Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психология, статьи, психологии, большая, психологическая, энциклопедия
Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия

Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия


Реклама на сайте:

психология, статьи, психологии, большая, психологическая, энциклопедия

Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия

» Эпоха водалея. Новый век...
» Целебные свойства меда. Мёд. Лечение медом...
» Туринская плащаница. Плащаница из Турина с Ликом Христа...
» Ясновидение. Сверхъспособность в виде ясновиденья...
» Звуковая стимулуция мозга. Волны мозга. Бинауральный эффект...

Астрал

Энергетическое лечение

психология, статьи, психологии, большая, психологическая, энциклопедия ПСИХОЛОГИЯ И СТАТЬИ ПО ПСИХОЛОГИИ. БОЛЬШАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Динамическая психология (dynamic psychology)

Термин «динамический» относится к воздействующим на систему силам. Эти силы охватывают процессы, происходящие как внутри самой системы, так и внешние по отношению к ней. В психологии под динамикой принято понимать взаимодействие мотивирующих или движущих сил, служащее детерминантой поведения организма. Т. о., этот термин отражает интерес к подробному описанию мотивов и принципов мотивированного функционирования. Этот термин тж часто связывается с определенными теориями, делающими упор на взаимодействии между сознательными и бессознательными силами — драйвами, мотивами, потребностями, инстинктами и желаниями — в направлении поведения. Эти теории известны под названием психоаналитических, или психодинамических, теорий личности.

Теории мотивации касаются, следовательно, конкретизации мотивационных характеристик организмов и принципов действия мотива, к-рые определяют возникновение, поддержание и прекращение поведения.

За прошедшие годы было разраб. большое количество теорий мотивации. Их можно разделить на три широкие категории: а) гедонистические, или теории удовольствия; б) когнитивные, или теории потребности в знании; в) теории роста или актуализации. Можно тж обозначить четвертую категорию, к-рая касается роли мозговых структур в мотивированном поведении и его нервных механизмов. Относящиеся к этой категории исслед. можно встретить в областях, определяемых как психобиология, биопсихология и нейробиология.

Гедонистические теории мотивации, или теории удовольствия

Гедонистические теории, или теории удовольствия, образуют наиболее широкую категорию теорий мотивации. В той или иной форме эта группа теорий подчеркивает ведущую роль удовольствия в организации активности. К этой категории можно отнести множество различных классов теорий. Пожалуй, наиболее крупная подгруппа гедонистических теорий включает те из них, к-рые делают акцент на совершаемых организмом усилиях в направлении снижения напряжения. Такие теории акцентируют внимание на нарушениях привычного состояния дел и удовольствии, возникающем в рез-те снижения напряжения путем энергетической разрядки, выражения инстинкта или снижения уровня драйва (внутреннего побуждения).

Вудвортс заимствовал понятие драйва из области механики и употреблял его в значении источника движущей силы, или энергии, в функционировании организма. С тех пор и до 1960-х гг. это понятие активно использовалось психологами, занимающимися проблемами поведения чел. или животных. При этом часто проводились различия между врожденными и приобретенными драйвами, первичными и вторичными драйвами, висцерогенными и психогенными драйвами.

В области поведения животных понятие драйва играло важную роль в теории научения Кларка Л. Халла. Согласно стимульно-реактивной (S—R) теории Халла, в процессе научения участвуют такие мотивационные переменные, как драйвы. Организм обладает первичными, или врожденными, драйвами, такими как боль и голод, а тж приобретенными, или вторичными, драйвами, такими как желание денег и страх — последние организм приобретает в процессе своего развития. Несмотря на то что понятие драйва относится к внутренним процессам, его могли использовать психологи бихевиористской ориентации, поскольку оно увязывалось со специфическими внешними условиями, к-рыми манипулировал экспериментатор. Изменения в уровне драйва, вызываемые манипуляциями экспериментатора, соотносились впоследствии с объективно определяемыми и измеряемыми внешними реакциями.

Работы Халла продолжили в числе др. исследователей Миллер и Доллард. Они, в частности, внесли вклад в описание роли приобретенных, вторичных драйвов в челов. поведении. Напр., тревога рассматривалась как вторичный драйв, осн. на первичном драйве боли. Драйв тревоги имеет важное значение, поскольку он может быстро приобретаться, превращаясь в мощную мотивирующую силу и приводя к разнообразию форм реакций, характерных как для нормального, так и для патологического поведения. Большое внимание Миллер и Доллард уделили взаимосвязи между фрустрацией и агрессией, а тж значению конфликтов драйвов в клинических феноменах. Так, конфликт «приближения— избегания» между двумя драйвами рассматривался как базовый ингредиент в развитии невротического поведения. Доллард и Миллер попытались объединить достижения теории научения, представленной в работах Халла, с достижениями психоанализа, представленными в работах Фрейда.

Понятием из области мотивации, связанным с понятием драйва и использовавшимся мн. создателями теорий личности, является понятие потребности. Виднейшим представителем такого подхода был Курт Левин, к-рый рассматривал все поведение как приводимое в движение состояниями потребности или напряжения в организме. Как у Халла, потребности м. б. первичными и биологически детерминированными или вторичными и приобретаться в процессе накопления жизненного опыта. Левин рассматривал существование потребности как вызывающее напряжение; она являлась силой, к-рая толкала организм к действиям. Организм представлялся как динамическая система, в к-рой обычно задействовано множество потребностей. Ассоциируемые с этими потребностями силы обладают качествами интенсивности, направления и точки приложения.

Функционирование этих сил, по мнению Левина, происходит в динамическом поле, состояние любой части к-рого зависит от др. его частей и, в свою очередь, само оказывает на них влияние. Валентность объектов, в сочетании с состояниями потребности или напряжения организма, «тянет» индивидуума в различных направлениях и подготавливает почву для удовлетворения, фрустрации или конфликта. Там, где существует множество потребностей и окружающих объектов, организм может переживать конфликт «приближения—приближения», конфликт «избегания—избегания» или конфликт «приближения—избегания».

Др. представителем гедонистического взгляда, подчеркивающего роль снижения напряжения, был Генри Мюррей. Осн. мотивационное понятие в системе Мюррея — потребность. Потребности м. б. первичными и висцерогенными, или вторичными и психогенными, и репрезентировали силы к действию. Мюррей проводил различие между потребностями и чертами личности; если черты определялись в терминах актуального поведения, то потребности представляли собой потенциал к действию. Мюррей тж уделял внимание роли окружающих объектов, считая что окружение может определяться в терминах давления, или характеристик, связанных с возможностью удовлетворения потребности.

Важное, и при этом вполне самостоятельное по отношению к теории драйва, понятие (внешнего) стимула, или побуждения, формирует вторую подкатегорию гедонистических теорий мотивации. В теориях побуждений акцент делается на ассоц. стимулов с удовольствием или болью и целенаправленном стремлении организма достигать разнообразных последствий. Т. о., эти теории яв-ся гедонистическими, поскольку в них, как и в теориях драйва, акцентируется удовольствие, но в отличие от большинства теорий драйва, в них делается упор на ориентации организма в направлении будущих целей или конечных рез-тов. Мак-Дугалл отвергал механистический, рефлекторный, опирающийся на стимул, взгляд на поведение, подчеркивая значение активных усилий организма в направлении предвосхищаемых целей, ассоциируемых с удовольствием.

