери и др. патология во время беременности (краснуха, употребление лекарственных препаратов), родовые травмы, сопровождающиеся гипоксией плода (асфиксии), послеродовые инфекции (энцефалит, менингит), травмы черепа или токсины (отравление).

См. также Наследственные болезни, Индивидуальные различия, Нормальное развитие

М. Мелони

Умственная пассивность—умственная активность (mindlessnessmindfulness)

У. п. можно определить как состояние сниженной познавательной активности, в к-ром индивидуум обрабатывает сигналы из окружающей среды достаточно автоматически, не принимая во внимание новые (или просто иные) аспекты этих сигналов. У. а., в противоположность этому, яв-ся состоянием, в к-ром средовые сигналы сознательно обрабатываются, а индивидуум вовлечен в активное конструирование своей среды. Здесь возникает заметный контраст с состоянием У. п., в к-ром индивидуум имеет дело с уже сконструированной средой.

Обработка информ. в состоянии У. п. может возникнуть либо после многократных повторений конкретного опыта, либо после однократного воздействия (в определенных ситуациях). В первом случае при накоплении личного опыта в определенных ситуациях формируется когнитивная структура данной ситуации, к-рая отображает лежащую в ее основе «семантику». Тогда появление сходных сигналов в последующих случаях запустит последовательность умственно пассивного поведения. Как только деятельность становится умственно пассивной, семантика, лежащая в ее основе, больше недоступна для сознательной когнитивной обработки или даже для проверки. Во втором случае, при однократном воздействии, сниженная когнитивная активность возникает не в рез-те опоры на когнитивные структуры, сложившиеся в течение времени, а яв-ся следствием опоры на когнитивную структуру, усвоенную из др. источника.

У. п. — весьма распростр. состояние. Фактически у типичного чел. возникновения У. а. можно ожидать, когда: а) ситуация требует знач. большего усилия, чем требовалось ранее; б) внешние факторы в данной ситуации прерывают начинающийся или ранее начавшийся цикл умственно пассивного поведения; в) внешние факторы мешают завершению поведения; г) испытываются негативные или позитивные последствия, к-рые существенно отличны от последствий исполнения того же самого поведения до этого.

Хотя и проводились исслед., посвященные изучению пониженных уровней познавательной активности (напр., автоматизмов, преаттентивной обработки информ. и избыточного обучения), по ряду причин необходимы новая теория и новые термины. Во-первых, У. п. наводит на мысль о более крупной (молярной) единице анализа, чем та, к-рая использовалась в прошлом. Во-вторых, У. п. может возникать как при повторяющемся опыте, так и без него. В-третьих, У. п. отличается от У. а. не только количественно, но и качественно (напр., то, что было обработано в состоянии У. п., может стать теперь недоступным для активной сознательной когнитивной работы). В-четвертых, исследователи, изучающие, к примеру, автоматизмы, сосредоточили внимание на адаптивной функции автоматической обработки, разгружающей сознательное внимание. Хотя в определенном смысле это и верно, все проведенные до сих пор исслед. проблемы У. п.— У. а позволяют предположить, что эта функция м. б. и неадаптивной.

Изучением У. п. занимались в неск. областях. Проводились исслед. последствий этого состояния для квалифицированного выполнения работы, восприятия отклонений от нормы и протекания физ. заболевания, а тж следствий У. п. для самого исслед. социально-психологических процессов.

В исслед. обнаружили, что независимо от того, происходили ли взаимодействия людей непосредственно или посредством письменных сообщений и имели ли эти взаимодействия семантическое значение или же были бессмысленными, они вызывали поведение, к-рое выглядело умственно пассивным до тех пор, пока структура данного взаимодействия запускала заученную до автоматизма последовательность поведенческих актов. Что касается потенциально релевантной информ., люди не слышали того, что им говорили, и не читали того, что им писали.

В силу того, что индивидуальные компоненты деятельности постепенно выпадают после каждого повторения данной деятельности, рез-том яв-ся не только то, что индивидуум реагирует на некую абстрагированную структуру, но тж и то, что шаги решения задачи становятся относительно недоступными сознанию. Т. о., в противовес анализу, игнорирующему различие «У. п.— У. а.», это исслед. обнаружило, что большой объем практики в выполнении задачи может сделать индивидуума более уязвимым для внешних факторов, к-рые ставят его компетентность под вопрос. Когда эти факторы вызывают у испытуемых колебания по поводу того, смогут ли они выполнить данную задачу, умеренно практиковавшиеся группы оказались способны предпринять шаги или деятельность как свидетельство их компетентности, и поэтому не показали снижения при выполнении задания. Не имевшие практики или чрезмерно практиковавшиеся группы не смогли восполнить недостающие (или выпавшие) компоненты задачи и, вследствие этого, продемонстрировали отчетливое снижение.

