Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... большая, энциклопедия, психологии, психологический, словарь
Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь

Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь


Реклама на сайте:

большая, энциклопедия, психологии, психологический, словарь

Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь

» Лунный календарь. Лунные ритмы. Влияние Луны. Фазы Луны...
» КАМАСУТРА - искусство любви. Практика Камасутры...
» Практика, чтобы увидеть ауру...
» Манипура чакра. Строение, свойства, раскрытие...
» Психология любви. Что такое любовь?...

Астрал

Энергетическое лечение

большая, энциклопедия, психологии, психологический, словарь БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПО ПСИХОЛОГИИ. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

Потенциальное пространство (Potential Space)
Гипотетическое поле взаимной творческой активности матери и ребенка Так, мать вводит в обиход ребенка новый объект именно в тот момент, когда младенец способен не только использовать его для выражения своего субъективного переживания, но и одновременно «ухватить» и запомнить основные качества этого объекта. Пространство между ребенком и матерью является лишь потенциальной областью, поскольку ее доступность зависит от ухода за ребенком со стороны достаточно хорошей матери. Однажды возникшее и использованное, это пространство становится источником образования других потенциальных областей между ребенком и другими объектами. «Внутри» потенциального пространства осуществляется взаимодействие «внутреннего» и «внешнего»; сначала появляются переходные объекты, затем, в ходе дальнейшего развития и интернализации, реализуется способность к символической игре, материализуются творческое и эстетическое восприятие.

Понятие потенциального пространства используется в качестве модели в разных других областях  - эстетике, антропологии, литературе, драматургии и др.

Предшественник объекта (Precursor Object)
Неодушевленные объекты, предоставляемые матерью или являющиеся частью тела матери или ребенка, которые ребенок засовывает в рот и использует для своего утешения. Термин предшественник объекта предложен Винникоттом, однако детально описан Ренатой Гаддини (1978). В качестве таких объектов младенец может использовать свой язык, волосы, пальцы, руки, пустышку или бутылочку. Рената Гаддини выделила ранние «предшественники объекта для рта» (например, пустышка) и более поздние «предшественники объекта, связанные с кожным контактом и тактильными ощущениями» (например, плюшевый медвежонок). Последние предшественники объекта выполняют функции будущего переходного объекта. В процессе развития все три типа объектов последовательно сменяют друг друга. Нарушения формирования предшественников объекта сопровождаются ранними психосоматическими расстройствами, такими, как кишечные колики, детская астма и др. Это свидетельствует о том, что досимволическая сенсомоторная, соматопсихическая стадия, на протяжении которой используются предшественники объекта, определяет глубину патологических нарушений, центрирующихся вокруг специфических расстройств развития, включающих эти объекты.

См. переходный объект.

Рабочее Я (Working Ego)
Специфический атрибут работы каждого аналитика (Fliess, 1942). У хорошо обученного и тренированного аналитика рабочее Я достигает значительной степени развития и независимости, что позволяет ему справляться со всеми превратностями психоаналитической ситуации. Понятие рабочего Я имеет эвристическое значение при анализе деятельности каждого аналитика  - его психологии, развития, мотиваций,индивидуальных качеств и стиля работы, о также особенностей его автономных аналитических качеств. Рабочее Я сопоставимо с описываемым Исаковером «аналитическим инструментом» (Malcove, 1975), но не идентично ему. Последнее понятие не включает умения, приобретенные анализируемым человеком, хотя в определенной степени пациент пытается идентифицировать себя с некоторыми сторонами действующего рабочего Я аналитика.

Основными функциями рабочего Я являются: 1) равномерное распределение внимания, включая структурированную интроспекцию, умение наблюдать и выслушивать в соответствии с психоаналитическими правилами и принципами; 2) способность к кратковременной частичной регрессии роди достижения эмпатического восприятия, то есть способность перемещаться между первичным и вторичным процессами параллельно с пациентом; 3) интеграция в единую модель всех сведений о пациенте, полученных благодаря эмпатии и наблюдению, способствующая более глубокому пониманию анализируемого и обеспечивающая тактичную и своевременную интерпретацию. Наконец, рабочее Я действует в рамках терапевтического альянса, инициируя и способствуя распознанию и проработке переноса и сопротивления.

См. аналитический инструмент, перенос, проработка, сопротивление, терапевтический альянс, эмпатия.