Теории мотивации, делающие акцент на целях, часто подвергались критике за телеологизм. Однако цели функционируют в настоящем в виде мысленных репрезентаций желаемых последствий или конечных рез-тов. Совсем недавно понятие целей возвратилось, чтобы сыграть важную роль в моделях челов. поведения, осн. на когнитивных процессах переработки информ.

Третий вариант гедонистической модели мотивации опирается на понятие аффекта. Здесь акцентируются усилия организма на максимизации доставляющего удовольствие аффекта и минимизации неприятного аффекта, при этом не предполагается необходимой связи аффекта с физиолог. потребностью или драйвом. Одним из самых первых известных психологов, подчеркивавших роль эмоции в мотивации, был П. Т. Юнг. Согласно Юнгу, стимулы (внутренние или внешние) приобретают побудительную силу путем своей ассоц. с эмоциональным возбуждением, к-рое переживается гл. обр. как положительное или отрицательное по своему характеру. В процессе постепенного накопления жизненного опыта, путем ассоц. разнообразных стимулов с эмоциональным возбуждением, чел. вырабатывает систему ценностей. Аффективные процессы играют центральную роль в орг-ции, актуализации, регулировании и поддержании приобретенных форм поведения.

Представляется важным сознавать пересечения между этими группами теорий. Так, напр., мн. авторы теорий драйва подчеркивали значение аффекта; Мак-Дугалл подчеркивал роль аффекта в продвижении к цели; а мн. авторы аффективных теорий подчеркивают важность аффектов в формировании и поддержании функционирования системы целей.

Когнитивные теории мотивации, или теории потребности в знании

Фактически уже в 1950-х гг. понятие драйва практически полностью исчезло из литературы в силу целого ряда причин: проблемы в разраб. надежных измерений драйвов, особенно у людей; накопление данных, не согласующихся с мотивационной моделью снижения напряжения; возросший интерес к теориям обработки информ., связанный с начавшейся в психологии когнитивной революцией. В ряде случаев для решения ранее относившихся к области мотивации важных вопросов стали привлекаться познавательные процессы. Нек-рые когнитивные теории напоминали все те же модели снижения напряжения.

Др. когнитивные теории, однако, придавали особое значение мотивации, внутренне присущей активности организма, связанной с обработкой информ. Напр., Дж. М. Хант, на к-рого оказал влияние Жан Пиаже, считает, что организм постоянно стремится интегрировать новую информ. с уже имеющейся. Поступающая информ. может соответствовать или не соответствовать той, что имеется в наличии. Хант приводит свидетельства того, что несогласующаяся или новая информ. стимулирует возникновение приближающегося типа поведения, но когда расхождение между поступающей и уже имеющейся информ. становится слишком большим, может возникать поведение избегающего типа. Хант не только подчеркивал значение внутренней мотивации, но тж предполагал, что различные степени несоответствия между новой и старой информ. приводят к различным уровням возбуждения, характеризующимся положительной или отрицательной гедонистической окраской. Так, совсем незначительное несоответствие может вызывать скуку, слишком сильное — приводить к отрицательной гедонистической окраске, а умеренный или оптимальный уровень несоответствия — способствовать умеренным уровням возбуждения, положительной гедонистической окраске и приближающемуся типу поведения. Когнитивная модель мотивации оказалась, т. о., связанной с гедонистической.

Джордж А. Келли являет собой пример наиболее последовательного сторонника чисто когнитивного подхода к теории мотивации. Келли, в частности, отвергал те теории мотивации, в к-рых, по его словам, доминирует идея «кнута и пряника»: акцент делается либо на внешних побуждениях, к-рые «тянут» организм в своем направлении, либо на драйвах, к-рые его «толкают». Вместо этого Келли исходил из представления, согласно к-рому каждый чел. может рассматриваться по аналогии с ученым, пытающимся добиться лучшей прогнозируемости интересующих его событий. По его мнению, люди всегда активны, поэтому теория мотивации не нужна для объяснения активности как таковой. Что касается направленности поведения, то люди предпочитают действовать способами, к-рые сулят наибольшие перспективы в плане усовершенствования их системы конструктов, что, в свою очередь, позволяет улучшать качество их прогнозов. Люди могут переживать негативный аффект в форме тревоги, когда они оказываются не в состоянии прогнозировать события, или ощущать угрозу, когда нарушается целостность их прогностической системы конструктов. Более того, этот негативный аффект будет вызывать с их стороны соот. корректирующие действия.

Акцент на познавательных процессах побудил мн. психологов переключиться на изучение процессов обработки информ. с оттеснением рассмотрения мотивационных аспектов на второй план. На сегодняшний день исслед. в области познавательных процессов по большей части остаются не связанными с исслед. эмоций и мотивации.

Теории роста, или актуализации

Третий важный подход фокусирует внимание на идее роста, или актуализации. Его представители — такие психологи, как Андраш Ангьял, Курт Гольдштейн, Абрахам Маслоу и Карл Роджерс. Объединяющей темой здесь является отрицание утверждения, что вся челов. активность продиктована стремлением к снижению напряжения. Вместо этого упор делается на активности, стимулирующейся тенденциями роста или реализации своих способностей, к-рые, в свою очередь, могут иногда сопровождаться увеличением напряжения. Эти психологи, к-рых часто рассматривают вместе в контексте движения за челов. потенциал, не отрицают полностью идеи, что определенная активность может объясняться тенденцией к снижению напряжения. Однако считается, что наиболее важное и фундаментальное стремление организма направлено на переживание чувства собственной актуализации и усиления возможностей. Маслоу, напр., предлагает иерархию потребностей, включающую как биолог. (голод, сон, жажда), так и психол. потребности (самоуважение, привязанность, принадлежность группе). Когда биолог. потребности оказываются удовлетворены, начинают доминировать психол. потребности. Однако в действительности психол. потребности могут даже превосходить по своей важности биолог. В частности, по мнению Роджерса, базисная тенденция актуализации является единственным мотивом, к-рый необходимо постулировать, и что люди в наибольшей степени являются людьми, когда их поведением движет этот мотив. Хотя эти теории как часть движения за челов. потенциал сыграли важную роль в психологии личности и были довольно популярны в 1960-х и 1970-х гг., понятие актуализации оказалось слишком абстрактным и сложным для его измерения к.-л. систематическим образом.

Психоаналитическая теория

Наконец, мы можем коснуться специфической теории, к-рая чаще всего связывается с Д. п., а именно психоаналитической теории. Психоаналитическая теория является динамической в том смысле, что в ней подчеркивается важная роль половых и агрессивных влечений, а тж дериватов этих влечений, в челов. поведении. Однако она яв-ся динамической теорией еще и в силу внимания, к-рое в ней уделяется взаимодействию между влечениями в том виде, как оно отражается в понятиях конфликта, тревоги, механизмов защиты, катексисов и антикатексисов и компромиссных образований. В соответствии с таким подходом, одни и те же феномены могут возникать в рез-те различных комбинаций сил, и незначительный энергетический сдвиг может привести к драматическим изменениям в характере функционирования всей системы.

