Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия
Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия


Реклама на сайте:

психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

» Сонники и толкование снов. Какой сонник лучше выбрать?...
» ВАНГА. Жизнь Ванги и её предсказания...
» Древняя Астрономия. Современная Астрономия ...
» Эзотерическая Энциклопедия и словарь санскрита и Йоги...
» Большой словарь по философии и эзотерике...

Астрал

Энергетическое лечение

психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия ПСИХОЛОГИЯ. СТАТЬИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Травма рождения (birth trauma)

Т. р. — представление о том, что роды представляют собой физически трудный и психологически устрашающий опыт для новорожденного, память о к-ром сохраняется в бессознательном. Эта идея по меньшей мере столь же стара, как Будда, к-рый считал роды одним из пяти неизбежных страданий в челов. жизни. Психоаналитик О. Ранк, один из учеников Фрейда, развил эту исходную идею в своей книге «Травма рождения» (Тhe trauma of birth). Он пояснял, что опыт оставления материнской утробы с изобилием пищи, тепла, покоя и кислорода ради выхода в грубый мир голода, холода, шума и затруднений дыхания непременно будет травмирующим. Согласно психоаналитической теории, любой травмирующий опыт оставляет шрам в душе чел., мешающий нормальному, рациональному мышлению. Ранк высказал предположение, что роды относятся к таким травмирующим событиям.

Нек-рые психологи и психиатры, среди них Р. Д. Лэйнг, соглашаются с формулировкой Ранка. В рез-те этого они побуждают взрослых пациентов попытаться заново пережить опыт своего рождения, чтобы вернуть в сознание погребенные воспоминания, к-рые, возможно, деформируют дальнейшее развитие.

Нек-рые врачи пытались ослабить страдания новорожденного при внезапном переходе из матки во внешнюю среду. Наиболее видным из них яв-ся Ф. Лебуйер, к-рый в книге «Рождение без насилия» (Birth without violence) описывает «пытку невинного», какой яв-ся роды в совр. больницах, восклицая: «Как напрасно думать, что такой громадный катаклизм не оставит своих следов!». Лебуйер предложил ряд мер для обеспечения «мягких родов», среди к-рых — отсрочивание перерезания пуповины, приглушение света и шума в родильном отделении, купание новорожденного в теплой воде, — все для того, чтобы замедлить быстрый переход из одного мира в др.

Др. психологи и врачи считают Т. р. скорее фантазией, чем фактом. Они обращают внимание на то, что такие процедуры, как обрезание или вправление сломанной кости (весьма болезненные для детей более старшего возраста), сопровождаются гораздо меньшим криком у новорожденных. Кроме того, если новорожденных помещают рядом с матерью (обеспечивая безопасный телесный контакт) или уютно заворачивают в мягкую пеленку сразу после родов, они быстро успокаиваются и проявляют любопытство — поведение, не наблюдаемое обычно после травмирующего опыта.

Тем не менее, хотя Т. р. остается недоказанным предположением, мн. родители и мед. персонал пытаются сделать первые моменты после родов более приятными для новорожденного. В последнее время уже не так часто можно увидеть, как новорожденного держат вниз головой и шлепают или сразу уносят, не дав матери подержать его.

См. также Психоанализ, Ранкианская психология

К. С. Бергер

Транзактный анализ (transactional analysis)

Т. а. — это интеракционная психотер., построенная на предположении о том, что люди принимают текущие решения, основываясь на прошлых предпосылках, к-рые в свое время могли способствовать выживанию, но на данный момент часто не имеют силы. Хотя Т. а. может быть использован в индивидуальной терапии, он особенно пригоден для групп. Этот подход ориентирован на когнитивный, рациональный и поведенческий аспекты личности. Главной целью терапевтического процесса яв-ся помощь индивидууму в принятии новых решений относительно текущего поведения и направления жизни.

Автор Т. а., Э. Берн, строит свою теорию личности на «каркасе» из трех отдельных эго-состояний: Родитель, Взрослый и Ребенок. Клиенты должны научиться идентифицировать функционирование этих компонентов, чтобы сознательно выбирать, как им действовать в данной ситуации. Р. Голдинг и Мери Мак-Клюр Голдинг разраб. модифицированную версию Т. а., объединяющую его принципы и технические приемы с принципами и приемами гештальт-терапии, семейной терапии, психодрамы и модификации поведения.

Внимание транзактного аналитика сосредоточено на предписаниях, прежних решениях, поглаживаниях, играх, расплатах, сценарии жизни и новых решениях. Дети растут, получая при этом вербальные и невербальные послания родителей (или предписания).

Прежние решения имеют целью получение родительских «поглаживаний» (strokes) (внимания со стороны родителей). Т. а. обращает внимание на то, как люди ищут признания и какого рода поглаживания они ищут и получают в своей жизни. Игры, представляющие собой серии скрытых транзакций с предсказуемым рез-том и неким выигрышем, формируются как средство поддержания прежних решений. Обучаясь тому, чтобы обнаруживать игры, в к-рые они играют, члены группы узнают о своих расплатах (rackets) хронических дурных чувствах, являющихся следствиями прежних решений и накапливающихся у людей, играющих в игры, — оправдывая прежние важные решения.

Все эти элементы составляют содержание сценария жизни (life script), к-рый включает ожидания того, как будет разыграна драма нашей жизни. Члены группы Т. а. узнают, как их жизненные сценарии влияют на их чувства, аттитюды и актуальное поведение. Подход Голдингов к Т. а. отвергает представление о том, что мы пассивно «вписаны в сценарий» и являемся жертвами выработки условно-рефлекторного поведения в раннем детстве. Они утверждают, что мы принимаем решения, реагируя на реальные и воображаемые послания родителей, становясь, т. о., сценаристами собственной жизни. Важным вкладом в теорию и практику Т. а. яв-ся признание роли новых решений (redecisions). Осн. часть практики Т. а. строится на основе контракта (contract), к-рый яв-ся основой терапевтических отношений и определяет содержание терапии.

См. также Современные методы психотерапии

Дж. Кори

Транквилизаторы (tranquilizing drugs)

Т. обычно относят к одной из двух категорий. «Большие Т.», такие как хлорпромазин (аминазин) — это лекарства, используемые гл. обр. (хотя и не исключительно) в лечении психотических расстройств, особенно различных форм шизофрении. «Малые Т.», такие как диазепам (седуксен), относятся к лекарствам, используемым для лечения тревожных состояний непсихотической природы.

Хлорпромазин яв-ся, вероятно, наиболее известным антипсихотическим средством. Хлорпромазин представляет собой прототип фенотиазиновой группы нейролептиков. Со времени появления хлорпромазина в этой группе было синтезировано много др. препаратов с неск. иными химическими структурами. Помимо этого, широко известны и др. группы препаратов, тж оказывающих седативное и антипсихотическое действие — тиоксантены, напр., гидрохлорид тиотиксена (наван) и бутирофеноны (галоперидол).

В психиатрии эти лекарства имеют три осн. назначения. Ими можно лечить больных с острыми поведенческими и когнитивными нарушениями, особенно с излишним беспокойством, возбуждением и агрессивным или разрушительным поведением, вызванным разными причинами. Нейролептик может использоваться при поддерживающей терапии для предотвращения внезапных рецидивов у больных шизофренией и бредовыми расстройствами. Наконец, эти препараты иногда используются для снижения тревоги у невротических пациентов. Вне психиатрии они используются в анестезиологии и для купирования рвоты.

Как и почти все др. лекарственные средства, нейролептики вызывают нежелательные побочные эффекты. Отмечаются медлительность, чувство тяжести, сухость во рту и нечеткость зрения; однако эти эффекты обычно исчезают при адаптации дозировки и с течением времени. Вследствие своей способности блокировать действие нейромедиатора допамина в экстрапирамидной двигательной системе, эти лекарства могут вызывать изменения мышечного тонуса, движений и походки.