ТЕОРИЯ ВЛЕЧЕНИЙ (ТЕОРИЯ ИНСТИНКТОВ) (INSTINCT THEORY)
Центральной гипотезой психоаналитических построений является положение об эндогенных источниках мотивации человеческого поведения. Такие источники были обозначены термином влечения, или инстинкты. По словам Фрейда (1915), влечения (инстинкты) представляют собой «...меру требований к работе психики вследствии ее связи с телом» (с. 122). В качестве главных побудителей поведения они отражают влияние врожденных, соматически обусловленных и характерных для всех людей биологических сил. Несмотря на то, что классификация влечений Фрейдом постоянно развивалась, неизменным всегда оставалась их полярность. Фрейд полагал, что всякая мотивация в конечном итоге сводима к двум противоположным всеобъемлющим тенденциям. Можно выделить три или четыре предложенные им классификации:

1) сексуальные влечения / влечения к самосохранению (влечения Я);

2) (а) объектная любовь / любовь к себе;

(б)сексуальные влечения / агрессивные влечения;

3) влечение к жизни / влечение к смерти. Хотя значение эндогенных источников мотивации поведения до сих пор остается краеугольным камнем психоаналитической психологии, многие аналитики выражают сомнение в эвристической ценности концепции инстинктов.

ТЕОРИЯ КЛЯЙН (KLEINIAN THEORY)
Мелани Кляйн  - одна из наиболее влиятельных фигур в мировом психоанализе, хотя ее работы в Соединенных Штатах менее известны, чем в Европе. Мелани Райцес, младшая из четырех детей, родилась в 1882 году в Вене. В 21 год вышла замуж за Артура Кляйна, родила троих детей. С 1910го по 1919й год семья жила в Будапеште. В пятилетнем возрасте Мелани Кляйн потеряло сестру, а вскоре и брата. «Эти утраты, усиленные гибелью ее старшего сына в катастрофе, повидимому, определили тот депрессивный фон, который просматривался в течение всей жизни Мелани Кляйн и способствовал ее чувствительности к депрессивной позиции» (Katz, 1985, с. 210), Хроническое депрессивное состояние привело ее к Ференци, у которого она лечилась. В 1921 году Кляйн разошлась с мужем и с двумя детьми переехала в Берлин. Брак был расторгнут лишь спустя два года. Аналитиком Кляйн стал Карл Абрахам, помогавший ей впоследствии в аналитической работе с детьми. Он умер в 1925 году, а в 1926м Мелани Кляйн по приглашению Эрнеста Джонса приехала в Лондон и здесь до своей кончины в 1960 году в возрасте 78 лет продолжала клинические и теоретические исследования.

Мелани Кляйн привлекали идеи Фрейда об объектах, чувстве вины, тревоге, фантазии и влечении к смерти, которые она переработало в теорию ранней агрессии. Направление, которое оно приняло, «делало акцент на исследовании развития в раннем возрасте, о также открыло путь к психоаналитической работе с психотиками» (Turkle, 1986). Игровая техника, разработанная ею для детей, «открыла богатство внутреннего мира ребенка, населенного как фантастическими частичными объектами, так и реальными людьми. Она вскрыло существование примитивных бессознательных фантазий, тревог и способов защиты. Достигнутое ею понимание ранних примитивных механизмов открыло путь к анализу пограничных больных и психотиков, успешно разрабатываемому ее сотрудниками и учениками» (Segal, 1986).

В процессе лечения детей Кляйн обнаружило, что пациенты переносят на аналитика не столько отношения к реальным, сколько к воображаемым, внутренним родителям. Поэтому она сделала акцент но значении ранних внутренних объектных отношений кок для нормального, ток и для патологического развития детей и взрослых. Она полагала, что формирование СверхЯ начинается значительно раньше, нежели обычно считалось. При этом образующиеся агрессивные побуждения могут способствовать развитию состояний, описанных Кляйн под названиями поранойяльношизоидной и депрессивной позиций, а также к маниакальным защитам от тревоги. Выявленные ею позиции представляли собой теоретический шаг вперед по сравнению с моделями онтогенеза инстинктивных влечений у Фрейда. Рассматривая концепцию стадийности развития, Кляйн сместила акценты в сторону взаимоотношений с объектом; постулированные ею позиции подразумевали смешение влечений, защитных проявлений и отношений с объектом, наблюдаемые в аффективно окрашенных сновидениях. И хотя паранойяльношизоидная и депрессивная позиции действительно отражают определенные фазы развития, термин «позиция» подразумевает прежде всего феномены "специфических сочетаний объектных отношений, тревоги и защиты, выявляемые на протяжении всей жизни индивида, о не только в течение определенных фаз развития. Депрессивная позиция при этом не вытесняет полностью паранойяльношизоидную; достижение полной интеграции здесь невозможно, поскольку защита от депрессивного конфликта, активизируя регрессию к паранойяльношизоидным феноменам, вынуждает индивида постоянно колебаться между ними двумя» (Segal, 1986, с. IX).