Фрейд основывал свою теорию на клинических феноменах, проявлявшихся в поведении его пациентов, и на принципах совр. ему биолог. науки. Последующие теоретики психоан., такие как Альфред Адлер и Карл Юнг, отошли от Фрейда из-за разногласий в трактовке фундаментальных мотивов челов. поведения, хотя большинство продолжало придерживаться Д. п. в смысле системы, подразумевающей взаимодействие между мотивами или силами. Совсем недавно в этой области начали предприниматься попытки повторного анализа клинических наблюдений Фрейда и переформулирования теории в терминах, к-рые бы не были столь метатеоретическими и привязанными к тому, что сегодня признано устаревшим энергетическим подходом. Вместо прежних понятий инстинкта, влечения, силы и энергии вводятся в употребление понятия когниции, намерения, смысла и действия.

Общая теория систем

Рассмотрев различные теории мотивации, мы можем обратиться к наиболее широкому значению термина «динамический», в том виде, как он трактуется в общей теории систем. Возникшая первонач. в области биологии и связываемая с именем Людвига фон Берталанфи, общая теория систем представляет собой попытку сформулировать принципы функционирования, к-рые бы были универсальными для всех биолог. систем. Система состоит из взаимосвязанных частей или элементов, действие каждого из к-рых имеет последствия для действий др., наряду с определенными процессами, характеризующими систему в целом. Общая теория систем проводит различие между открытыми системами, включенными в процесс непрерывных обменов с внешней средой, и закрытыми системами, не подверженными влиянию со стороны внешних сил. Вместе с этим тж делается различие между живыми системами, представляющими собой открытые системы, способные к регенерации и росту, и неживыми системами, могущими быть как открытыми, так и закрытыми, но неспособными к регенерации или росту.

Определенные понятия и принципы могут оказаться полезными в понимании любых живых систем. Такие понятия и принципы, в частности, относятся к динамическим аспектам функционирования организма. Например, понятие обратной связи подчеркивает способность организма использовать информ., возникающую в рез-те своих собственных действий. С этим понятием напрямую связаны целесообразные или целенаправленные аспекты функционирования организма, в частности процесс адаптации. Наконец, с таким качеством поведения, как целенаправленность, связано понятие эквифинальности — возможности достижения одной и той же цели или рез-та множеством различных путей или способов.

Динамические аспекты общей теории систем выражаются в акцентировании непрерывности процессов, протекающих внутри организма и между организмом и его внешним окружением. Но она ничего не говорит нам о специфических силах, воздействующих на организм, или о принципах, по к-рым действуют такие силы. С т. зр. более узкого значения термина «динамический», общая теория систем нам мало что может сказать о мотивах, к-рые побуждают и направляют действие.

Заключение

Мы рассмотрели Д. п. гл. обр. со стороны ее связи с челов. поведением, и в частности с теорией личности. Однако не стоит забывать, что интерес к проблемам мотивации существует тж в областях исслед. мозга, физиолог. психологии и психологии животных (этологии). Так, в последней проявляется все больший интерес к взаимодействию мотивов, нежели к функционированию отдельных мотивов, и орг-ции процессов поведения во времени, нежели к специфическим факторам, к-рые обусловливают поведение в специфический момент времени. Это как раз те самые процессы, к-рые попыталась охватить общая теория систем и к-рые находятся в центре внимания Д. п.

См. также Общие системы, Мотивация, Теории личности, Намеренное поведение, Телеологическая психология

Л. А. Первин

Дисперсионный анализ (analysis of variance)

Дисперсионный анализ (ДА), в том смысле как он обычно понимается и широко используется в качестве статистического метода, был развит в значительной мере Р. А. Фишером. Несмотря на то, что этот метод представляет собой анализ различных оценок изменчивости, его назначение — оценка различий групповых средних. Он делает возможным статистический анализ воздействия факторов и их комбинаций на зависимую переменную или, на статистическом языке, главных эффектов и эффектов взаимодействия (определения этих терминов см. в статье Факторные планы).

Чтобы проиллюстрировать логику ДА, рассмотрим простой план эксперимента, включающий одну независимую переменную (или фактор А) и, скажем, 3 группы испытуемых. Целью такого плана обычно яв-ся выяснение того, изменяется ли зависимая переменная как функция фактора А. Однако из-за случайной изменчивости (например, индивидуальных различий, ошибки измерения) мы вряд ли ожидаем, что во всех группах средние показатели будут совершенно одинаковыми, даже если фактор А не оказал никакого воздействия на испытуемых. ДА позволяет нам проверить нулевую гипотезу об отсутствии действительных эффектов данного фактора — и тогда различия в показателях вызваны исключительно случайной изменчивостью.

Предполагая, что нулевая гипотеза верна, можно получить две разные оценки дисперсии генеральной совокупности. Одна из этих оценок вычисляется на основе изменчивости групповых средних, а другая — на основе дисперсии показателей внутри каждой включенной в план группы.

Если нулевая гипотеза и в самом деле верна, то обе оценки яв-ся, по существу, оценками одной и той же генеральной дисперсии. Как следствие, эти оценки будут иметь одинаковую величину, за исключением случайной изменчивости, а их отношение будет иметь известное теоретическое распределение (F-pacпределение, названное в честь Фишера).

Если нулевая гипотезе не верна, то наши выборочные оценки не яв-ся оценками дисперсии одной и той же генеральной совокупности, т. к. на первую будут влиять любые реальные эффекты фактора, а на вторую — нет. В этом случае отношение первой оценки (межгрупповой дисперсии) ко второй (внутригрупповой дисперсии) имеет тенденцию быть больше, чем можно было ожидать, если бы это отношение действительно подчинялось F-pacпределению. Если оно достаточно велико, то нулевая гипотеза может быть отвергнута.

См. также Ковариационный анализ, Статистика в психологии

А. Д. Велл

Диспозициональные наборы (dispositional sets)

Каждого чел. можно рассматривать с т. зр. обладания им определенным набором базовых личностных черт, к-рые объединяются в кластеры, наз. «диспозициональными наборами». В повседневной жизни мы склонны классифицировать людей, используя для этого к.-н. единичную характеристику, например, «дружелюбный», «добрый», «посредственный», «общительный» и т. д., и обычно такие единичные характеристики позволяют слушающему составить себе довольно сносное представление о чел. в целом. Попытки выделить универсальный набор таких характеристик или концепцию личности, опираясь при этом на определенные систематические принципы, предпринимались многими людьми. Существуют два основных способа достижения этого: первый — клинический (интуитивный), опытный, а второй — математический, обычно реализуемый средствами факторного анализа.