Гораздо более серьезным побочным эффектом нейролептика яв-ся поздняя дискинезия. Ее распространенность может достигать 50% случаев. Поздняя дискинезия проявляется в непроизвольных, повторяемых, толчкообразных и выкручивающих (атетоидных) движениях языка, лица и конечностей. Она отличается от др. описанных побочных эффектов, поскольку возникает лишь через много лет после начала приема препаратов и в целом не поддается обратному развитию. Поэтому необходимы частые повторные клинические обследования и частая оценка состояния моторики больного.

Нейролептики до известной степени вмешиваются в нормальное функционирование неск. нейромедиаторов. Напр., такие побочные эффекты, как нарушения зрения и сухость во рту связаны с их антихолинэргическим действием. Однако, согласно наиболее распростр. теории фармакологической природы антипсихотического эффекта нейролептиков, их действие обусловлено тем, что они блокируют передачу в допаминэргических системах мозга.

В клинике малые Т. используются для контроля невротической тревоги и психол. напряжения в острых стрессовых ситуациях, а тж для борьбы с бессонницей. Кроме того, они обладают полезным противосудорожным эффектом. Обычно к категории малых Т. относят лишь пропандиолы (мепробамат) и такие производные бензодиазепинов, как диазепам (седуксен), тогда как термин «седативные средства» используют для обозначения барбитуратов.

Барбитураты (напр., амобарбитал) начали использовать в начале XX в. Фармакологически они усиливают тормозящее действие нейромедиатора гамма-аминобутировой кислоты (ГАМК), но заодно снижают активность всех нейронов, вероятно, вследствие воздействия на передачу иона хлора через нейронные клеточные мембраны. При приеме высоких доз подавляются функции жизненно важных центров, регулирующих дыхание и сердечно-сосудистые рефлексы, что может привести к летальному исходу. Значительную опасность представляют как случайная смерть от передозировки барбитуратов, в особенности при их приеме в комбинации с алкоголем, так и их прием в суицидных целях. Помимо этого, быстро нарастают толерантность, а тж зависимость.

Бензодиазепины получили широкое распространение в психиатрической практике в начале 1960-х гг. Хотя их эффект в целом аналогичен действию барбитуратов, они считаются существенно более безопасными. В отличие от барбитуратов, бензодиазепины не оказывают прямого воздействия на нейрональные клеточные мембраны. Они оказывают мощное потенцирующее действие на ГАМК, а тж имеют аффинные им рецепторы нейронов мозга.

См. также Психофармакология

М. Л. Вудрафф

Трансвестизм (transvestism)

При таком психосексуальном расстройстве, как Т., имеет место периодически повторяющееся в течение длительного периода жизни переодевание гетеросексуального мужчины в одежду противоположного пола с целью собственного сексуального возбуждения. Т. е. мужчина достигает сексуального удовлетворения, просто надевая женское платье, хотя при этом часто тж используются мастурбация и гетеросексуальное половое сношение. Несмотря на то, что желание переодеться в одежду противоположного пола часто сопровождается чувствами тревоги, депрессии, вины и стыда, трансвестит продолжает делать это вследствие значительного удовлетворения, приносимого таким поведением.

Хотя Т. яв-ся сравнительно редким расстройством, ему были посвящены нек-рые исслед. Их рез-ты показывают, что «типичный» трансвестит чаще женат (примерно две трети из общего количества больных состоят в браке) и в этом случае имеет детей (тж примерно две трети случаев). Подавляющее большинство трансвеститов утверждают, что яв-ся исключительно гетеросексуалами. Чаще всего поведение трансвестита заключается в тайном переодевании у себя дома. Что касается личностных особенностей, то трансвеститы как группа не более невротичны или психотичны по сравнению с уравненной по основным параметрам контрольной группой, хотя они более склонны контролировать внешнее проявление импульсов, более закрыты в межличностных отношениях, более зависимы и менее эмоционально включены в отношения с др. людьми. Интересно, что свыше 75% трансвеститов считают, что при переодевании они становятся др. личностью, возможно, переживая в женской одежде тот аспект их психол. структуры, к-рый не м. б. выражен иначе.

Наконец, Т. следует отличать от транссексуализма, фетишизма и гомосексуализма, поскольку его иногда путают с каждым из этих расстройств. При транссексуализме имеется постоянное чувство дискомфорта и неадекватности в связи со своим анатомич. полом, постоянное желание избавиться от своих гениталий, желание жить в качестве представителя противоположного пола, и никогда не отмечается сексуальное возбуждение при переодевании в одежду др. пола. Подавляющее большинство трансвеститов считают себя мужчинами, эротическое же возбуждение у них сфокусировано на переодевании в женскую одежду. Хотя предметы женской одежды включены как в фетишизм, так и в трансвестизм, фетишисты, в отличие от трансвеститов, не носят их. Наконец, хотя нек-рые гомосексуалы мужского пола могут иногда одеваться в одежду противоположного пола для привлечения внимания мужчин, сам по себе этот акт не яв-ся для них сексуально стимулирующим. Для трансвеститов само по себе переодевание в одежду противоположного пола находится в фокусе сексуальной стимуляции, и при этом не делается попыток привлечения сексуального внимания со стороны др. мужчин.

См. также Транссексуализм

Д. Зиглер

Трансперсональная психология (I) (transpersonal psychology I)

Примечание редактора. Т. п. — очень важный вопрос, связанный со взаимопроникновением концепций двух психол. наук — Запада и Востока — и созданием из них производной концепции, к-рая сразу обрела независимость. Именно поэтому я обратился к доктору Н. Сандбергу, психологу, и к доктору Р. Уолшу, психиатру, с просьбой написать разные статьи. Они, в свою очередь, привлекли к этой работе своих коллег, и теперь читатель имеет возможность познакомиться с двумя (отчасти совпадающими, но тем не менее все-таки различными) т. зр. на явление, к-рое может иметь большое значение не только для психол. науки, но и вообще для всего человечества.

Р. Корсини

Т. п. имеет непродолжительную историю, но у нее богатое прошлое. В качестве самостоятельного раздела психол. науки она оформилась конце 1960-х гг. как одно из направлений гуманистической психологии. Однако проблемами, к-рые она изучает, человечество заинтересовалось еще в доисторические времена.

У. Джемс писал о Т. п. еще в 1902 г.; первым, кто заговорил о «трансперсональном бессознательном», был, судя по всему, К. Юнг, использовавший этот термин в качестве синонима термина «коллективное бессознательное». Мн. специалисты по Т. п. рассматривали складывавшуюся на их глазах традицию как признак интеграции древней мудрости и совр. науки, проявляющейся в сближении восточной мистики и западного рационализма.

Слово «трансперсональная» буквально означает «выходящая за границы отдельного чел. или индивидуальной души». Оно используется для обозначения экспансии или расширения сознания за пределы привычного «Я» и за границы времени и/или пространства, и связано с теми аспектами психологии, к-рые имеют отношение к «предельным челов. способностям и потенциальным возможностям, к-рым не уделяется систематического внимания ни в позитивистской, или бихевиористской, теории («первая сила»), ни в классической психоаналитической теории («вторая сила»), ни в гуманистической психологии («третья сила»)». Эта формирующаяся «четвертая сила» охватывает эмпирические исслед., разраб. прикл. аспектов и теорет. анализ огромного количества тем, включая ценности, объединяющее сознание, мистицизм, священность повседневной жизни, космическое сознание, космическую игру, синергию индивида и биолог. вида, духовные пути, теории и техники медитации, сострадание и трансперсональную кооперацию. Особенно важны системы представлений или убеждений, поскольку они выходят за пределы «Я» и предполагают идентификацию с более значимыми ценностями и целями групп и об-в, к-рые нередко становятся мотивами поведения зрелого, неэгоистичного чел. Трансперсональная перспектива яв-ся метаперспективой, открывающей вид на относительные достоинства различных систем представлений.