Формулировки Мелани Кляйн подвергались критике изза того, что, хотя они выражены теоретическими терминами, фактически они представляют собой смесь клинических и теоретических идей, которые, по мнению Кляйн, могли быть непосредственно применены в клинической работе. В частности, возражения касались утверждения Кляйн, согласно которому негативный перенос и агрессивнодеструктивные импульсы ребенка или взрослого пациента могут и, более того, должны проявляться непосредственно во время анализа, не подвергая при этом опасности развитие терапевтического альянса. Вызывают также возражения и следующие идеи Кляйн:

• Концепция врожденного влечения к смерти и то, что его ранней формой проявления является зависть.

• Приписывание новорожденному «врожденных» знаний.

• Чрезмерное внимание к интрапсихическому развитию в течение первого года жизни и относительное игнорирование дальнейшего развития Я и СверхЯ.

• Техники, применявшиеся ко всем уровням патологии, фокусируются почти без исключения на процессах переноса.

• Преждевременная глубинная интерпретация бессознательных фантазий в ущерб анализу характера.

• Представление об эквивалентности детских игр и свободных ассоциаций у взрослых.

Идеи Мелани Кляйн во многом соответствовали воззрениям Эрнеста Джонса и других членов Британского общество. В частности, это касалось положении о роли догенитальных и врожденных детерминант, противостоящих воздействиям внешнего стресса, о раннем развитии женской сексуальности, о также о роли агрессии в тревожных состояниях. Так называемая «кляйнианская группа», объединившаяся в Британском институте вокруг самой Кляйн, разрасталась. Однако ее теории о раннем развитии организованных фантазий и психических процессов стали вызывать много споров, особенно после того, как в Лондоне обосновалась Анна Фрейд, взгляды которой существенно отличались. Между двумя этими детскими аналитиками развернулось настоящее соперничество. И хотя в то время Британскому институту удалось избежать формального раскола, все же четкая демаркационная линия было определена, и группы распались на последователей Мелани Кляйн, Анны Фрейд и промежуточную, назвавшую себя «независимой». Дальнейшее развитие и утверждение идей Кляйн осуществлялось ее талантливыми учениками и сотрудниками. Влияние ее школы постепенно распространилось на страны Европы и Северной Америки. Ее идеи нашли отклик у многих пациентов, страдавших психотическими расстройствами и не находивших поддержки у аналитиков «некляйнионской» ориентации. Кроме того, Кляйн более скрупулезно прослеживала судьбу агрессивного влечения, чем другие психоаналитики, и своим подходом она призывала вернуться в глубины бессознательного, в глубинные примитивные влечения и психические механизмы, в противоположность абстракциям психологии Я. Однако под влиянием работ Хайнца Гартманна, Эрнста Криса, Рудольфа Лёвенштейна и Давида Рапапорта большее признание в США получила психология Я.

"Преданность своей работе в психоанализе была ее главной характерной чертой... Честолюбивая, в высшей степени интуитивная, отважная и правдивая, она была бескомпромиссна в работе и неистова в отстаивании ее... Это была сильная личность, практически у всех вызывавшая уважение» (Katz, 1985,c.214).

Внутренние объекты (Internal Objects)
Интрапсихические репрезентанты аспектов взаимоотношений с другими людьми. Фэйрбейрн и другие авторы использовали этот термин применительно к фантазиям об интернализации "плохого» (неприемлемого) образа кормящего человека для контроля над ним. В этом же смысле термин применялся Фрейдом и Абрахамом. Кляйнианцы, однако, использовали понятие внутреннего объекта в более узком и специфичном контексте  - для обозначения интернализации объектов, следующей за их первоначальным «открытием» или «созданием» через проективную идентификацию отдельных аспектов детской инстинктивной жизни. Например, жадность уступает место» внутреннему объекту, выражающему требовательность ребенка.

Согласно теории Кляйн, тревога, возникающая изза конфликта между влечением к жизни и влечением к смерти, существует с момента рождения. Оба влечения проецируются на материнскую грудь; влечение к смерти является причиной того, что грудь воспринимается в фантазии как преследующий объект. Но поскольку интроекция и проекция представляют собой непрерывный процесс, преследующий объект может также стать внутренним. В это же время, чтобы создать хороший объект, который удовлетворит инстинкт сохранения жизни и защитит от интернализированного преследующего объекта, младенец наделяет грудь либидинозными качествами, превращая ее тем самым в идеальный объект. Первичная активность фантазии проявляется в виде интроекции хорошего и проекции плохого объектов. В другой раз хороший объект может быть спроецирован, чтобы уберечь его от внутренней агрессии, тогда кок (см. выше) преследующий объект часто интроецируется, становясь внутренним плохим объектом.