Обзор математических попыток, опирающихся на факторно-аналитические исслед., показывает низкую степень согласия между исследователями. Френч обнаружил в результате анализа 70 факторно-аналитических исслед., что аспектам личности было дано не менее 450 названий факторов; когда он попытался их объединить, то в конечном итоге получилось 50 общих факторов — гораздо больше, чем в любом из этих оригинальных исслед. Э. Ф. Богатта, предпринявший более или менее сходную попытку, выделил лишь 5: ответственный (responsible), напористый (assertive), эмоциональный (emotional), разумный (intelligent) и коммуникабельный (sociable). P. Корсини, разработавший инструмент для измерения личности — «Чикагский набор для Q-сортировки» (Chicago Q sort), получил 7 факторов: стиль жизни (интровертированный / экстравертированный), интеллект, эмоциональная устойчивость, доминирование, активность, социальная сензитивность и настроение.

Как бы ни рассматривать сложившуюся ситуацию, не существует надежных факторов, которые бы можно было выделить на основе работ отдельных специалистов по факторному анализу или разработчиков тестов. Однако несколько иная картина вырисовывается, когда мы обращаемся к работам философов и клиницистов; если сделать поправку на языковые различия, мы обнаружим у них поразительную степень согласия.

Обратившись к типологиям Гиппократа, А. Адлера, К. Хорни, К. Левина и У. Шелдона, можно заметить, что Хорни, Шелдон и Левин говорят о 3 факторах, тогда как двое остальных — о 4. Трудно усомниться в том, что эти исследователи пришли к взаимному согласию.

Их позиции удобнее всего проиллюстрировать, воспользовавшись треугольником Хорни, так как представляется, что она наиболее четко очертила эти аспекты личности.

Вершина треугольника теперь называется Согласие (accord) и подразумевает попытку людей ладить с другими. Чел., «принадлежащий» к этому углу, может быть личностью, расположенной к сотрудничеству, но также и зависимой. Нижний левый угол обозначен термином Конфликт (conflict) и представляет людей, которые идут против окружающих. Правый нижний угол называется Уклонение (evasion). Четвертым аспектом, который, вероятно, лучше всего расположить в центре этого треугольника, яв-ся Нейтральная позиция (neutral). Например, если чел. не находится ни в согласии с другими, ни в конфликте, и не уклоняется от взаимодействия, следовательно он занимает нейтральную или, возможно, безразличную позицию.

См. также Принятие роли

Н. Кефир

Дисциплина в классе (classroom discipline)

Существуют значительные разногласия по поводу того, что понимать под Д. в к. Обычно ее определяют как участие родителей, учителей и учеников в процессе формирования у последних самоконтроля, волевых черт характера, самоуважения, уважения к другим и подчинения правилам. Дисциплина должна быть позитивной и конструктивной, а не негативной, не связанной с наказанием, хотя наказание может применяться в дисциплинарном процессе. В качестве синонима поддержания Д. в к. часто используют термин «управление классом» (classroom management). К управлению классом относятся все действия и взаимодействия, планируемые или спонтанные, к-рые осуществляются учителем в классной комнате. В последние годы отмечалось усиление интереса к различным подходам в управлении классом.

Возрастающая обеспокоенность низкой дисциплиной в сочетании с широким распространением др. связанных с дисциплиной школьных проблем, таких как насилие, вандализм и преступность, заставляет учителей уделять все большее внимание этой проблеме, к-рую до недавних пор педагоги-теоретики обходили стороной. Проведенные на сегодняшний день исслед. указывают на то, что дисциплина зависит от множества факторов, и что родители, учителя и администраторы по-разному понимают ее причины.

См. также Классная динамика, Ободрение, Школьная адаптация

Л. В. Парадайз

Дифференциальная психология (differential psychology)

Д. п. занимается изучением характера и истоков индивидуальных и групповых различий в поведении. Измерение таких различий породило громадный объем описательных данных, к-рые сами по себе представляют большой научный и практ. интерес. Более существенно, однако, что Д. п. представляет собой единственный в своем роде путь к пониманию поведения, ибо отличающий ее подход состоит в сравнительном анализе поведения при различных биолог. и средовых условиях. Соотнося наблюдаемые поведенческие различия с известными сопутствующими обстоятельствами, можно изучать относительный вклад различных переменных в развитие поведения.

Как самостоятельная область психол. науки Д. п. начала оформляться в последней четверти XIX в. Большой вклад в исслед. индивидуальных различий внес Фрэнсис Гальтон, создав тесты для измерения сенсомоторных и др. простых функций, собрав обширные данные в разнообразных условиях тестирования и разработав статистические методы для анализа такого рода данных. Американский психолог Джеймс Маккин Кеттелл, ученик Вильгельма Вундта, продолжил начатую Гальтоном разраб. тестов и применил дифференциальный подход в экспериментальной психологии, начавшей оформляться в самостоятельную область психол. науки.

Первое систематическое описание целей, сферы интересов и методов психологии индивидуальных различий — статья Альфреда Бине и Виктора Анри «Индивидуальная психология» (La psychologic individuelle) появилось в 1895 г. Более полное раскрытие релевантных тем и краткое изложение накопленных к этому времени данных было сделано в работе Уильяма Штерна, опубликованной в 1900 г. Термин дифференциальная психология, впервые появившийся как подзаголовок его книги, в дальнейшем, при ее переиздании, был включен в название, которое звучало как «Методологические основы дифференциальной психологии» (Die differentielle psychologie in ihren methodischen grundlagen). Дальнейший прогресс в изучении индивидуальных и групповых различий тесно связан с развитием психол. тестирования, а также с достижениями в смежных областях, особенно в генетике, психологии развития и кросс-культурной психологии, которые внесли существенный вклад в разработку методологии, накопление фактов и развитие понятий Д. п.

Диапазон и распределение индивидуальных различий

Индивидуальные различия в поведенческих характеристиках присущи не только людям, но и всем представителям животного мира. Результаты изучения поведения различных животных — от одноклеточных организмов до человекообразных обезьян — свидетельствуют о том, что разные особи значительно отличаются друг от друга как по способности к научению, так и в том, что касается мотивации, эмоциональности и других поддающихся, измерению отличительных особенностей. Эти различия столь велики, что частичное перекрытие распределений индивидуальных результатов наблюдается даже при сравнении далеко отстоящих друг от друга биолог. видов.

Хотя в расхожих описаниях людей часто помещают в четко различающиеся категории, напр. делят их на сообразительных и тупых, возбудимых и спокойных, фактическое измерение любой психол. черты обнаруживает сильную вариацию индивидов вдоль непрерывной шкалы. Распределения измерений большинства черт приближаются к колоколообразной нормальной кривой распределения вероятностей, с наибольшим скоплением случаев около центра диапазона вариации и постепенным уменьшением числа случаев по мере приближения к его краям. Впервые выведенная математиками в их исслед. по теории вероятностей, нормальная кривая получается всякий раз, когда на измеряемую переменную действует большее количество независимых и имеющих одинаковый вес факторов. Вследствие огромного количества наследственных и средовых факторов, вносящих вклад в развитие большинства психол. черт, нормальная кривая обычно признается в качестве наиболее подходящей модели распределения черт, а психол. тесты, как правило, конструируются т. о., чтобы соответствовать этой модели.