Не последнюю роль в становлении Т. п. сыграло отсутствие у ортодоксальной научной психологии однозначного ответа на вопрос о происхождении знания. Трансперсональная т. зр. на эту проблему заключается в том, что существует как неск. способов приобретения и доказательства истинности знания, так и множество состояний сознания, и все они должны быть важны для психологии. Измененные состояния сознания могут подчиняться особым законам, отличным от тех, по к-рым функционирует нормальное сознание. Ч. Тарт, приравнивающий трансперсональное к духовному, подчеркивает важность изучения мистических, субъективных и эфемерных явлений — явлений, к-рые с готовностью воспринимаются мн. культурами. По мнению нек-рых психологов, изучение и описание подобных явлений — задача, сопряженная со специфическими трудностями, поскольку речь идет о процессах обработки информ., протекающих преим. в невербальном правом полушарии головного мозга, тогда как научное знание преим. передается линейно, в словах и в числах.

Даже в естественных науках сторонники трансперсонального подхода находят возможность объяснять явления, не подчиняющиеся обычным законам причинности, используя такие понятия, как «формационная каузальность» и «синхронистичность». Хотя мн. именитые ученые проявили интерес к предложенному Юнгом понятию синхронистичности (имеющее смысл, многозначительное, но акаузальное стечение событий), наука лишь совсем недавно смогла принять во внимание такой необычный феномен — событие, не укладывающееся в пространственно-временную причинно-следственную последовательность. Это стало возможным благодаря революционным открытиям в совр. физике, приведшим к формированию совершенно нового взгляда на мир, и далеко идущие последствия этих открытий таковы, что способны изменить сами основы науки.

Объединение теорет. основ Т. п. и практ. исслед. в этой области в единую стройную систему — дело будущего. Возможностей для проведения исслед. немало. Один из аспектов йоги, когда-то считавшийся мистическим и не поддающимся проверке, уже перешел в разряд «нормальных» областей психологии, а именно контроля автономных функций тела, где уже проведено немало исслед. биолог. обратной связи, нашедшей широкое практ. применение. Вторым традиционным объектом изучения Т. п., к-рый, судя по всему, завоевывает признание, яв-ся медитация. Изучив специальную литературу, Уолш пришел к выводу, что медитация — недорогая, саморегулируемая и эффективная процедура, способная привести к глубочайшей трансформации идентичности, стиля жизни и отношения к миру.

Вместе с гуманистической психологией, в недрах к-рой она сформировалась, Т. п. придерживается антиредукционистского взгляда на источники челов. опыта и обращает осн. внимание на феноменологию сознания, прежде всего на те его состояния, к-рые очевидно превосходят ощущение личной изоляции, центрированности и самодостаточности. Как междисциплинарное и кросс-культурное движение, трансперсональное направление ставит множество проблем перед традиционной психологией. Имея серьезную поддержку со стороны нек-рых разделов совр. физики, она тж заставляет усомниться в незыблемости общепринятых представлений о линейности, причинности, постоянных пространственно—временных отношениях и чисто механистических представлений о Вселенной. Вряд ли стоит говорить о том, что крайности Т. п. порождают изрядный скептицизм.

См. также Восточная/западная психология, Религия и психология, Трансперсональная психология (II)

Н. Сандберг, К. Кётцер

Трансперсональная психология (II) (transpersonal psychology II)

Западные психиатрия и психология, порожденные интересом к патологии, лишь недавно обратили внимание на психол. здоровье и благополучие, а обратив, начали понимать, что изучение абсолютно здоровых людей может послужить основой для создания моделей челов. природы и потенциала, отличных от моделей, создаваемых на основании рез-тов изучения патологий. Значительная часть новой информ. противоречит традиционным моделям, и Т. п. обратилась к западной науке и к восточной мудрости, пытаясь интегрировать знания о культивировании психол. благополучия, накопленные обеими традициями.

Термин «трансперсональная» был введен для описания состояний, о к-рых сообщали совершенно здоровые люди и люди, занимающиеся различными видами тренировки сознания, такими как медитация и йога, опыт к-рых расширяется за пределы личного (персоны, личности или эго). Т. п. возникла в конце 1960-х гг. преим. на базе гуманистической психологии. Ее появлению способствовало развитие мн. направлений психол. науки и культуры в целом, включая возросший интерес к природе сознания и его изменениям и к появлению психоделиков, совпавшее по времени с ростом интереса к культуре и науке Востока. Постепенно пришло осознание того факта, что нек-рые незападные психологии в ряде свойственных только им аспектов — не менее развитые науки, чем зап. психология, и что они проявляют особый интерес к психич. здоровью и челов. потенциалу. Накопление рез-тов эмпирических исслед. в таких областях, как биолог. обратная связь, измененные состояния сознания и медитация, постепенно сформировало исследовательскую базу, на к-рой и возникла трансперсональная перспектива, т. е. произошло событие, аналогичное тому, к-рое произошло в совр. физике.

Т. п. признает, что все варианты психологии яв-ся по сути моделями, и как таковые не могут претендовать на роль «абсолютной истины»; они, скорее, представляет собой лишь некий неизбежно ограниченный образ реальности. Более того, эти модели дополняют друг друга, а не противоречат одна др. Именно поэтому Т. п. особенно заинтересована в широкой интеграции различных идей, представленных в самых разных школах психологии, — Восточной и Западной, поведенческой и динамической, экзистенциальной и соц.

Трансперсональная модель

Сознание. Т. п. исходит из того, что спектр состояний сознания весьма широк и что нек-рые состояния потенциально полезны и функционально специфичны, а нек-рые представляют собой поистине высшие состояния. Термин «высшие» в данном контексте означает, что эти состояния обладают не только всеми свойствами и возможностями низших состояний, но и дополнительными свойствами и возможностями. Более того, широкий круг публикаций о разнообразии культур и практик личностного роста содержит указание на достижимость этих высших состояний. Однако традиционная зап. перспектива признает существование весьма узкого спектра состояний, напр., бодрствование, сон, интоксикация, делирий. Более того, почти все измененные состояния считаются вредными, а «нормальность» признается оптимальным состоянием.

Мотивация. Трансперсональные модели склонны признавать орг-цию мотивов по иерархическому принципу, аналогично тому, как это делал А. Маслоу, к-рый первым из зап. психологов предложил четкую иерархическую модель, включавшую «высшие» мотивы. Подобные модели можно найти и в восточной психологии.

Первым из этих высших мотивов яв-ся самотрансценденция — внутреннее побуждение к получению опыта и бытию, к-рые превосходят обычные эго-состояния и границы опыта и идентичности, или, говоря иначе, влечение к трансперсональным сферам. Полагают, что у редкого чел., к-рый достигает этих уровней (напр., у того, кто послужил прототипом мудреца, гуру или святого для даосизма, буддизма, дзэн-буддизма или индуизма), границы эго-идентичности и личных мотивов были преодолены.

На первых ступенях этой иерархической лестницы располагаются чисто физиолог. потребности; чем выше ступень, тем более психологична потребность; потребности, занимающие в этой иерархии разное положение, отличаются тж и «по качеству»: при переходе с низших ступеней на более высокие наблюдается сдвиг от сильных потребностей к более хрупким, от более устойчивых — к менее устойчивым и сравнительно легко разрушаемым, от дефицита (D-потребности) — к достаточности (S-потребности), от эгоцентризма — к децентрации, от избегания — к приближению, от поиска поддержки извне — к опоре на собственные внутренние силы, от полезависимости — к поленезависимости, от спонтанных потребностей — к требующим культивирования, от распростр. в популяции — к редким потребностям, и от потребностей, давно признанных зап. психологией, — к тем, к-рые признаны ею лишь недавно.

Идентичность. Зап. психологи традиционно считают, что наша нормальная, естественная и оптимальная идентичность центрирована на собственном «Я». Однако восточная и Т. п. исходят из того, что наше чувство собственного «Я» потенциально м. б. гораздо более гибким, чем принято думать.

Кроме того, мн. приемы медитации и йоги направлены на то, чтобы очистить сознание и направить его на пристальнейшее изучение чувства «Я». При таком сосредоточенном рассмотрении то, что раньше считалось стабильным, неизменным «Я», осознается как постоянно изменяющийся поток мыслей, образов и эмоций; именно об этом в течение мн. вв. говорили йоги, и именно об этом недавно заговорили представители зап. культуры, включая и психологов, владеющих техникой медитации. При подобном внимательном рассмотрении выясняется, что чувство собственного «Я» в основном — иллюзорный продукт неточного осознания и что с устранением этого чувства возможна более широкая идентификация с человечеством и с миром. Считается, что на самых глубоких уровнях озарения, при достижении самой высокой степени трансценденции и самых дальних пределов челов. развития, дихотомии «Я—не Я» и «Я—другие» полностью разрушаются, что приводит к полной утрате эгоцентричности и к идентификации со всеми людьми и всеми объектами.