Они могут представлять собой «скопление интернализированных объектов», взаимодействующих между собой и с Самостью. Они могут переноситься на аналитика и «влиять на аффективные состояния индивида и его внешние поведенческие реакции» (Greenberg & Mitchell, 1983, с. 10). Называемые также интроектами, они могут «пониматься как свободные антиципаторные образы того, что ожидается от людей в «реальном мире»; как находящиеся в тесной связи с опытом индивида, кто он есть; как преследователи... или как источники безопасности, к которым обращаются при стрессе и изоляции. Они представляют собой остатки (в психике) отношений со значимыми людьми в индивидуальной жизни. Важнейшие моменты этих взаимоотношений, интернализируясь, оставляют свои следы» (том же, с. 11). Внутренние объекты можно разделить но хорошие и плохие, парциальные и целостные, ассимилированные (в структуру Самости) и неассимилированные (не идентифицированные с Я) (Heimann, 1952).

Кляйнианцы и представители школы объектных отношений не стремились к четкому разграничению между понятиями внутреннего объекта и объектных репрезентантов, хотя такое разграничение имплицитно содержится в концепции Кляйн о развитии символообразования. Чтобы обрести способность оперировать символами, ребенок, по мнению Кляйн, должен преодолеть паранойяльношизоидную и сформировать депрессивную позицию, научиться переносить сепарацию и, наряду с этим, достичь способности представлять объект в его отсутствие.

См. депрессивная позиция, идентификация, поранойяльношизоидная позиция, фантазия.

Депрессивная позиция (Depressive Position)
Один из основных этапов развития, наступающий вслед за паранояйльношизоидной позицией. В рамках депрессивной позиции происходит интеграция чувств любви и ненависти к объекту, его «хороших» и «плохих» аспектов, других их парциальных репрезентаций (например, «оральная» и «генитальная» мать), о также внешней реальности с интрапсихической реальностью или фантазией. Подобно паранояйльношизоидной позиции, депрессивная позиция отображает конфигурацию объектных отношений, тревог и защит, и она не эквивалентна ни одной из постулированных Фрейдом фаз психосексуольного развития. Обе позиции возникают под приматом оральности. Кляйн считала, что депрессивная позиция развивается в рудиментарной форме примерно на третьемчетвертом месяцах жизни и сохраняется на протяжении всей жизни индивида. Поскольку материнский объект осознается теперь как целостный объект, Кляйн постулирует, что эдипов конфликт начинает действовать в раннем возрасте. Мать является источником добра и зла, и младенец испытывает чувство беспомощности, зависимости и ревности к ней. Хотя ребенок способен отчасти сдерживать подобные чувства, амбивалентность сохраняется, а тревога смещается в сторону страхов, что агрессивные импульсы в нем самом могут разрушить объект, воспринимаемый теперь как нужный, важный и любимый. Возможность утратить хороший объект посредством такой агрессии вызывает чувство вины. И если основным аффектом паранойяльношизоидной позиции является страх преследования, то при депрессивной позиции развивается беспокойство за объект и его благополучие. Интроекция превалирует теперь над проекцией. Поскольку у ребенка развивается способность устранять вред, наносимый в фантазии любимым объектам, он убеждается, что любовь может преобладать над ненавистью к объекту. Фантазии о всемогуществе связаны не только со страхами разрушить объект, но и с попытками справиться с тревогой депрессивной позиции посредством «репарации». Эта концепция предполагает ретроспективное переживание чувства вины в связи со всеми проекциями дурных импульсов по отношению к объекту.

Идеальным исходом депрессивной позиции, которого полностью достичь никогда не возможно, является необходимый отказ от всемогущего контроля над объектом и признание реальной зависимости. Как только достигается этот момент, появляется благодарность объекту за его роль в сотворении и поддержании жизни ребенка.

Если депрессивные тревоги настолько велики, что не поддаются преодолению посредством защит, депрессивная позиция может закрепиться и сохраниться на всю жизнь. В таком случае могут быть задействованы маниакальные защиты, состоящие из фантазий о контроле над объектом с чувством превосходства и презрения к объекту, которое предохраняет от зависимости депрессивной позиции. Ребенок может также регрессировать к паранояйльношизоидной позиции.