Наследственность и среда

Понятия

Истоки индивидуальных различий в поведенческих характеристиках нужно искать в бесчисленных взаимодействиях наследственности и среды на протяжении всей жизни чел. Наследственность каждого чел. состоит из генов, полученных от обоих родителей в момент зачатия. Гены представляют собой соединения сложных хим. веществ, передаваемые по наследству в хромосомах яйцеклетки и сперматозоида, кот. соединяются, чтобы образовать новый организм. Если в одном из этих генов возникает хим. недостаточность или несбалансированность, следствием может стать появление дефективного организма с физической патологией и глубокой умственной отсталостью (как в случае фенилкетонурии). Однако, за исключением подобных патологических случаев, наследственность устанавливает широкие пределы для развития поведения, и эти пределы у чел. значительно шире, чем у находящихся ниже на эволюционной лестнице видов. Чего именно достигнет чел. в отведенных ему пределах — зависит от среды, в к-рой он живет.

Среда представляет собой всю совокупность стимулов, воздействующих на индивидуум от момента зачатия до смерти, начиная от воздуха и пищи и кончая интеллектуальным и эмоциональным климатом в семье и ближайшем окружении, а также убеждениями и аттитюдами тех, с кем индивидуум тесно общается. Средовые факторы начинают оказывать действие еще до рождения индивидуума. Неполноценное питание, токсичные вещества и прочие пренатальные средовые факторы оказывают глубокое влияние как на физ., так и на умственное развитие, и последствия этого влияния сказываются в течение продолжительного периода времени. Такие термины, как врожденный (inborn), прирожденный (innate) и присущий от рождения (congenital), нередко используются не по назначению теми, кто придерживается неверной т. зр., будто все, с чем индивидуум рождается, получено им по наследству от родителей. Второе распространенное заблуждение заключается в смешении наследственных и органических состояний. Например, об умственной отсталости, являющейся следствием повреждения мозга на ранних этапах развития, вполне можно сказать, что она имеет не наследственное, а органическое происхождение.

Методология

Многочисленные методы, используемые для изучения влияния наследственности и среды на развитие поведения, можно разбить на 3 группы в соответствии с тремя основными подходами: отбирающее выведение (selective breeding), контроль опыта (experiential control) и статистическое исследование семейного сходства (statistical studies of family resemblances). Отбирающее выведение для получения определенных поведенческих характеристик было успешно применено к неск. биолог. видам. Так, была доказана возможность выведения от одной исходной группы двух линий крыс, хорошо и плохо научающихся проходить лабиринт (т. е., условно говоря, «умных» и «тупых» соответственно). Однако эти линии не отличались друг от друга по уровню общей обучаемости, поскольку оказалось, что и «умные», и «тупые» крысы одинаково хорошо справлялись с др. задачами на научение. Еще одно исслед. этих специально выведенных линий снабдило нас ясным примером взаимодействия наследственности и среды. Когда крыс выращивали в ограничивающих условиях, особи из обеих линий столь же плохо научались проходить лабиринт, как и генетически «тупые» крысы, выращенные в естественной среде. Напротив, обогащенная среда, обеспечивающая многообразие стимулов и возможностей для двигательной активности, улучшала научение особей из «тупой» линии, и обе группы теперь проходили лабиринт примерно на уровне достижений «умных» крыс в естественной обстановке.

В дальнейшем эксперименты по отбирающему выведению были распространены как на другие биологические виды, так и на другие типы поведения. Особое значение имела разработка методик для определения индивидуальных различий в поведении таких организмов, как плодовые мушки Drosophilae. Это дало возможность извлечь немалые выгоды из массы доступной генетической информации о морфологии дрозофилы, а тж из таких важных преимуществ плодовых мушек, как быстрая смена поколений и многочисленное потомство. В результате были выведены две линии плодовых мушек: дрозофилы, к-рые летели на свет, и дрозофилы, улетавшие прочь от источника света.

Второй подход к изучению наследственности и среды имеет дело с поведенческими эффектами систематических, контролируемых изменений опыта. Экспериментальные исслед. данного вопроса связаны либо со специальным обучением, либо с блокированием нормального выполнения конкретной функции. Этот метод часто использовался в опытах с животными для изучения широкого круга поведения, начиная от плавания головастиков и пения птиц и кончая половым поведением и заботой о потомстве. Значимые эффекты таких контролируемых манипуляций опытом были обнаружены почти для всех типов поведения, включ. перцептивные, моторные, эмоциональные и соц. реакции, а тж научение. Благодаря таким экспериментам удалось установить, что действия, к-рые прежде считались исключительно «инстинктивными», не требующими никакого научения, напр. строительство гнезда и чистка шерсти у детенышей крысами, зависят от предшествующего опыта животных. Даже тогда, когда у животного нет возможности научиться какому-то конкретному действию, интересующему исследователя, на его поведение может повлиять исполнение иных, связанных с ним функций.

При проведении исслед. на младенцах и маленьких детях в одной группе экспериментов использовался метод парного близнецового контроля (method of co-twin control), суть к-рого заключается в том, что одного из двух идентичных близнецов активно обучают чему-то, напр. карабкаться по лестнице, а второй играет роль «контрольной группы». Большинство результатов свидетельствует о том, что если обучение начато в тот момент, когда ребенок физически готов к нему, он прогрессирует быстрее, чем в тех случаях, когда обучение начато преждевременно. В др. исслед. сравнивались дети, воспитывавшиеся в ограниченной среде, напр. в сиротских приютах, и дети, растущие в более стимулирующей среде. Было установлено, что разительные различия между ними зависели от объема общения со взрослыми, степени физ. стимуляции и наличия возможностей для двигательной активности. Есть, однако, свидетельства в пользу того, что соответствующие образовательные программы, особенно если дети начинают заниматься по ним в раннем возрасте, могут нейтрализовать отрицательное воздействие подобной обедненной среды на интеллектуальное развитие.

Третий основной подход базируется на статистическом анализе семейного сходства. Была исследована степень сходства в выполнении тестов способностей и личностных тестов родителями и детьми, сиблингами, а тж монозиготными и дизиготными близнецами. В общем, чем теснее наследственная связь, тем более сходными оказываются показатели тестов. По большинству тестов интеллекта, напр., корреляции монозиготных близнецов приближаются к 0,90, являясь почти столь же высокими, как корреляции между показателями первичного и вторичного тестирования одних и тех же лиц. Корреляции дизиготных близнецов группируются около 0,70, а корреляции сиблингов — около 0,50, так же, как корреляции между родителями и детьми. Следует, однако, отметить, что семья — не только биолог., но и культурная общность. В целом, чем теснее два человека связаны родственными узами, тем более сходными будут их условия жизни и степень их влияния друг на друга. Специальные исслед. приемных детей и идентичных близнецов, воспитываемых порознь, позволяют провести раздельную оценку вкладов наследственности и среды, однако отсутствие в них контроля некоторых условий не позволяет сделать окончательных выводов.