Психотерапия

Т. п. с ее заинтересованностью в исключительно высоком уровне благополучия способна выйти за рамки традиционного предназначения терапии и ее целей. Признавая, что чел. обладает большим потенциалом для психол. благополучия, она нацелена на предоставление тем людям, к-рые готовы к этому, возможности функционировать на трансперсональных уровнях.

Следовательно, трансперсональной терапии свойственна тенденция к эклектике. В идеале трансперсональный психотерапевт должен владеть всем арсеналом средств традиционной зап. психотер., а тж методами медитации и йоги. Помимо эклектизма и приспособляемости, от трансперсонального терапевта можно ожидать знакомства с потенциальными возможностями индуцирования состояний, переживаний (опытов) и степеней благополучия за пределами нормального эго-развития.

Теоретический и эмпирический базис трансперсональной психологии

Трансперсональная модель создана и поддерживается на основе конвергентной сети понятий, к-рые в свою очередь, заимствованы из взаимно перекрывающихся аспектов неск. направлений зап. психологии, психологии и философии Востока, исслед. состояний сознания, медитации и биолог. обратной связи, совр. теорет. представлений о здоровье и, возможно, совр. физики. Рез-ты эмпирических исслед. пока что, к сожалению, малочисленны, но у Т. п. их не меньше, чем у большинства др. психол. школ. Есть немало эксперим. данных о медитации, нек-рое количество — об измененных состояниях сознания и совсем мало — об исключительно здоровых (и благополучных) людях.

Ограничения

Прежде всего, это явно недостаточная эмпирическая база. Кроме того, трансперсональные модели еще недостаточно широко интегрированы в др. зап. психол. и терапевтические школы.

Т. п. переживает период популярности, а популярность — палка о двух концах. Она привлекает к себе все большее количество людей, однако далеко не все они имеют необходимую теорет. подготовку и практ. навыки.

Ни у кого из тех, кто глубоко проник в идеи Т. п., нет сомнения в том, что адекватная личная подготовка совершенно необходима психотерапевту как для глубокого понимания теорет. проблем, так и для практ. деятельности. Поскольку сферы приложения Т. п. и ее потенциал практически неисчерпаемы и знач. превышают исследовательские возможности большинства отдельных людей, можно с уверенностью сказать, что одним из факторов, ограничивающих возможности этого направления психол. науки, яв-ся пределы нашего личного понимания и роста.

См. также Восточная/западная психология, Религия и психология, Трансперсональная психология (I)

Р. Уолш, Ф. Воэм

Транссексуализм (transsexualism)

Т. яв-ся психосексуальным расстройством, относящимся к категории расстройств гендерной идентичности.

Термин «гендерная идентичность» означает сознавание себя представителем мужского или женского пола. При расстройствах гендерной идентичности, однако, индивидуум а) чувствует дискомфорт и неадекватность в связи со своим анатомическим полом и б) упорно склоняется к поведению, обычно присущему др. полу.

Здесь следует подчеркнуть, что расстройства гендерной идентичности не означают чувства неадекватности в отношении мужской или женской роли индивидуума. При расстройствах гендерной идентичности люди считают, что в результате жестокой причуды природы они помещены в тело одного пола, тогда как в действительности принадлежат к другому.

Более конкретно, Т. характеризуется хроническим чувством дискомфорта и неадекватности своего анатомического пола наряду с постоянным желанием избавиться от своих гениталий и жить в качестве представителя др. пола. Течение этого расстройства хроническое и почти неизменно обнаруживается уже в детские годы; иначе говоря, индивидуум всегда ощущал себя таким на протяжении всего периода своего развития. Часто такие лица жалуются на дискомфорт при ношении одежды своего анатомического пола, что приводит к переходу на одежду противоположного пола. Транссексуалы часто вовлекаются в деятельность, к-рая, по меньшей мере с т. зр. существующих в их культуре полоролевых стереотипов, больше ассоциируется с противоположным полом. Но более всего транссексуалы стремятся стать представителями противоположного пола.

Среди лиц, обращающихся за мед. помощью в связи с этим расстройством, преобладают мужчины, соотношение по полу колеблется в пределах 2—8:1. Различают три главных типа развития Т. — асексуальный, гомосексуальный и гетеросексуальный.

Отличительные признаки транссексуализма. Т. иногда путают с некоторыми др. состояниями, что требует проведения разграничений. Во-первых, он отличается от трансвестизма. Хотя переодевание в одежду др. пола характерно для этих обоих психосексуальных расстройств, у трансвеститов оно сопровождается сексуальным возбуждением, а у транссексуалов — нет. Во-вторых, Т. — это не то же самое, что гомосексуализм. Более того, сравнение транссексуалов и гомосексуалов выявляет четкие различия между этими двумя группами в отношении предпочитаемых сексуальных объектов и сексуальных фантазий. В третьих, хотя они настаивают, что в действительности яв-ся представителями другого пола, транссексуалы не страдают бредовыми расстройствами.

Хирургическое лечение транссексуализма. С тех пор, как была показана неэффективность в целом лечения Т., все большее число этих больных требуют хирургической смены пола. В середине 1970-х гг. свыше 2500 американцев изменили свой пол хирургическим путем.

У мужчин эта операция заключается в удалении мужских половых органов и их замещении искусственным влагалищем, выполненным из тех же тканей. Во многих случаях влагалище функционирует вполне удовлетворительно, позволяя иногда даже хирургически трансформированной женщине испытывать оргазм. Необходимы частые инъекции половых гормонов для стимуляции развития груди, создания женственной структуры кожных покровов и торможения оволосения лица. У женщин хирургически удаляются грудь, яичники, влагалище, матка и формируется искусственный половой член. Половой член, однако, нормально не функционирует; трансформированный мужчина остается также неспособным к репродукции после хирургического вмешательства.

Катамнестические исслед. операций по изменению пола обычно сообщают об удовлетворительных результатах. Это означает, что большинство транссексуалов вполне удовлетворены исходом и никогда не желают вернуться к своему первоначальному анатомическому полу. Очевидно, однако, что кандидаты для этой операции должны проходить тщательную диагностику, чтобы убедиться в том, что они в действительности яв-ся транссексуалами, а не страдают к.-л. иным психол. расстройством.

См. также Сексуальность человека, Трансвестизм

Д. Зиглер

Трансцендентальная медитация (transcendental meditation)

Разные типы медитации практикуются уже в течение более 2500 тыс. лет. Во мн. восточных культурах варианты медитации яв-ся важной составной частью их религиозного и духовного обогащения (например, дзэн-буддизм, йога).

Относительно недавно на Западе пробудился интерес к практике Т. м. в изложении Махариши Махеш Йоги. Она пропагандируется как средство повышения психич. энергии, снятия стресса и оказания положительного эффекта в отношении психич. и физ. здоровья. Занимающийся Т. м. сидит прямо, с закрытыми глазами, повторяя про себя мантру при каждом возникновении мыслей. Медитация не требует усилий, она приятна и сопровождается мышечным расслаблением. Медитацию рекомендуют проводить в течение 20 минут утром (до завтрака) и 20 минут вечером.

Опубликованы многочисленные результаты исслед. воздействия Т. м. на физиолог. и психол. процессы. Мн. из этих работ подвергались критике в связи с методологическими недочетами или за отсутствие контрольных переменных (напр., учета выпадений участников из программы). Поэтому приводимые ниже данные требуют осторожного к себе отношения. В 1970 г. Уоллес опубликовал результаты исслед., свидетельствующие о том, что во время Т. м. достоверно снижаются частота дыхания, сердцебиений, потребление кислорода и кожная проводимость. Данные Уоллеса были подтверждены несколькими др. исследователями. Уэст отметил также, что несколько авторов продемонстрировали достоверные изменения некоторых параметров ЭЭГ под влиянием Т. м.