Что касается восприятия отклонений, то в первую очередь приводились аргументы в пользу того, что отклонение (новизна) вызывает У. а. Если люди обычно умственно пассивны (и невнимательны) по отношению к нормальным индивидуумам, то отклоняющихся в к.-л. одном отношении от нормы индивидуумов могут воспринимать как отклоняющихся от нормы во мн. отношениях (и потому на них навешивают ярлыки, их избегают и т. п.), причем не только из-за их действительного отклонения, но и из-за повышенной внимательности, к к-рой побуждает состояние У. а. Такое пристальное изучение любого индивидуума заставляет нас подметить особенности, обычно остающиеся без внимания, и ведет к неуместно строгой оценке этих особенностей как исключительных или необычных. Как и предсказывалось, исслед. показало, что восприятие девианта было точным, однако типичные особенности и жесты, к-рые были отмечены, оценивались как исключительные и необычные. Это происходило независимо от того, было ли отклонение позитивным (напр., миллионер) или негативным (напр., бывший психически больной), однако не наблюдалось, если тому же самому чел. не навешивали ярлыка девианта.

Дополнительные исслед. были посвящены изучению У. п. при первичном воздействии, т. е. У. п., являющейся следствием преждевременного когнитивного связывания себя информ. Это опрометчивое когнитивное связывание считается преждевременным потому, что индивидуум полагается на информ. и «замораживает» ее значение до рассмотрения альтернативных путей применения данной информ.

Исслед. обнаружили, что поощрение процесса принятия решений обитателями домов престарелых позволило им чувствовать себя более счастливыми, здоровыми и более активными. Последующие исслед. показали тж, что продолжительность их жизни была дольше в сравнении с контрольной группой. Предполагалось, что исследуемая группа была группой, в к-рой исследователи создали чувство контроля и ответственности. Так как пожилые люди, особенно живущие в условиях госпитализации, — группа, для к-рой заведенный порядок яв-ся правилом, не оставляющим места для размышлений, эту эксперим. группу можно рассматривать как группу, поощряемую думать и иметь свое мнение, а это позволяет высказать предположение, что У. а. может быть необходима для выживания. Ее осн. эффективность в вопросах, связанных со здоровьем, однако, м. б. обусловлена спецификой этих вопросов, так или иначе возбуждающих У. а.

В сфере образования тж проводятся исслед. У. п. Здесь обнаружили, что если первонач. информ. дана в безусловном стиле (напр., «Это А»), то эта информ. преждевременно связывает людей, к-рые не замечают возможностей творческого использования ее в будущем. Если вместо этого людей обучают в условной манере (напр., «Это может быть А»), то альтернативные способы использования информ. остаются доступными для них.

Исслед. У. п. и У. а. принесли богатые плоды, позволив объединить ряд, казалось бы, совершенно различных проблем под одной общей темой: последствия сниженной когнитивной (познавательной) активности. Полученные рез-ты позволяют на данный момент предположить, что «У. п.—У. а.» — это существенное измерение челов. деятельности, изучение к-рого может даже привести к открытию осн. законов поведения чел.

См. также Абстрактный интеллект, Внимание, Автоматические мысли, Сознание, Имплицитное научение и имплицитная память, Умственные образы

Э. Дж. Лангер

Умственные образы (mental imagery)

Примерно на рубеже двух столетий У. о. часто упоминались в полемике о характере когнитивного опыта. В Германии вопрос о том, яв-ся ли образы решающими для процесса мышления, вызывал в то время жаркие споры как среди психологов-теоретиков, так и среди психологов, занимавшихся эмпирическими исслед. Дж. Б. Уотсон, отец бихевиоризма, относился к У. о. не более как к призракам ощущений, не имеющим никакого функционального значения. Впоследствии эксперим. психологи не принимали во внимание существование внутренних образов и работали почти исключительно с языковыми и поведенческими ассоц.

Тем не менее, ближе к нашему времени, У. о. достигли статуса одной из наиболее важных проблем совр. когн. психол. Такие исследователи, как X. Маурер, С. Томкинс и др., подготовили почву для «возвращения изгнанных». На продолжении почти двух десятилетий А. Пэйвио находился на переднем крае эмпирических исслед. и разраб. теорий, связывающих процессы памяти с У. о. Его исслед. привели к заключению, что «такие переменные, как У. о., находятся в числе наиболее убедительных факторов памяти, к-рые когда-либо были открыты». Пэйвио интерпретировал свои рез-ты, исходя из модели кодирования, в основе к-рой лежит предположение о том, что существует 2 главных способа кодирования опыта: вербальный и образный. Гипотеза о двойном кодировании породила множество исслед., в к-рых высокая концентрация У. о. в сознании определялись тремя различными способами: а) в соответствии с качеством вызывающих образы стимулов, определяемым по рейтингам испытуемого или по его времени реакции; б) посредством инструкций, к-рые повышают вероятность использования испытуемым образных процессов; в) на основе мер индивидуальных различий, использующих данные тестов манипулирования пространственными образами и опросников для оценки образной способности.