Природа интеллекта

Структура

Интеллект чаще всего отождествлялся с коэффициентом интеллекта — IQ, полученным по стандартизованному тесту интеллекта. Такие тесты отражают — по крайней мере отчасти — концепцию интеллекта, сложившуюся в той культуре, в которой они разрабатываются. Начало современному тестированию интеллекта было положено Альфредом Бине, разработавшим тест для выявления среди школьников умственно отсталых детей. Критериями валидизации тестов интеллекта нередко служили такие академические критерии, как школьные отметки, учительские рейтинги учеников по интеллекту, данные переводных и выпускных экзаменов, а также уровень образования. По содержанию большинство тестов интеллекта являются преимущественно вербальными, с той или иной степенью охвата арифметических навыков и количественных рассуждений. Однако разные тесты интеллекта могут выборочно оценивать несколько различающиеся сочетания способностей. Неречевые тесты и тесты действия, например, часто предъявляют более высокие требования к оперированию пространственными представлениями, к скорости и точности перцепции, а также к невербальному рассуждению, чем обычные вербальные тесты.

По мере возрастания участия психологов в профориентационном консультировании и в отборе персонала для различных организаций пришло осознание потребности в дополнительных тестах для измерения способностей, не охватываемых традиционными тестами интеллекта. В результате были разработаны так называемые тесты специальных способностей для отбора людей, способных работать клерками, механиками, а также обладающих др. способностями, полезными с т. зр. ряда специальностей. Одновременно с этим проводились фундаментальные исслед. природы интеллекта методами факторного анализа. По существу, эти методы заключаются в статистическом анализе интеркорреляций между показателями тестов в целях определения наименьшего числа независимых факторов, к-рыми можно объяснить данные интеркорреляции. К способностям, или факторам, выявленным подобным образом, относятся вербальное понимание, беглость речи, арифметические навыки, количественное рассуждение, перцептивная скорость, оперирование пространственными образами и понимание механических закономерностей. Сами функции, измеряемые тестами интеллекта, посредством факторного анализа были разделены на относительно не зависимые друг от друга вербальные и числовые способности. Эти способности — в сочетании с теми, которые лежат в основе тестов специальных способностей, — позволяют в настоящее время создать более полную картину чел. способностей. Некоторые из них включены в то, что обычно называют комплексными батареями способностей.

С др. стороны, неуклонно возрастающий массив данных кросс-культурных исслед. свидетельствует о том, что в разных культурах под интеллектом могут пониматься разные качества чел. И составляющие интеллект качества, и относительный уровень развития этих качества отражают требования и условные подкрепления со стороны культуры, в к рой чел. функционирует. Проведенные в современных дописьменных культурах исслед. показывают, что те представители этих культур, к-рые испытали на себе заметное влияние европейского образования, более склонны реагировать на задания теста, опираясь на абстрактные понятия, и менее зависимы от контекста, чем их ровесники, получившие традиционное воспитание. С кросс-культурных позиций, доступные в настоящее время тесты интеллекта могут быть наиболее верно охарактеризованы как средства измерения академического интеллекта или способности к обучению. Эти умения и навыки представляют лишь ограниченную часть интеллекта, но ту его часть, к-рая находит широкое применение и чрезвычайно востребована в современных, промышленно развитых об-вах. В таких об-вах академический интеллект значимо коррелирует не только с учеб. достижениями, но и с достижениями в большинстве профессий и в др. важных сферах общественной деятельности.

Интеллектуальные функции, выявляемые традиционными тестами интеллекта, исследовались тж когнитивными психологами в рамках изучения процессов обработки информации и машинного моделирования человеческого мышления. Хотя эти исслед. находятся только на начальной стадии, они вносят свой вклад в понимание того, что именно измеряют тесты интеллекта, потому что в центре их внимания находится сам процесс решения задач, а не его конечный результат. Что делает тестируемый, отвечая на вопросы теста? Анализируя выполнение интеллектуального теста с т. зр. составных элементарных процессов, можно в конечном счете способствовать выявлению источников сильных и слабых сторон интеллекта каждого человека. Подобный анализ способен усилить диагностическую функцию тестов и облегчить разработку индивидуальных обучающих программ, отвечающих потребностям конкретного человека.

Развитие на протяжении жизни

Лонгитюдные исслед. возрастных изменений уровня выполнения традиционных тестов интеллекта обнаруживают его медленное повышение в младенчестве, сменяемое в детстве более быстрым прогрессом, продолжающимся до наступления зрелости, когда начинается постепенное снижение показателей. Следует, однако, отметить, что на разных этапах развития чел. уровень его интеллекта оценивается по разному набору свойств: IQ младенцев определяется преимущественно по уровню их сенсомоторного развития, a IQ детей — по уровню развития вербальной и др. абстрактных функций. В период обязательного школьного обучения содержание тестов интеллекта близко отображает то, что изучается в школах. В дальнейшем возможны ситуации, при к-рых изменяющиеся паттерны интеллектуального развития индивидуума, связанные с повышением образовательного уровня и приобретением определенной специальности, не выявляются с помощью широко применяемых тестов интеллекта: для этого может потребоваться более широкий спектр тестов и иных оценочных процедур.

Средний уровень выполнения традиционных тестов интеллекта обнаруживает непрерывное повышение с возрастом вплоть до третьего десятилетия жизни. Среди групп с высокими тестовыми показателями, в первую очередь это относится к выпускникам колледжей и к людям, занятым умственным трудом, такое повышение может происходить на протяжении всей жизни. В выборках лиц, показатели к-рых приближаются к среднему для популяции, тенденция к снижению тестируемых способностей проявляется после достижения ими 30-летнего возраста, причем наибольший спад отмечается при выполнении задач на скорость, зрительное восприятие и установление абстрактных пространственных отношений. В исслед. методом поперечных срезов, где используются разные выборки на разных возрастных уровнях, возрастные различия, по всей вероятности, смешиваются с культурными изменениями в популяции, поскольку разные возрастные группы отличаются тж и по уровню образования и другим изменяющимся условиям жизни. Хорошо спланированные лонгитюдные исслед. взрослых показывают, что снижение показателей тестов интеллекта, приписываемое возрасту, значительно меньше тех различий, которые связывают с происходящими со временем образовательными и культурными изменениями.

Интеллектуальные девианты

Умственно отсталые и одаренные люди представляют нижний и верхний края распределения интеллекта. Поскольку это распределение является непрерывным, между этими группами и статистической нормой нет четких границ. На основе выполнения теста интеллекта умственная отсталость обычно отождествляется с IQ ниже 70, представленного примерно 2—3% всего населения. Решения по поводу окончательного диагноза и возможного лечения для каждого конкретного случая основываются не только на величине IQ, но на всестороннем изучении интеллектуального развития индивидуума, истории его обучения, соц. компетентности, физ. состояния и ситуации в семье. Хотя немногие редкие формы умственной отсталости являются следствием дефектных генов, подавляющее большинство случаев вызвано воздействием средовых условий до или после рождения, оказывающих неблагоприятное физ. и психол. влияние.

Располагающихся на противоположном полюсе шкалы интеллектуально одаренных людей изучали с помощью различных процедур и с различных т. зр. Одно крупное лонгитюдное исслед. было выполнено в Стэнфордском ун-те Льюисом М. Тёрменом и его коллегами. В этом исслед. приняли участие 1000 детей, IQ которых по шкале Стэнфорд-Бине был равен не менее 140; дети были тщательно обследованы, и в дальнейшем обследование проводилось на нескольких этапах жизни. Столь высокий IQ имеет чуть больше 1% населения. Результаты Стэнфордского исслед., подтвержденные и работами др. ученых, показали, что одаренный ребенок, как правило, успешно учится в школе, здоров, эмоционально устойчив и имеет разнообразные интересы. Достигая зрелости, эти дети в целом сохраняют свое превосходство и во взрослых занятиях.