Среди эффектов Т. м. приводят повышение самоконтроля, счастья, самоактуализации, самооценки и снижение таких проявлений психопатологии, как тревога и депрессия. Уэст отмечает, что в некоторых исслед. указывается на то, что пользующиеся Т. м. прекращают или резко снижают потребление не прописанных врачом лекарственных средств. Т. м. используется также в качестве вспомогательного метода при проведении психотерапии. Медитационные процедуры, сходные с Т. м., использовались также при лечении ожирения и клаустрофобии.

Свыше половины всех, кто начинает заниматься Т. м., бросают ее после года занятий. Есть несколько возможных объяснений такому высокому проценту выпадений. Отис заметил, что Т. м. привлекает к себе высокий процент невротиков. Они, по-видимому, имеют высокие ожидания и ищут быстрого решения сложных психол. проблем. Когда Т. м. не дает им «ответов», они прекращают заниматься ею.

Высокий процент выпадений может быть связан с некоторыми опасностями, связанными с Т. м. Напр., известно, что Т. м. может вызывать тяжелую депрессию, суицидные попытки и обострения шизофренных психозов. Отрицательные результат Т. м. чаще всего наблюдается у индивидуумов, к-рые злоупотребляют ею, продлевая сеансы до трех часов и более. Лица, к-рые не злоупотребляют медитацией, также могут находить, что эти занятия сопровождаются чрезмерным напряжением. При медитации в сознание прорывается много вытеснявшихся и подавлявшихся мыслей и чувств.

М. Нистал

Тревога (anxiety)

Т. будет освещена с двух главных психол. т. зр., психодинамической и поведенческой.

Фрейд описывал ранние источники Т. в следующей хронологической последовательности: а) отсутствие матери; б) наказания, приводящие к страху утратить родительскую любовь; в) страх кастрации или его женский эквивалент во время эдипова периода; г) неодобрение со стороны Сверх-Я или наказание себя за действия, к-рые индивидуум считает неприемлемыми, несправедливыми или аморальными. В этих случаях Я ребенка может реагировать тревогой. Ребенок может испугаться своих инстинктивных желаний и начать тревожиться, что позволяет ему противится инстинктивному желанию, вынуждая Я противостоять желанию, вызвавшему у него тревогу.

Есть и др. теории, напр. теория Мелани Клейн, проводившей психоанализ маленьких детей и пришедшей к выводу, что источник Т. заключен в страхе смерти. Клейн различала два типа тревоги: преследующую (persecutory), порождаемую страхом уничтожения Я; и депрессивную, связанную со страхом ребенка причинить вред внешним и внутренним объектам любви из-за своих деструктивных импульсов.

Ролло Мэй характеризовал Т. как опасение, вызываемое угрозой ценностям, к-рые индивидуум считает необходимыми для своего существования как личности. Г. С. Салливан понимал тревогу как крайне неприятное состояние напряжения, возникающее вследствие переживания неодобрения в межличностных отношениях. Он описывает, как, в силу эмпатической связи между малышом и матерью, тревога и напряжение матери вызывают тревогу у младенца.

Сэмюел Куташ разработал теорию Т., учитывающую последние достижения в области изучения Т. и стресса. Т., или состояние потери равновесия, возникает, когда испытываемый человеком уровень стресса не соответствует оптимальному для его конституции. Спокойствие, или состояние равновесия либо псевдоравновесия (malequilibrium), возникает при оптимальном уровне стресса, соответствующем конституции индивидуума, как в случае здорового баланса (равновесие), так и в случае нездорового баланса (псевдоравновесие). Т. может быть адаптивной, если достаточно выражена и сигнализирует индивидууму о необходимости изменений, и неадаптивной, если ее уровень настолько высок, что вызывает иммобилизацию, или же слишком низок, чтобы мотивировать к каким-либо действиям.

Теории научения и поведенческие теории. Э. С. Каплан описала основное различие между поведенческими теориями Т. (включ. теории научения), с одной стороны, и психодинамическими или психоаналитическими теориями Т., с др. стороны: первые фокусируют внимание на ближайших (проксимальных) стимулах, в то время как последние придают значение отдаленным (дистальным) причинам. Бутзин и Макс характеризуют его так: «В психодинамической теории тревога или избегающее поведение интерпретируется как признак лежащего в основе интрапсихического конфликта (дистальный стимул); в теориях научения и поведенческих теориях тревога считается реакцией на какой-то непосредственно предшествующий ей стимул, поддерживаемой подкрепляющими последствиями (проксимальные стимулы)». Непосредственные причины могут быть внешними, как, напр., ожидание предстоящего экзамена или отвержение значимым другим, либо внутренними, напр., принижение своих достоинств или воображаемые опасности.

С поведенческой т. зр., важные данные содержатся в исслед. павловского (классического) обусловливания, подобных первому такому исслед., проведенному Дж. Б. Уотсоном и Р. Рейнер на ребенке. Более совр. модификации теории классического обусловливания придают значение обработке информ. и ожиданиям, а не только образованию связи между стимулом и реакцией на основе подкрепления. Согласно А. Р. Вагнеру и Р. Ресколе, напр., павловское обусловливание условных раздражителей происходит благодаря обеспечиваемой ими новой информ. о безусловном раздражителе, такой как его величина или частота появления. Исслед. научения избеганию пролили дополнительный свет на этот вопрос, начиная с двухпроцессной теории Маурера применительно к первому процессу, павловскому обусловливанию страха на нейтральный (условный) раздражитель; второй процесс происходит, когда организм избегает ситуации, что подкрепляется уменьшением страха. Более поздние исслед., однако, привели к заключениям, таким как вывод Хернштейна, что условные раздражители сигнализируют о возможности подкрепления или наказания, но не выполняют функцию подкрепления или наказания. Бандура подчеркивает предиктивное значение нейтральных стимулов, сочетанных с аверсивными. Раз установившись, защитное поведение сохраняется, потому что избегание лишает испытуемого или подопытное животное всякой возможности узнать, что исходные раздражители, возможно, претерпели изменения и больше не несут в себе опасности.

Вторая группа важных поведенческих исслед. основана на модели оперантного обусловливания, в к-рой подкрепление или наказание зависит от реакции испытуемого или подопытного животного. Теоретики этого направления концентрируют внимание на поведении избегания и его результатах; терапевтическое воздействие при этом включает положительное подкрепление все более точного воспроизведения желаемого поведения приближения. Акцент делается на подкрепляющих и сигнальных (дифференцировочных) стимулах, а не на условных раздражителях.

См. также Эмоции, Стресс, Последствия стресса

И. Л. Куташ

Тренинг ассертивности (assertiveness training)

Т. а. разработан Эндрю Солтером и популяризован Джозефом Вольпе и Арнольдом Лазарусом. ТА чаще всего составляет один из аспектов более широкой терапевтической программы. Его цели включают: а) повышение осознанности личных прав; б) различение неассертивности, ассертивности и агрессивности; в) обучение вербальным и невербальным умениям. Последняя категория включает умения говорить «нет», обращаться с просьбами и выдвигать требования, выражать положительные и отрицательные чувства, начинать, поддерживать и заканчивать разговор.

Т. а., в том виде как он обычно практикуется, требует определения специфических ситуаций, в к-рых клиент обычно ведет себя дезадаптивно — т. е., неассертивно или агрессивно. Практически нет доказательств, подтверждающих существование генерализованной черты ассертивности. Для оценки реакции клиента на различные ситуации имеется целый ряд опросников в форме самоотчета: Инвентарь отстаиваемых прав (Assertion Inventory), Инвентарь утверждений о собственной ассертивности (Assertiveness Self-Statement Inventory), Опросник самовыражения для студентов колледжа (College Self-Expression Inventory), Вопросник разрешения конфликтов (Conflict Resolution Inventory), Реестр ассертивности Ратуса (Rathus Assertiveness Schedule) и Опросник ассертивности Вольпе—Лазаруса (Wolpe-Lazarus Assertion Inventory). Хотя для оценки реального поведения желательно понаблюдать за клиентом в трудной для него жизненной ситуации, типичной является оценка поведения в искусственной (моделируемой с помощью аудио- или видеоаппаратуры) ситуации, имеющей сходство с реальной, или в игровой ситуации непродуктивного взаимодействия.