Современные исследования и теории умственных образов

А. Пэйвио и его коллеги продемонстрировали, что У. о. играют важную роль в научении, памяти, речи, мышлении, решении задач, восприятии, эмоциях, мотивации, творчестве, сексуальном поведении и мн. др. аспектах челов. поведения. Эти исслед. тж раскрыли функциональные характеристики, отличающие У. о. от символических вербальных процессов. Данную дифференциацию в дальнейшем подтвердили нейропсихологические и клинические работы. Система У. о., вследствие своего конкретного и контекстуального характера, все же ближе перцептивной системе.

Хотя интерес к У. о. и исслед. в этой области росли, конечно, нет полного согласия относительно природы и функций таких образов. В дополнение к моделям двойного кодирования было разраб. неск. др. значимых теорий: теория перцептивной аналогии У. Найссера; теория клеточных ансамблей Д. Хебба; пропозициональная модель Т. Морана; матричная теория Косслина, Шварца и Пинкера; модели нейронных сетей А. Трегуба; теория уровней эквивалентности Р. Финке; теория психофизической комплементарности Р. Шепарда; теория неявного знания З. Пилишина; модель структурных описаний Г. Хинтона. Эти теоретики составляют две группы, по терминологии Деннета: «иконофилы, приписывающие особую природу внутренним образным репрезентациям и придающие этой предполагаемой особой природе образов важный теорет. статус, и иконофобы, полагающие, что образы репрезентируются в сознании тем же самым способом, как и др. формы мысли, без к.-л. особого статуса, предоставляемого некой внутренней «пространственной» либо «изобразительной» природе». По словам Р. Шепарда, «нынешние дискуссии по вопросу У. о., похоже, сосредоточены на двух тесно связанных вопросах: а) играют ли У. о., несомненно, переживаемые нек-рыми из нас, существенную функциональную роль в нашем мышлении, или же они яв-ся всего лишь эпифеноменами, сопровождающими базовые процессы совсем иного, менее изобразительного характера; б) чем именно яв-ся У. о., или, говоря более определенно, какого рода физ. процессы мозга лежат в их основе, и до какой степени эти процессы, подобно изображениям, изоморфны тем внешним объектам, к-рые они репрезентируют?»

Бугелски утверждает, что У. о. — это нейрофеномен, к-рый м. б. как сознаваемым, так и несознаваемым. Данные исслед. потока сознания, проведенных Дж. Сингером, поддерживают представление о том, что внутренняя информ. создается и обрабатывается непрерывно.

Определение У. о., подобное определению А. Ричардсона, неявно присутствует в большинстве этих подходов: «К У. о. относится все те виды квазисенсорного или квазиперцептивного опыта, знакомого нам благодаря самосознанию и появляющегося у нас при отсутствии тех стимульных условий, о к-рых известно, что они порождают их настоящих сенсорных или перцептивных двойников».

Классификация умственных образов

На основе исслед. XX в. А. Ричардсон выделил 4 класса У. о., к-рые м. б. сопоставлены в том, что касается их ясности, живости, локализации, неизменности или устойчивости, полноты деталей, подверженности сканированию и степени сходства с чувственным образом (перцептом). Этими классами яв-ся: а) последовательные образы; б) эйдетические образы; в) образы памяти (или мысленные образы); г) образы воображения.

Последовательные образы. Эти образы имеют тесное сходство с перцептами в том, что они обладают выраженным сенсорным качеством. Обычно последовательные образы яв-ся следствием актуального восприятия стимульного объекта: они отражают форму объекта и — позитивно либо негативно — его цвет. Они обычно менее яркие, чем перцептивные образы соотв. объекта, однако обладают таким сенсорным качеством, как если бы их рассматривали так же, как эти объекты.

Эйдетические образы. Они являют собой др. разновидность сходных с перцептами У. о. Сообщалось о двух типах эйдетических образов: тех, к-рые обнаруживают сходство с длительным последовательным образом, вызванным восприятием объекта, и тех, к-рые возникают в памяти, или в общем процессе воображения. Оба типа характеризуются ясностью и детальностью. Эйдетические образы относительно неизменны; их можно детально сканировать, словно рассматривая фотографию. Существующие исслед. признают широкую распространенность эйдетических образов у детей, тогда как у взрослых они обычно считаются редкими. Определение образа как эйдетического не вполне надежно, т. к. исследователи применяют как различные критерии, так и различные методы.