Благодаря исслед. одаренности понятие интеллекта было расширено, чтобы включить в него ряд творческих способностей, в частности, идеаторную беглость и оригинальность. Установлено, что в творческих достижениях важную роль играют мотивация, интересы и др. личностные переменные, а тж психол. климат той среды, в к-рой индивидуум вырос и в к-рой он, став взрослым, работает.

Групповые различия

Половые различия

Изучение любых групповых различий в поведенческих характеристиках ставит перед исслед. ряд проблем, связанных как с методологией, так и с интерпретацией полученных рез-тов. При проведении групповых сравнений индивидуальные различия внутри каждой группы оказались гораздо больше средних различий между группами. Распределения различных групп в значительной степени перекрываются. Даже когда имеются большие, статистически значимые различия между средними показателями двух групп, в группе с низкими показателями всегда можно найти таких людей, которые по своим показателям превосходят членов группы с высокими показателями. Из этого следует, что групповая принадлежность индивидуума не может служить надежным индикатором его положения в распределении психол. черт.

Вторая проблема возникает в связи с использованием нерепрезентативных выборок, в которых выборочные факторы могли действовать по-разному в исследуемых популяциях. Напр., поскольку, как показывает практика, мальчики бросают школу чаще, чем девочки, сравнение показателей интеллектуального теста учеников и учениц старших классов покажет различие средних в пользу мальчиков. Однако это различие, скорее всего, исчезло бы, если бы мы могли включить в группу мальчиков тех, кто в свое время ушел из школы, поскольку их показатели имеют тенденцию группироваться в области нижнего края распределения. Аналогичная по смыслу, но противоположная по направлению ошибка интерпретации иллюстрируется данными обследований умственно отсталых лиц, помещенных в стационары, среди к-рых, согласно опубликованным отчетам, в целом больше мужчин. Хотя поначалу эти выводы были восприняты как доказательство того, что среди мужчин больше умственно отсталых, чем среди женщин, позднее истоки таких данных были прослежены до принципов отборочных процедур (selective admission policies). В силу различных соц. и экономических причин умственно отсталые женщины чаще остаются жить в общине (community), чем мужчины с тем же интеллектуальным уровнем.

Использование в групповых сравнениях суммарных показателей по тестам интеллекта тж может привести к неверным выводам. При разработке ряда тестов, таких как шкала Стэнфорд-Бине, половые различия исключались путем отбрасывания или уравновешивания заданий, к-рые легче было выполнить лицам мужского либо женского пола. Даже когда разработчики тестов не придерживались этой практики при отборе заданий, суммарный показатель по разнородному тесту может замаскировать существующие групповые различия в специальных способностях.

Обзоры психол. тестов показали значимые различия средних показателей между полами по ряду способностей и черт личности. Женщины как группа превосходят мужчин в ловкости пальцев, скорости и точности восприятия, беглости речи, а также в выполнении других заданий, связанных с механикой речи (mechanics of language) и механической памятью на разного рода содержание. Мужчины превосходят женщин в скорости и координации грубых телесных движений, пространственной ориентации, понимании механических закономерностей и мат. рассуждении. Среди различий в чертах личности одним из наиболее убедительно доказанных различий яв-ся большая агрессивность представителей мужского пола. Это различие проявляется в раннем возрасте и обнаруживается во всех культурных группах. Выявлено оно и у животных, в первую очередь у человекообразных обезьян и большинства др. млекопитающих. В ряде исслед. сообщалось о более сильной потребности в достижении у лиц мужского пола, однако впоследствии было доказано, что это различие зависит от условий, в к-рых оценивается мотивация достижения: не исключено, что рез-ты отчасти отражают то, в какой степени условия являются проблемно- или субъектно-ориентированным. Существуют веские доказательства в пользу большей соц. направленности женщин и их большей потребности в соц. одобрении; женщины тж менее уверены в себе, чем мужчины, и обнаруживают более высокий уровень тревожности в разных ситуациях.

Большинство исслед. половых различий снабжают нас только описательными данными о существующих в рамках данной культуры различиях. Их истоки нужно искать в сложных взаимодействиях биолог. и культурных факторов. С биолог. т. зр., различные роли, к-рые мужчины и женщины исполняют в репродуктивной функции, безусловно способствуют половой дифференциации психол. развития. Материнские функции, отведенные природой женщине, включая длительный период вынашивания и вскармливания младенца, оказывают огромное влияние на половые различия в интересах, аттитюдах, эмоциональных чертах, профессиональных целях и достижениях. Половые различия в агрессивности связаны с большими размерами тела, большей мышечной силой и физ. выносливостью мужчин. Существуют тж веские экспериментальные доказательства связи агрессивного поведения с уровнем половых гормонов. Др. важное половое различие можно обнаружить в акселерации возрастного развития девочек. Девочки не только достигают пубертата раньше, чем мальчики, но на протяжении всего детства они по всем физ. характеристикам оказываются ближе к своему взрослому телосложению. В младенчестве акселерация возрастного развития девочек может быть важным фактором, определяющим более быстрое овладение языком, и может дать им преимущество в вербальном развитии в целом.

Нетрудно проиллюстрировать и вклад культуры в половые различия. В большинстве обществ мальчики и девочки, хоть и живут в одном доме, в действительности растут в разных субкультурах. И родители, и др. взрослые, и сверстники — все во мн. случаях относятся к ним по-разному. Личности матери и отца сами по себе оказывают большое влияние на формирование у ребенка представлений о половых ролях и о том, чего ждет от мужчин и женщин определенная культура. Весьма вероятно, что полоролевые стереотипы влияют на половую дифференциацию мотивации, интересов и аттитюдов. Есть данные, частично подтверждающие, что выполнение когнитивных заданий, таких как решение задач и тестов достижений по чтению и арифметике, значимо связано со степенью полоролевой идентификации индивидуума и его собственной оценкой приемлемости для своего пола различных занятий. Большинство описательных данных, касающихся половых различий в психол. чертах, было собрано в США и в западноевропейских странах до начала соврем. феминистского движения. Изменения в образовательной, профессиональной и общественной сферах, произошедшие под влиянием этого движения, могут отразиться на относительном развитии лиц мужского и женского пола как в когнитивной области, так и в других областях.

Расовые и культурные различия

Раса — это биолог. понятие, относящееся к подразделениям вида. Оно соответствует таким классиф., как порода, племя или линия у животных. Челов. расы образуются тогда, когда группа людей становится относительно изолированной благодаря действию географических или соц. барьеров, в результате чего спаривание внутри группы становится более частым явлением, нежели спаривание членов группы с «чужаками». Должно смениться много поколений, прежде чем начавшийся т. о. процесс приведет к образованию популяций, различающихся относительной частотой определенных генов. Однако поскольку эти различия относительны, а не абсолютны, любая расовая группа обнаруживает некоторую вариацию в наследственных расовых характеристиках и частично пересекается с др. популяциями по таким характеристикам. По этой причине понятие расы, в строгом смысле слова, применимо к популяциям и не применимо к отдельным людям.