Если оценка свидетельствует о постоянной неассертивности или агрессивности клиента, ему предлагается альтернативная терапия более общего характера. Однако, если обнаруживаются конкретные ситуации, в которых клиент мог бы действовать с возрастающей ассертивностью, ему рекомендуют пройти Т. а.

Нет какой-то общепринятой программы под названием Т. а. Ход терапии определяется личными предпочтениями терапевта. И все же, в большинстве случаев для повышения ассертивности используются следующие пять процедур. Первая — приобретение навыков реагирования — повышает ассертивность благодаря моделированию (как открытому, так и скрытому) поведения и инструктированию клиента. В фокусе оказываются как вербальные, так и невербальные компоненты ассертивности. Вторая — воспроизведение реакций — состоит в отработке новых реакций в ролевой игре, репетиции поведения или специальных упражнениях. Третья — совершенствование реакций — заключается в придании новому поведению непринужденности и устойчивости с помощью адекватной обратной связи, критических комментариев и указаний терапевта. Четвертая — когнитивное реструктурирование — включает критический анализ иррациональных представлений, препятствующих ассертивности, и приобретение знаний, усиливающих ассертивность. Пятая и последняя процедура — генерализация обучения — предполагает опробование нового поведения in vivo и поощряет распространение его на новые ситуации. Эти процедуры, часто реализуемые в группах, продолжаются до тех пор, пока клиент не продемонстрирует надлежащую ассертивность.

См. также Консультирование, Феминистская терапия, Психотерапия

Ч. Фишер

Тренинг коммуникативных умений (communication skills training)

Терапевты, стоящие на различных теорет. позициях, издавна сходятся в том, что клиенты с самыми разнообразными нервно-психическими расстройствами страдают дефицитарностью межличностных или коммуникативных умений. У всех лиц с диагнозами шизофрении, невроза, слабой степени задержки психич. развития, алкоголизма, а также у имеющих проблемы в супружеских отношениях и воспитании детей, имеются трудности в межличностной коммуникации. В период с 1970 г. по 1980 г. три осн. тенденции вызвали повышенное внимание к Т. к. у. как терапевтическому и профилактическому инструменту. Первой и, возможно, наиболее важной тенденцией было разочарование многих психологов и др. терапевтов в медицинской модели терапевтических вмешательств. Как заметил А. Голдстейн в «Тренинге психологических навыков» (Psychological skills training), все возрастающее число терапевтов стало переходить на иные концептуальные позиции. Основу этого перехода составило допущение, что клиент страдает дефицитарностью поведенческих навыков и что задача терапевта — обучить или натренировать клиента выполнять необходимый репертуар навыков.

Второй тенденцией было возрастающее применение поведенческих стратегий в лечении разнообразных поведенческих проблем. Быстро обнаружилось, что нормализация поведения и деинституционализация психиатрических больных требует предварительного освоения обширной программы коммуникативных умений, таких как навыки формального общения на работе и в быту. Бихевиористы, работающие с невротиками, быстро поняли, что мн. из их клиентов нуждаются в тренинге ассертивности.

Третья тенденция связана с самим Т. к. у., к-рый был сконцентрирован на двух широких группах навыков межличностного взаимодействия: навыках простого общения с одним чел. или большим числом людей и навыках, связанных с межличностным или коллективным решением проблем. Тренинг умения вести диалог имеет целью повышение способности индивидуума завязать и поддержать разговор с др. людьми. Т. к. у. яв-ся центральным компонентом большинства программ тренинга ассертивности, поскольку эффективная коммуникация рассматривается в качестве важного предварительного условия ассертивного поведения.

По мере разработки различных программ тренинга коммуникативных умений становилось все более очевидно, что, возможно, существует общая система навыков коммуникации, общих для большого количества разнообразных типов межличностной активности, в к-рую вовлекаются люди. В большинстве ситуаций находят применение пять осн. групп коммуникативных умений: а) визуально и физ. отзывчивое поведение, восприимчивость слушающего к сообщениям собеседника и конгруэнтность выражения; б) умения побуждать др. к сообщению информ., включающие использование молчания, минимальное ободрение и выспрашивание; в) умения сообщать информ. — самораскрытие, обратная связь и формулирование выводов; г) умения использовать коммуникации для изменения поведения др. лиц — оценка, требование и совет, д) умения, связанные с решением общих проблем — приемы коммуникации и решения проблем, используемые для нахождения взаимно удовлетворяющих решений.

Большинство программ Т. к. у. основаны на сходных моделях тренинга, включающих определенные последовательности обучения, тренировки (или закрепления) и генерализации. Р. М. Ганье и Л. Бриггс в «Принципах проектирования обучения» (Principles of instructional design) резюмируют многие важные характеристики обучения, присущие различным программам Т. к. у.

Первые результаты научных исслед. в этой области продемонстрировали, что следствием использования методов тренировки коммуникативных умений яв-ся существенное повышение качества и расширение их репертуара в процессе тренинга. Вторая волна научных исслед. показала, что совершенствование коммуникативных умений приводит к изменениям в поведении др. рода, таким как снижение делинквентности, улучшение супружеских отношений и взаимоотношений родителей с детьми, повышение академической успеваемости. Последующей задачей исследователей была демонстрация того, что методы тренировки коммуникативных умений по своей эффективности превосходят методы, имеющие иные концептуальные основы, напр., тренинг сензитивности. Др. аспектом научных исслед. была спецификация коммуникативных умений, подлежащих включению в программы тренинга, и наилучших способов тренировки составляющих их навыков. Можно сделать вывод, что программы Т. к. у. эффективны; однако, необходимы значительные исследовательские усилия для разработки программ, повышающих генерализацию и прочность навыков.

См. также Интеграция психически больных в обществе

Д. Р. Эванс

Тренинг межличностных отношений (human relations training)

Существуют две основные темы Т. м. о.: а) самовосприятие, в особенности восприятие своего воздействия, производимого на др. членов группы, б) групповая динамика, включающая процессы формирования группы, групповые роли, функции выполнения задач или поддержания группового процесса и вопросы внутригрупповых взаимоотношений. Когда Т. м. о. фокусируется на отдельном лидере и отработке его индивидуального стиля управления группой при меньшем внимании, уделяемом тому организационному контексту, в к-ром эти навыки будут использоваться, такой тренинг представляет собой один из курсов развития навыков управления. Если же, напротив, Т. м. о. проводится на рабочем месте с реальными производственными группами, процесс называется формированием команды в широком смысле слова, стратегией, используемой в развитии организации. Последующее обсуждение касается лишь Т. м. о. в первом контексте, т. е. развития навыков управления.

Для тренинга самовосприятия в межличностных отношениях полезным понятием является «окно Джохари». В окне Джохари первый — открытый или публичный — квадрант, представляет паттерны поведения, известные себе и другим. Второй, или слепой квадрант представляет паттерны поведения, известные другим, но не известные себе, а третий квадрант, или скрытая область, относится к паттернам поведения, известным себе, но не известным окружающим. Четвертый — неизвестный — квадрант, представляет поведение неизвестное ни себе, ни окружающим. Важной целью тренинга межличностных отношений яв-ся повышение размера публичной сферы (первый квадрант) и уменьшение слепой и скрытой зон (второй и третий квадранты).

Увеличение публичной сферы с соответствующим повышением самовосприятия ведет к росту соц. компетенции, в особенности в ситуации группового общения. Такой личностный рост обычно сопровождает участие в тренинговых или Т-группах, иногда называемых группами тренинга сензитивности. Там, в относительно неструктурированной манере, группа из 10—12 незнакомых друг другу клиентов и одного-двух тренеров создают лабораторную обстановку с целью повышения самовосприятия в атмосфере доверия, дружелюбия и эмоциональной теплоты. Длительность таких программ обычно составляет два — шесть дней.