Образы памяти. Эти образы имеют тенденцию к тому, чтобы быть бледными, неопределенно локализованными и короткими. Тем не менее, они обладают потенциалом для приобретения чрезвычайной яркости и ясности и, по всей вероятности, м. б. развиты до таких качеств и даже до устойчивости и внешней проекции. Внимание и аффект, вероятно, влияют на эти качества образов памяти.

Образы воображения. На эти образы существенно влияют мотивационные состояния и, в общем смысле, они подразумевают концентрированное квазигипнотическое внимание наряду с торможением ассоц. Образы воображения включают относительно определенные формы. Нек-рые из них яв-ся весьма сходными с образами восприятия и приобретают видимую автономию.

Оценка умственных образов

Самоотчеты либо опросники традиционно были наиболее часто используемыми методами измерения индивидуальных различий в способности к воображению. Эти измерения имели дело с тремя аспектами способности к воображению: а) яркостью или ясностью образов; б) типом образов (различаются ли испытуемые в том, что касается модальностей возникающих у них наиболее ясных образов); в) контролем над образами (могут ли одни люди преднамеренно манипулировать своими образами лучше, чем др.).

Яркость умственных образов. Ф. Гальтон разраб. первый инструмент для оценки образности: знаменитый «вопросник об утреннем завтраке» (breakfast table questionnaire). Беттс расширил метод Гальтона. В отличие от теста Гальтона, в к-ром акцент делался на зрительные образы, инструмент Беттса предназначался для изучения яркости У. о. семи модальностей (зрительной, слуховой, кожной, кинестетической, вкусовой, обонятельной и органической). Шихан переработал и сократил вопросник Беттса до версии, к-рая обычно распространяется под назв. «Вопросник У. о. Беттса» (Betts QMI). В значительной степени благодаря своей краткости и широте охвата, Betts QMI в настоящее время яв-ся чаще всего используемым средством измерения яркости У. о.

Маркс опубликовал тест У. о. под назв. «Опросник яркости зрительных образов» (Vividness of Visual Imagery Questionnaire, VVIQ), состоящий из 16 пунктов, пять из к-рых взяты из Betts QMI.

Типы имагинальной способности. Гальтону часто отдают должное за введение терминов зрительный тип (visile), слуховой тип (audile) и двигательный тип (motile) для описания индивидуумов, чьими привычными или предпочитаемыми модальностями внутренних образов являлись зрительная, слуховая либо кинестетическая, соответственно. Этой идеей снова заинтересовались, благодаря предпринятой Анной Роу проверке гипотезы Гальтона о том, что ученые отличаются слабо развитыми образными способностями. Роу обнаружила, что ученые разных специальностей использовали разные типы внутренних образов, т. е. зрительные или вербальные У. о. Недавно был отмечен большой интерес к дихотомии «вербализаторы/визуализаторы». Пэйвио разраб. свой «Опросник индивидуальных различий» (Individual Differences Questionnaire, IDQ) для количественного измерения этой дихотомии. Ближе к нашему времени, А. Ричардсон, в дополнение к работе Пэйвио, создал более короткую методику под назв. «Вопросник для вербализаторов/визуализаторов» (Verbalizer-Visualizer Questionnaire, VVQ).

Контроль умственных образов. Существуют явные различия в том, насколько разные люди могут контролировать зрительные образы памяти. Наиболее широко используемым тестом контроля У. о. яв-ся Тест контроля образов Гордона (Gordon Test of Imagery Control), включающий устную инструкцию, за к-рой следуют 11 вопросов, требующих ответа «да» либо «нет», в зависимости от способности тестируемых манипулировать У. о. А. Ричардсон ввел троичную систему ответов — «да», «нет» или «не уверен» — и рекомендовал использовать письменную, а не устную инструкцию.

Другие меры умственных образов. Еще одна группа методов измеряет те аспекты сознания, к-рые более непосредственно отражают опыт. Примерами таких мер яв-ся метод выборочного анализа мыслей (thought-sampling method), предложенный Э. Клингером для оценки «текущих забот» субъекта и Методика анализа опыта (Experiential Analysis Technique), к-рую разраб. Шихан, Мак-Конки и Кросс. Главное различие между этим типами оценки и инвентарями для самоотчета состоит в том, что первые предполагают извлечение информ. из непрерывного потока сознания, а не из ретроспективных комментариев об опыте. Тем самым они м. б. более валидными при оценке аспектов когниции, к-рые отличают текущие повседневные мысли.

Только что охарактеризованные методы относятся к типу самоотчетов. Тж предпринимались попытки вывести характеристики способности к воображению из поведенческих проявлений.