Когда людей классифицируют по таким категориям, как социоэкономический уровень, национальность, или этническая идентичность, часто обнаруживаются значимые групповые различия в практиках воспитания детей, сексуальном поведении, эмоциональных реакциях, интересах и аттитюдах, а тж в выполнении многих тестов способностей. Во всех таких сравнениях направление и степень различия между группами зависит от конкретной черты, интересующей исследователей. Поскольку каждая культура (или субкультура) поощряет развитие своего собственного типичного паттерна способностей и черт личности, сравнения на основе таких глобальных мер, как IQ или общая эмоциональная адаптация, практ. лишены смысла.

Изоляция групп приводит как к культурной, так и к расовой дифференциации. Отсюда, трудно раздельно оценить вклад биолог. и культурных факторов в расовые различия по психол. чертам. В поисках ответа на этот вопрос тестируют «полукровок», детей от смешанных браков. Считалось, что если в силу генетических факторов одна раса более интеллектуальна, чем другая, интеллектуальные способности «полукровки» должны быть промежуточными. Однако, по общему мнению, эта гипотеза весьма сомнительна, поскольку предполагает абсолютную связь между генами, определяющими цвет кожи (или иные расовые признаки), и генами, определяющими интеллект. При неполной связи корреляция между расовыми признаками и интеллектом исчезнет через неск. поколений, если будут продолжаться смешанные браки. Интерпретация рез-тов еще более осложняется тем обстоятельством, что смешивание рас обычно является выбираемым в рамках одной или обеих рас, а тж тем, что «полукровки» имеют тенденцию к ассимиляции в той культуре, к к рой принадлежит большинство населения. В группах, к-рые яв-ся довольно однородными по своей ассимиляции культурой большинства, и в к-рых люди относились к определенным расам скорее по документам, составленным со слов их родителей, нежели по их внешности, корреляция между тестовыми показателями и степенью расового смешивания была пренебрежимо мала.

Др. подход представлен изучением происходящих с возрастом изменений в сравнительном выполнении тестов расовыми группами. Напр., в США изучение чернокожих младенцев и детей дошкольного возраста либо вовсе не выявило у них отставания в умственном развитии, либо выявило лишь незначительное отставание от норм для детей белого населения. Однако тестирование школьников, проведенное в тех же регионах и в то же самое время, обнаружило заметную разницу в средних показателях, к-рая с годами увеличивалась. Эти рез-ты аналогичны данным, к-рые были получены и для других групп детей, росших в ограниченной образовательной и культурной среде. В данном случае возрастное снижение интеллекта было приписано кумулятивным эффектам ограничений опыта детей и усиливающемуся несоответствию обедненной среды расширяющимся интеллектуальным потребностям растущего ребенка. Рассматривая эту проблему с более широкой т. зр., можно сказать, что такое возрастное снижение показателей относительно тестовых норм происходит в тех случаях, когда тест оценивает когнитивные функции, развитие к-рых не стимулируется в конкретной культуре или субкультуре.

Третий подход заключается в сравнении выборок представителей одной и той же расы, выросших в разных условиях. Как правило, подобные исслед. выявляют большие различия в выполнении теста между подгруппами одной и той же расы, живущими в разных условиях, чем между разными расовыми группами, живущими в более сопоставимых условиях. То, что региональные различия, выявленные в пределах одной и той же расовой популяции, связаны скорее с культурными особенностями этих регионов, нежели с избирательной миграцией, было доказано в нескольких исслед.

Исслед. т. н. уравненных групп (equated groups) разных рас обычно показывают существенное сокращение различий средних значений IQ, хотя нек-рая разница все же остается. Проведение подобных исслед. связано с рядом трудностей методологического характера. Одна из них заключается в статистической регрессии к среднему, к-рая проявляется всякий раз, когда эксперим. план с попарным уравниванием выборок (matched-sample experimental design) применяется в исслед. популяций, различающихся по уравнивающей переменной (equating variable), напр. по социоэкономическому уровню. В результате этого обнаруживаемые при сравнении подобранных выборок различия средних показателей, напр. IQ, представляют собой всего лишь статистический артефакт процедуры отбора. Др. трудность связана с использованием очень широких категорий для классиф. таких переменных, как социоэкономический или образовательный уровни. Когда имеешь дело со столь крупными категориями, всегда есть вероятность того, что индивиды из одной популяции сгруппируются на нижнем уровне внутри каждой категории, а индивиды из др. популяции — на верхнем уровне той же категории, даже если отбор производился т. о., чтобы суммарное число индивидов во всех категориях было одинаковым.

Аналогичная трудность возникает и при использовании таких традиционных уравнивающих переменных, как профессия и образование родителей, ибо связь этих переменных с психол. развитием ребенка может быть весьма косвенной и отдаленной. Все более заметной становится тенденция к созданию шкал домашней среды (home enviroment scales), к-рые более детализированы и имеют более непосредственное отношение к развитию надежно определяемых свойств, таких как способность к обучению. Использование подобных шкал для сравнительного изучения чернокожих и белых дошкольников и учащихся средних школ оказалось плодотворным: были получены доказательства зависимости групповых различий в интеллектуальном развитии от релевантных характеристик домашней среды.

Опираясь на накопленные к настоящему времени знания, с уверенностью можно сделать лишь неск. выводов. Во-первых, биолог. основа любых наблюдаемых психол. расовых различий до сих пор не установлена. Во-вторых, получено немало доказательств — как из сравнительного изучения рас, так и из др. исследований в области Д. н. — того, что роль культурных факторов в формировании поведенческих различий, преимущественно выявляется при изучении разных расовых групп. Наконец, в отношении всех психол. черт и качеств, диапазон индивидуальных различий внутри каждой расы значительно превышает различие средних показателей между расами.

Что же касается групповых различий вообще, можно сказать, что эмпирически установленные групповые различия превращаются в групповые стереотипы, если: 1) различия групповых средних приписываются всем без исключения членам группы; 2) наблюдаемые различия воспринимаются как жестко закрепленные, не поддающиеся изменению и передаваемые по наследству.

См. также Приемные дети, Генетика поведения, Одаренные и талантливые дети, Наследуемость, Интеллект человека, Индивидуальные различия, Психологическая оценка, Расовые различия, Половые различия

А. Анастази

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЯ И СТАТЬИ ПО ПСИХОЛОГИИ. БОЛЬШАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Ключевые слова этой страницы: психология, статьи, психологии, большая, психологическая, энциклопедия.

Скачать zip-архив: Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия - zip. Скачать mp3: Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Черная Магия. Решение сложных проблем...
» Гадание на растениях...
» Круги на полях. Что такое круги на поле? Знаки на пшеничных полях...
» Сонник как элемент познания самих себя...
» Практика, чтобы увидеть ауру...

Мантры

«Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психология и статьи по психологии. Большая психологическая Энциклопедия

эзотерика
психология, статьи, психологии, большая, психологическая, энциклопедия Стигматы
психология, статьи, психологии, большая, психологическая, энциклопедия эзотерика
магия