Данные исслед. эффективности тренинга межличностных отношений свидетельствуют о том, что, хотя такой тренинг сопровождается отчетливо выявляемой положительной динамикой поведения, нет достаточного подтверждения тому, что его эффект распространяется на внетерапевтическую среду социального взаимодействия участников тренинга.

См. также Хоторнский эффект, Т-группы

Л. Д. Гудстейн

Тренинг руководителей (leadership training)

В идеале, этот вид тренинга начинается с анализа потребностей обучения (training needs analysis), чтобы определить, какие люди в данной орг-ции испытывают необходимость в знаниях о лидерстве. После этого осуществляется планирование и реализация программ тренинга, к-рые должны отвечать одной или более из выявленных потребностей обучения. Наконец, следует оценить результаты такого тренинга, с тем чтобы определить, позволил ли он достигнуть предполагаемых целей. Рассмотрим эти три этапа Т. р. по порядку. В наиболее простом варианте, анализ потребностей обучения представляет собой процесс выявления слабых мест в повседневной лидерской деятельности отдельно взятого руководителя, к-рые можно было бы скорректировать посредством тренинга.

Помимо анализа поведения и деятельности надлежит также изучить ситуационные факторы, чтобы определить возможные варианты стилей лидерства в сложившейся для данного лидера ситуации и вероятных будущих ситуациях. Ключевую роль в этом анализе будут играть те ситуационные факторы, к-рые влияют на выбор наиболее подходящих вариантов стилей влияния и межличностных стилей. Чтобы определить потребности обучения, требования сложившейся ситуации надлежит затем сопоставить с уровнем текущих возможностей лидера. Затем, на заключительной стадии анализа индивидуальных потребностей обучения, слабые места, выявленные на предыдущих шагах, можно перепроверить с использованием контрольного списка лидерских умений, знаний и аттитюдов.

Второй подход к анализу потребностей обучения лидерству начинается с выявления проблемных областей лидерства, устанавливаемых на основе имеющихся характеристик эффективности трудовой деятельности (performance records) определенной совокупности лидеров.

Третий подход к анализу потребностей обучения начинается с кадрового планирования (personnel planning), с тем чтобы оценить, какие типы лидеров будут востребованы в данной орг-ции, когда и в каких качествах. Оно связано с оценкой планируемых организационных целей и стратегий, к-рые, в свою очередь, определяют типы необходимых для их реализации лидеров. Критическим моментом здесь является предвосхищение тех давлений со стороны технологий и факторов производственного окружения, к-рые могут создавать потребность в изменениях в существующих практиках лидерства.

Как только потребности и приоритеты обучения были установлены, следующим шагом является разработка и реализация программ обучения. Что должно войти в его содержание и какие типы обучающих процедур окажутся оптимальными для реализации тех видов изменений, к-рые были определены на этапе анализа потребностей обучения? В настоящее время не существует проверенных, научно обоснованных ответов на эти два фундаментальных вопроса.

Со стороны академической науки, интерес к оценке тренинговых программ неуклонно возрастал на всем протяжении 1970-х гг., вероятно, как прямое следствие более общего интереса ко всем видам исслед., связанным с оценками программ. К сожалению, этот быстрый прогресс в научной области оценки обучения не сопровождался параллельными изменениями в практике обучения. Опросы существующей практики в сфере пр-ва показали, что лишь 2,5% фирм постоянно стремились оценивать результаты тренинга руководителей с т. зр. реализации «конечных целей».

Только 6,4% фирм утверждали, что они всегда старались оценивать последующие изменения в рабочем поведении. Что еще более примечательно, всего 13,4% фирм сообщили, что они всегда пытались так или иначе оценить результаты научения в конце периода обучения, тогда как 6% признались в том, что они никогда не предпринимали каких-либо попыток оценить результаты обучения, даже на уровне реакций на него участников.

См. также Эффективность лидерства

Р. Эндрюс

Тренинг социальных навыков (social skills training)

Забота о соц. компетенции долго оставалась на задворках других соц. и пед. перспектив. Молчаливо признавалось, что адекватные навыки межличностного поведения усваиваются «естественным образом», благодаря традиционным социализирующим общественным институтам — дому, школе, церкви и производству. Обнаруживавшиеся неадекватности соц. поведения приписывались ошибочной социализации: дурному обращению родителей, плохой обстановке в школе, плохому религиозному и моральному воспитанию. Даже традиционные концепции психич. здоровья рассматривали неадекватности межличностного функционирования в качестве проявлений более глубоких личностных конфликтов или психопатологических симптомов.

Изменения, происходящие в соц. институтах, вызывают изменения в их традиционном функционировании, включ. культивирование соц. компетенции и соответствующее обучение. В начале семидесятых годов XX в. такие изменения стали очевидными. Изменилась структура семьи, возросло число семей с одним родителем, а также семей, в к-рых и матери, и отцы работали вне дома. Религиозные учреждения больше уже не занимали прежнего центрального положения и не оказывали той поддержки, что раньше. Школы были призваны воспитывать более гетерогенные группы подростков, демонстрировавших разнообразные паттерны поведения в школе. Стало заметным влияние нового фактора социализации — телевидения.

Двумя основными областями, в особенности чувствительными к Т. с. н., были педагогика и психология. На протяжении всей истории педагогики формирование ценностей и обучение навыкам межличностного, соц. и морального поведения иногда было эксплицитной, но почти всегда имплицитной целью.

Вовлечение психологии в Т. с. н. можно проследить на примере возникновения движения модификации поведения. В рамках этой научной перспективы концепции лечебных усилий подверглись переосмыслению в терминах теории научения, причем проблемное поведение стало рассматриваться в качестве следствия неадекватного или ошибочного научения.

Контингентом, к-рому ранние бихевиористы уделяли предпочтительное внимание, были пациенты психиатрических больниц. Много усилий было потрачено в попытках модифицировать причудливое, нарушенное и нарушающее соц. порядок поведение, часто характеризовавшее пациентов, и сформировать у них навыки, необходимые для адекватного функционирования во внебольничной среде.

Большинство попыток такого тренинга имеет своим обоснованием то, что индивидуум страдает дефицитом важных межличностных навыков и никогда не мог адекватно усвоить их в прошлом. Однако, некоторые (напр., Вольпе) полагают, что релевантные навыки могли быть усвоены, но их адекватному использованию препятствует приобретенная (условно-рефлекторная) тревога. Др. исследователи (напр., Мейхенбаум) подчеркивают каузальную роль когнитивных факторов, напр., негативных ожиданий и отрицательной самооценки. Эта т. зр. сопутствует более широкому введению и признанию роли когнитивных факторов в более традиционных поведенческих подходах к лечению, проводимому под рубрикой «когнитивно-поведенческой модификации».

Компоненты

Хотя не все программы Т. с. н. одинаковы, у них есть много общего. Программы различаются между собой в разной акцентуации отдельных компонентов так же, как и в их представлении, последовательности и применении. Компонентами, наиболее часто включаемыми в тренинговые программы, яв-ся: а) представление теоретического обоснования, б) моделирование, в) разыгрывание ролей, г) обратная связь, д) перенос навыков тренинга во внетерапевтическую среду.

Теоретическое обоснование. Обзор навыков, к-рым собираются обучать, обычно предшествует самому тренингу. Внимание чаще всего уделяется разъяснению используемой терминологии и важности навыков для жизни обучающихся. Пока не существует стандартной таксономии соц. навыков и их поведенческих референтов.

Моделирование. Ясное представление образцов поведения, к-рые предстоит усвоить, — важная часть большинства тренинговых программ вне зависимости от того, яв-ся ли их теорет. обоснованием ссылка на дефицит навыков или на условно-рефлекторную тревогу. Во мн. случаях представление модели включает наряду с внешним, наблюдаемым поведением еще и когнитивное поведение (самовербализации [self-verbalizations]).

Разыгрывание ролей. После того, как обучающиеся ознакомлены с образцами поведения моделей, им предоставляется возможность практиковаться в воспроизведении этих образцов. Обучающиеся в форме разыгрывания ролей могут отрабатывать как открытые, так и скрытые поведенческие реакции, в ожидании, что индивидуализированная тренировка улучшит соответствующие навыки в ситуациях реальной жизни.