Родственными этому типу тестов способностей яв-ся тесты, к-рые по своему характеру относятся к пространственным. Данные тесты часто явно предполагают вызывание У. о., однако эти образы, как правило, сводятся к мысленному манипулированию пространственными отношениями.

Клиническое использование умственных образов

Хотя У. о. были инструментом терапевтического воздействия на всем протяжении периода истории, о к-ром до нас дошли сведения, не так давно интерес к образным методикам существенно расширился и усилился. Ряд авторов отметил многочисленные характеристики образного метода, к-рые делают его весьма подходящим средством клинической работы. Нек-рые из них перечислены ниже:

1.   Данные ряда исслед. указывают на то, что У. о. и восприятие яв-ся сопоставимыми процессами в том, что касается опыта и нейрофизиологии, и не допускают различения по любым существенным качествам.

2.   Нек-рые совр. психологи утверждают, что У. о. способны репрезентировать ситуации или объекты и поэтому действуют как мотиваторы будущего поведения.

3.   По-видимому, смысл в значительной степени зависит от У. о.

4.   У. о. предоставляют уникальную возможность изучения интеграции восприятия, мотивации, личностного смысла и реалистического абстрактного мышления.

5.   У. о. могут обеспечивать главный доступ к важным довербальным воспоминаниям или к воспоминаниям, закодированным на стадиях развития, на к-рых язык, хотя и существует, но еще не преобладает.

6.   Клингер полагает, что поток образов воображения, наблюдаемый в образной терапии, стремится к полному отображению проблемной области клиента или его «текущих забот»

7.   Клингер тж указывает, что внутренние образы сопровождаются эмоциональными реакциями на внутренние и внешние признаки, представленные в данной ситуации.

8.   Многочисленные исслед. продемонстрировали способность У. о. вызывать широкое множество физиолог. изменений.

9.   Замечено, что у нек-рых лиц спонтанные У. о. появляются при вербальных затруднениях; наполняющие их сознание образы отличаются реально воспринимаемым, почти картиночным изображением, в тех ситуациях, когда чел. не может продолжать выражать свои переживания вербально.

10. Было продемонстрировано, что свободные У. о. — аналог свободных ассоц. — весьма эффективны в обходе даже очень неподатливых защит и в раскрытии вытесненного материала.

11. Хоровиц утверждает, что состояние У. о. яв-ся посредником, наиболее дружественным с бессознательной орг-цией. Оно дает возможность охватить континуум сознательного—бессознательного легче, чем явная или скрытая речь; элементы бессознательного легче «проскальзывают» в имагоическую когницию (imagoic cognition), и образные формы легче выполняют функцию символов.

12. Еллинек отмечает интрапсихическую предсказывающую функцию имагоической когниции: идеи и реакции часто появляются сначала в образах воображения и только позже — в вербальной когниции и поведении.

13. Образы как продукты направляемого воображения во мн. случаях, вероятно, могут вызвать терапевтические последствия без к.-л. интерпретаций со стороны консультанта или интеллектуального инсайта со стороны клиента.

14. Решения, отрепетированные на уровне воображения в ходе терапии, по-видимому, распространяются за пределы терапевтической ситуации.

По прошествии лет многочисленные и очень разнообразные виды терапии, осн. на У. о., появились как за рубежом, так и в США. Тж накапливаются данные о том, что спонтанные и индуцированные зрительные образы яв-ся, помимо прочего, богатым и доступным источником диагностической информ.

См. также Безобразное мышление, Представления

А. Шейк

Употребление орудий (tool using)

Однажды исследователи с изумлением обнаружили, что животные тж могут пользоваться орудиями. Использование инструмента для того, чтобы дотянуться до чего-нибудь, или манипулирование им для достижения к.-л. цели, любого заставит заподозрить, что в основе таких действий лежат интеллект и способность к адапт. Даже простое орудие, напр., палка в руке, расширяет возможность деятельности индивида и повышает ее эффективность. Само по себе использование орудия еще не говорит нам с определенностью об участии в этом интеллекта; таким м. б. простое видоспецифичное поведение. Действия такого рода не считаются разумными реакциями; они яв-ся характеристикой вида, а не отдельных животных. Более того, такие реакции используются всегда в одних и тех же ситуациях и, т. о., квалифицируются как стереотипные модели поведения.

Калан (морская выдра) использует орудия более сложным способом, к-рый редко встречается у животных, за исключением приматов. Поедая моллюсков, он кладет их на плоский камень, примерно 10—15 см в диаметре. Камень он кладет себе на грудь. Затем др. камнем бьет по раковине до тех пор, пока она не треснет.