Обратная связь. Обратная связь и соц. подкрепление яв-ся неотъемлемым компонентом практически всех программ Т. с. н. Обратная связь может происходить в форме одобрения, похвалы или ободрения либо она может быть по природе коррективной, включая конкретные предложения по улучшению качества выполнения. Некоторые программы, в особенности предназначенные для детей или хронических психиатрических пациентов, могут тж использовать ощутимое подкрепление, напр., деньги, еду, сласти или разного рода жетоны.

Некоторые программы Т. с. н. включают техники самоподкрепления. С целью сдвинуть локус оценки снаружи внутрь делаются попытки обучения самонаблюдению, самооцениванию и самоподкреплению как важному аспекту приобретения и генерализации навыков.

Домашняя работа / перенос навыка. Перенос навыков является наиболее пренебрегаемой областью тренинга. Некоторые программы Т. с. н. признают важность этого и прямо работают с этой проблемой. Домашние задания являются наиболее часто используемой техникой для переноса навыков во внетерапевтическую среду. Другим важным подходом к облегчению успешной генерализации яв-ся использование «усилителей переноса» (transfer enhancer), повышающих вероятность переноса полученных навыков. Голдштейн и его коллеги предлагают пять усилителей переноса: а) представление общих принципов или предоставление обучающимся адекватных концепций, правил или стратегий для правильного использования навыка; б) тождественность элементов, или максимально возможная физическая и интерперсональная подгонка ситуации обучения к обстоятельствам реальной жизни; в) избыточное обучение, или обеспечение возможности повторного выполнения успешного поведения на сеансе тренировки; г) стимульное разнообразие, или предоставление обучающимся возможностей практики только что приобретенных соц. навыков в разных физ. и межличностных обстоятельствах; д) подкрепление реальной жизни, или максимизация вероятности того, что обучающиеся получат адекватное (внешнее) соц. подкрепление и/или (внутреннее) самоподкрепление по мере успешного использования своих навыков в обстановке реальной жизни.

Большинство способов оценки эффективности тренинга используют некую комбинацию показателей вопросников/самооценочных шкал поведения, когниций и/или аффективных реакций, данных естественнонаучного наблюдения и оценок исполнения ролей в играх. Традиционные психол. тесты обычно не использовались. Поскольку до сих пор не существует ни стандартизованной номенклатуры навыков, ни общепринятой системы оценки достигаемых тренировкой результатов, пока не представляется возможным сравнить между собой тренинговые программы по их эффективности, хотя недавняя работа Каррена и его сотрудников предоставляет обнадеживающие возможности для таких сравнений.

См. также Тренинг ассертивности, Поведенческая терапия, Когнитивно-поведенческая терапия

Р. Спрафкин

Труд и игра (work and play)

Технологический характер развитых совр. цивилизаций обозначил тенденцию к разделению труда и игры. Дальнейшее нарастание этих различий связано с дифференциацией самих мотиваций к труду и игре. Это подразумевает, что труд характеризуется формами активности, в к-рые включаются с целью выживания, а игра связана с формами активности, в к-рые включаются ради них самих. Э. Бордин предложил рассматривать Т. и и. с т. зр. наличия в них различных сочетаний усилия, принуждения и спонтанности.

Усилие (effort) и принуждение (compulsion) тесно связаны между собой. Чем выше усилие и чем дольше оно длится, тем более сильным становится давление в сторону его прекращения и отдыха. То, что поддерживает усилие против накапливающегося давления к его прекращению, это внутренний интерес и увлечение или имеющие внешнее происхождение угрозы наказания или уничтожения, к-рые, в свою очередь, могут интериоризоваться и переживаться как внутреннее принуждение, напр., к выживанию. Спонтанность (spontaneity) связана с элементом интереса, самоотдачи (self-investment) и самовыражения, превращающим тяжелую работу, к-рая в противном случае могла бы восприниматься как отчужденный обременительный труд, в творческое, радостное самовыражение. Эта преобразованная деятельность типична для игры.

Труд и игра в детстве. Большая часть наблюдений игры относится к периоду детства. В отношении детенышей животных и маленьких детей наблюдатели выделяют роль игры в расходовании излишков энергии и ее полезность как средства в овладении умениями. Такое представление об игре используется при терапевтической работе с детьми. Аналогичным образом, игра рассматривается как средство для опробования детьми своих будущих взрослых ролей и подготовки к ним.

Вся история образования отмечена заботой о сохранении спонтанности, обеспечивающей поддержание прилагаемых усилий на должном уровне. Наблюдатели детской игры отметили, что в аморфную, спонтанную игру маленького ребенка вскоре начинают проникать формализованные правила, к-рые вводят спонтанность в русло очерченных границ. Физ. и интеллектуальное развитие ребенка сопровождается все более усложняющейся игрой, требующей владения соответствующими умениями. Т. о., по мере развития и созревания все больший и больший вес приобретают принуждение и усилие. Игра становится больше чем просто радостным проявлением энергии, в к-ром усилие не играет заметной роли.

Труд и игра в профессиональной деятельности. Практически все люди сталкиваются с необходимостью добывания материальных средств для выживания или приобретения дополнительных удобств. В трудоинтенсивных об-вах (work-intensive societies) у мужчин и женщин было больше возможностей сочетать процесс добывания средств к существованию с гибкостью для самовыражения. Наше совр. технологическое об-во с преобладанием механизированного труда делает проблематичным сохранению в работе таких элементов.

Существует ли к.-л.. способ защититься от превращения работы в отчужденный обременительный труд? Марксистские философы, такие как Герберт Маркузе утверждают, что при социализме, когда работник ощущает себя контролирующим более крупный процесс пр-ва, повышение производительности за счет использования машин может превращаться в более значительный объем свободного времени, делая возможным уподобление труда игре. Он утверждает, что ощущение отчужденности труда вызывается тем избыточным давлением, к-рое осуществляется капитализмом с целью поддержания своей экономической системы.

Психологи и социологи труда обращают внимание на то, что большинство сложных видов деятельности и профессий требуют и предоставляют возможность полной самоотдачи и гибкого самовыражения, сочетая в себе принуждение, усилие и спонтанность, к-рые характеризуют слияние Т. и и. Изучение личностного развития и психол. характеристик и требований, предъявляемых разнообразными профессиями и классами профессий, обеспечило основу для оказания помощи ищущим профессиональной реализации людям в выборе оптимального согласования желания материальной отдачи с желанием получать удовлетворенность от работы.

Остается вопрос о том, применимо ли это ко всем видам работы. Марксистский ответ исходит из признания антигуманистического элемента во взаимодействии человека и машины и пытается лишь ограничить его продолжительность. Р. Блаунер обнаружил, что отношение работника к технологической организации трудового процесса и соц. орг-ции завода зависит от того, испытывает ли этот работник ощущение контроля нежели подвластности, ощущение осмысленной цели нежели изоляции, и ощущение непосредственного участия нежели отчужденности и неудовлетворенности. Эти соображения повлекли за собой множество усилий в отношении укрупнения технологических операций, чередования работы или ее радикальной модернизации, чтобы дать работникам возможность достичь желаемых уровней внутренней удовлетворенности своей трудовой жизнью.

Труд и игра на досуге и после выхода на пенсию. Опросы использования работниками своего свободного времени показывают, что они тратят его на дополнительную работу, образовательную деятельность, домашнюю работу и воспитание детей. Часть этих форм активности яв-ся выражением того же самого экономического давления, к-рое превращает труд в необходимость. Однако эти данные также говорят о том, что основная мотивации деятельности во время досуга заключается не в исключении усилия, а в облегчении давления принуждения.

См. также Игра, Циклы труда и отдыха

Э. Бордин

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЯ. СТАТЬИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Ключевые слова этой страницы: психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия.

Скачать zip-архив: Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия - zip. Скачать mp3: Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия - mp3.

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

эзотерика
психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия Озарение и просветление
психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия эзотерика
магия