В Африке проводили наблюдения за шимпанзе, поедающими термитов. Сначала они соскребают тонкий слой почвы, чтобы обнажить ходы термитов. Затем они берут тонкую соломинку, стебель или прутик и засовывают его в отверстие. Мгновенно вынимают и облизывают, снимая губами прилипших термитов.

Применение орудий случается и при конфликтах. Ревуны, капуцины и коаты Нового Света, как и гориллы, орангутанги и гиббоны Старого Света, срывают ветки и орехи и швыряют ими в незваного гостя, а бабуины, макаки и мартышки-гусары швыряют в незваных гостей камнями с холма.

См. также Интеллект животных, Сравнительная психология

А. Дж. Риопелле

Уровень притязаний (level of aspirations)

Психологи классифицируют людей в соответствии с их целями в жизни. Нек-рые считают, что эти цели, или притязания, определяются базовыми чертами личности, сформированными на ранних этапах жизни. Агрессивный/покорный, обращенный внутрь/ наружу и активный/пассивный — лишь нек-рые возможные примеры таких черт.

Притязания яв-ся движущими силами личности. Они оказываются важнее способностей, с к-рыми чел. рождается или к-рые он приобретает в процессе взаимодействия со своим окружением и образования, поскольку в действительности имеет значение то, что он делает с этими врожденными и приобретенными индивидуальными особенностями.

Измерив расстояние между желаемым и реально достигнутым на настоящий момент уровнем устремления, можно определить «мотивационный дифференциал». Путем последующего нанесения различных точек на эту шкалу и их соединения можно определить индивидуальный профиль притязаний. Так, мы можем обнаружить существование к.-л. разрывов.

У. п. могут быть слишком высокими или слишком низкими. В обоих случаях они нуждаются в корректировках. Одна из распростр. проблем в области менеджмента состоит в том, что люди нередко считают, что они переросли свою должность. Иногда установление слишком высоких У. п. может служить оправданием нежелания проявлять излишнее рвение на своем рабочем месте.

Разные об-ва различаются по тем пределам, к-рые они устанавливают для притязаний. На протяжении сотен лет рядовым гражданам внушалось, что границы их роста определяются их соц. положением и классом, законами или установленными правилами, заранее предопределенными и распределенными возможностями.

Сегодня в большинстве западных демократий растет осознание того, что потенциальные возможности чел. практически безграничны. Даже IQ не представляет здесь никакого препятствия.

См. также Индивидуализм, Оптимальное функционирование

Э. Дихтер

Усвоение понятий и развитие (conceptual learning and development)

Понятия состоит из организованной информ. субъекта об одном или более предметах — объектах, событиях, идеях, процессах или отношениях, — к-рая позволяет ему отличать конкретный предмет или класс предметов от др. предметов или классов предметов, а тж соотносить его с др. предметами или классами предметов. Понятия как ментальные конструкты яв-ся важнейшим компонентом непрерывного изменения и расширения когнитивной структуры развивающегося индивидуума. По мере овладения понятием на все более высоких уровнях понимания, оно все больше используется в четырех отношениях: а) для идентификации вновь встречающихся примеров и не-примеров данного понятия; б) для понимания принципов, на основе к-рых строится данное понятие; в) для понимания таксономических и др. иерархических отношений, частью к-рых яв-ся данное понятие; г) для решения проблем, требующих привлечения данного понятия.

Словом «понятие» обозначаются не только ментальные конструкты конкретных людей, но тж значения слов и др. символов, разделяемых соц. группами, говорящими на одном языке. Дж. Б. Кэрролл связывает понятия, слова и значения слов следующим образом: слова языка можно представить себе в виде последовательности единиц устной или письменной речи. Существуют значения слов, к-рые могут считаться нормой коммуникативного поведения, разделяемой людьми, говорящими на этом языке. Наконец, существуют понятия — т. е. категории опыта, сформированные у конкретных людей либо независимо от речевых процессов, либо в тесной зависимости от них.

Накопление специальных знаний, касающихся усвоения (или формирования) понятий, понятийного (концептуального) развития от младенчества до юности и обнаруживаемых в этой сфере индивидуальных различий, шло сравнительно быстро. Это сделало возможным формулирование единой системы закономерностей концептуального научения, развития и проявления индивидуальных различий в этой сфере.

1.   Четыре последовательно повышающихся уровня одного и того же понятия достигаются в неизменном порядке. Существуют четыре уровня приобретения понятия, и научение на каждом из них требует определенных умственных операций. Такими четырьмя последовательно прогрессирующими уровнями понимания яв-ся конкретный, идентификационный, классификационный и формальный. Понятие усваивается на конкретном уровне, когда индивидуум впервые опознает конкретный пример к.-л. понятия как являющийся тем же самым, что встречался ему раньше. Напр., маленький ребенок замечает на стене часы, отличает их от др. объектов в данном окружении, внутренне репрезентирует образ этих часов, сохраняет этот образ и спустя нек-рое время замечает эти часы и опознает их как тот же самый предмет, к-рый он уже видел раньше. Приобретение понятия на идентификационном уровне диагностируется на основе опознания индивидуумом объекта как того же самого, что встречался ему раньше, когда этот объект наблюдается в др. ситуационном контексте или в др. пространственной перспективе, либо когда он воспринимается в др. сенсорной модальности, напр., в слуховой или зрительной. Обобщающая идентификация объектов и процессов в различных внешних контекстах яв-ся той новой мыслительной операцией, возникающей в рез-те научения и созревания, к-рая делает возможным усвоение понятия на идентификационном уровне.

Приобретение понятия на классификационном уровне происходит в тех случаях, когда индивидуум признает два различных примера того же самого понятия как эквивалентные. Обобщающий вывод о том, что по меньшей мере два различных предмета яв-ся эквивалентными, как раз и служит той новой умственной операцией, к-рая делает возможным достижение классификационного уровня.

Индивидуумы демонстрируют, что они усвоили понятие на формальном уровне, когда они могут правильно идентифицировать примеры и не-примеры понятия, назв. эти примеры, выделить и назв. определяющие признаки данного понятия, дать социально принятое определение слова, к-рое репрезентирует данное понятие, и охарактеризовать отличия примеров данного понятия от примеров др. понятий.

Когда само понятие и его определяющие признаки имеют назв., это способствует усвоению данного понятия. Облегчающие эффекты присвоения назв. понятиям и признакам интерпретировались как следствие создания связующего звена между внешним входным сигналом и реагированием индивидуума, усиления отчетливости примеров понятий и повышения чувствительности индивидуума к определяющим признакам данного понятия. Несмотря на отсутствие единства в представлениях теоретиков о внутренних механизмах, очевидно, что наличие назв. понятия и его определяющих признаков помогает ученику в восприятии внутриклассового сходства и проведении межклассовых различий.

Снабжение ученика определением понятия, сформулированным на основе его определяющих признаков, облегчает его последующее усвоение. Если ученику тж приводятся примеры и непримеры данного понятия, определение оказывается более эффективным, когда оно дается до предъявления этих примеров и не-примеров. Определение необходимо формулировать в понятных для ученика терминах. Наличие четко сформулированного определения снижает количество примеров и не-примеров, необходимых для усвоения понятия.

Опыт знакомства с примерами и не-примерами понятия играет важную роль в овладении навыками классиф. Примеры и непримеры оказываются наиболее эффективными, когда они предъявляются уч-ся одновременно, когда эти примеры отличаются друг от друга по своим несущественным или непостоянным признакам, и когда не-примеры отличаются от примеров минимальным числом определяющих признаков понятия. Примеры в наибольшей степени облегчают У. п., когда они постепенно изменяются от легких к трудным и сравниваются с не-примерами, исходя из обладания одними и теми же несущественными или непостоянными признаками. Количество сравниваемых наборов примеров и не-примеров, наз. рациональными наборами, необходимое для правильной классиф., зависит от числа определяющих признаков понятия, степени его абстрактности, способности ученика и количества др. предъявляемой информ. Вероятностная адаптивная стратегия для определения количества примеров и не-примеров, необходимого конкретным людям для усвоения определенных понятий, оказывается менее эффективной, нежели консультирование учеников в отношении того, чему им нужно научиться, или предоставление им возможности самим контролировать количество примеров и не-примеров. Опыт знакомства с достаточным количеством рациональных наборов примеров и не-примеров позволяет ученику избегать ошибок классиф., обусловленных неадекватным уровнем обобщения и неправильным пониманием.

Предоставление ученику возможности составить себе общее представление об организационной структуре группы связанных и подлежащих У. п. облегчает последующее усвоение отдельных понятий. Ученики извлекают пользу из осознания того, что существуют суперординатные (высшего порядка), субординатные (низшего порядка) и координатные (одного порядка) понятия, когда они осваивают понятия, являющиеся частями таксономии, таких как классиф. растительного или животного мира. Они тж извлекают пользу из осознания того, что понятия из др. иерархически организованных групп, таких как понятия осн. процессов в естественных науках, характеризуются зависимыми и параллельными отношениями.

Обучение алгоритмической стратегии для классиф. отдельных образцов как примеров или не-примеров ускоряет овладение понятием. Алгоритмическая стратегия требует от ученика проверки того, обладает ли данный образец полным набором определяющих признаков изучаемого понятия. Орг-ция обратной связи для ученика на всем протяжении процесса овладения понятием яв-ся последним из внешних условий, облегчающих У. п.

2.   Достижение четырех последовательных уровней одного и того же понятия занимает годы, а любые три последовательных уровня развиваются одновременно на протяжении года или более.

3.   Достижение последовательно повышающихся уровней понятий сопровождается возросшим пониманием принципов и таксономических отношений и более развитыми навыками решении задач.

Свидетельством различных уровней У. п. служит тот факт, что даже самый высокий уровень умений учеников, достигших зрелого функционирования на конкретном и идентификационном уровнях, тем не менее не позволяет им понять систему принципов и таксономические отношения, в к-рые включены понятия, или справляться с упражнениями на решение задач, требующих усвоения этих понятий. Ученики, достигшие зрелого классификационного уровня, легко понимают принципы и таксономические отношения, а тж оказываются в состоянии решать простые задачи. Зрелое функционирование на формальном уровне, в сравнении с классификационным, сопровождается гораздо большим пониманием принципов и таксономических отношений и более совершенными навыками решения задач.

4.   Лица одного возраста различаются по достигнутым ими уровням понятий. Существуют сильные различия между лицами одного возраста в степени овладения понятиями.

5.   Интраиндивидная вариабельность в овладении понятиями все более и более дифференцируется по содержательным областям во время обучения в начальной школе.

В возрасте от 6 до 9 лет понятия усваиваются более быстрыми темпами, чем в последующие годы, однако в возрасте от 6 до 9 лет разные понятия усваиваются с разной скоростью и неравномерными приростами от одного года к следующему. В возрасте от 10 до 12 наблюдаются более равномерные приросты от года к году, но скорость У. п. на последовательно более высоких уровнях замедляется. На протяжении возрастного периода от 13 до 18 лет скорость усвоения продолжает снижаться и нек-рые индивидуумы достигают формального уровня в отношении мн. понятий, особенно касающихся тех предметных областей, в к-рых они получают формальное образование в школе.

Почти полная интеграция по учеб. предметным областям, преподаваемым в средних классах, происходит в возрасте от 10 до 12 лет.

Следует сознавать, что различия между людьми в скорости формирования понятий и интраиндивидная вариабельность в овладении понятиями оказываются столь значительными, что это не позволяет делать точные прогнозы на основе хронологического возраста развивающегося индивидуума в отношении его уровня У. п.

См. также Абстрактный интеллект, Формирование понятий, Обучение методом (управляемых) открытий, Школьное обучение, Генерализация раздражителя

Г. Клаусмейер

Условно-рефлекторная терапия (conditioned reflex therapy)

У.-р. т. основана на работах И. П. Павлова, В. М. Бехтерева, Джона Б. Уотсона и их последователей. Невротические симптомы рассматриваются как выученное поведение. Инсайт, интерпретация снов, симптомов и поведения считаются не имеющими терапевтической ценности. Лечение методом У.-р. т. сосредоточивается исключительно на актуальном поведении больного: исправить что-то сейчас, означает изменить влияние прошлого.

Основой невротического поведения считается чрезмерное торможение. Хотя определенный уровень торможения необходим для соц. приспособления, совр. воспитание детей значительно превышает оптимальный уровень торможения. Невротическим формам поведения ребенок научается под действием угрозы наказания, лишения родительской любви или социального принятия — все эти стимулы вызывают страх. Результатом яв-ся формирование тормозимых (inhibitory) и, следовательно, эмоционально нездоровых — личностей. Проблема восстановления эмоционального здоровья — это проблема переучивания или, говоря иначе, переобусловливания ошибочных эмоциональных отношений (emotional attitudes). Целью лечения яв-ся растормаживание (disinhibition) пациента.

В тренинге ассертивности существенную помощь оказывают следующие шесть методик:

1.   Диалог чувств — свободное выражение в словах спонтанно возникающих эмоций. Сюда же относится эмпатическое выражение дружеских чувств.

2.   Мимический диалог — выражение и демонстрация эмоций.

3.   Намеренные возражения и нападки, когда один не согласен с другими.

4.   Намеренное и частое употребление слова «я».

5.   Выражение согласия с похвалой в свой адрес.

6.   Больше импровизации, меньше планирования.

У.-р. т. продемонстрировала отличные результаты в работе с широким спектром невротических расстройств: тревожно-фобическими синдромами, застенчивостью, мигренями, психосоматическими расстройствами, трудностями самоутверждения, различными сексуальными дисфункциями и блоками креативности.

См. также Когнитивно-поведенческая терапия, Психотерапия

Э. Солтер

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЯ. СТАТЬИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Ключевые слова этой страницы: психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия.

Скачать zip-архив: Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия - zip. Скачать mp3: Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия - mp3.

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

эзотерика
психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия Японская поэзия и философия
психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия эзотерика
магия