См. внутренний объект, паранояйльношизоидная позиция, репарация, фантазия.

Зависть (Envy)
Одна из наиболее примитивных и фундаментальных эмоций, проявляющаяся в виде деструктивных импульсов ребенка, действующих с первых дней его жизни. Кляйн полагало, что зависть имеет конституциональную основу в качестве проявления в психике влечения к смерти. Впервые она возникает по отношению к хорошей груди  - источнику пищи, теплому и комфортному, в отличие от младенца, переживающего стресс изза болезненных чувств беспомощности и зависимости и желающему самому быть тем, кто обеспечивает благополучие. Поэтому он испытывает деструктивное стремление устранить источник зависти с помощью фантазий об оральных или анальносадистских нападениях на объект, чтобы «испортить» или «похитить» его лучшие качества. Завистливые «атаки» ребенка на грудь трансформируют ее в опороченный и обесцененный объект, который сам уже нуждается в удовлетворении и зависимости.

Выраженное чувство зависти препятствует появлению внутренних репрезентантов хороших объектов, поскольку они обесценены; подобная зависть может помешать попыткам преодоления паранояйльношизоидной позиции. В таких случаях образ груди, трансформируясь под влиянием процессов расщепления и проективной идентификации в карательный внутренний объект, может сформировать ядро «завистливого СверхЯ», нарушающего или устраняющего любые попытки репарации и созидания. Другим способом защиты от зависти являются фантазии об обладании всеми ценными качествами объекта. Поскольку такая защита предполагает идентификацию с идеализированным объектом, она может вести к нарциссической переоценке себя.

Зависть следует отличать от жадности, нацеленной но обладание всеми ценными свойствами объекта. Жадность по своей природе является более либидинозной, чем зависть, окрашенная влечением к смерти.

Чувство ревности, предполагающее наличие отношений по типу «треугольника», появляется лишь после формирования образов целостных объектов. Это чувство, в отличие от предыдущих, нацелено на обладание любимым объектом и устранение соперника. Для сравнения, зависть предполагает двусторонние отношения, связанные с желанием обладать отдельными качествами объекта.

См. внутренние объекты, идентификация, паранояйльношизоидная позиция, расщепление, фантазия.

Идентификация (Identification)
Автоматический бессознательный психический процесс уподобления другим людям в одном или нескольких аспектах. Как правило, идентификация сопровождает всякий процесс созревания и психического развития, равно кок и формирование интересов, идеалов, внешних проявлений и т.д. Идентификация с любимым и уважаемым либо вызывающим страх и ненависть объектом лежит в основе адаптивных и защитных реакций. В теории Кляйн особый акцент делается на двух типах идентификации.

При проективной идентификации части Самости и внутренних объектов расщепляются и проецируются на внешний объект, который в таком случае становится «идентичным» с расщепленными частями, а также доступным обладанию и контролю. Ее защитными целями являются слияние с внешним объектом, чтобы избежать сепарации, контроль над деструктивным или так называемым «плохим» объектом, угрожающим преследованием индивида, а также предохранение "хороших» частей Самости посредством отщепления их и проективной идентификации с терапевтом. Процесс проективной идентификации формируется в рамках паранояйльношизоидной позиции и может сохраняться в течение всей жизни.

Хотя Кляйн и ее последователи использовали термины «проекция» и «проективная идентификация» как эквивалентные и взаимозаменяемые, они предполагают различие:

проекцией принято обозначать только защитный механизм, в то время как проективная идентификация включает в себя воображаемые объектные отношения. Такое разграничение было введено Огденом (1982) и подверглось критике со стороны Гротштейно, утверждавшего, что проекция невозможна без реципиента (контейнера), с которым должна быть идентифицирована проецируемая часть.

Интроективная идентификация представляет собой процесс, противоположный проективной идентификации, и предполагает фантазии об оральной инкорпорации объекта, благодаря которой и происходит идентификация. Интроекция и проекция концептуализируются как непрерывный процесс, выражающийся в формировании внутреннего мира индивида. Интроективная идентификация является противовесом проективной идентификации, поскольку ребенок инкорпорирует то, что он уже идентифицировал кок «хорошее» (посредством проективной идентификации), но также «отщепляет» (проецирует) плохие или опасные аспекты объекта. Подобное взаимодействие было описано еще Фрейдом (1915), заимствовавшим у Ференци (1904) термин интроекция. Таким образом, интроекцию родителей можно понимать как селективный процесс, посредством которого Я «собирает» или «конструирует» объекты внешнего мира, интроецируя одни его аспекты и проецируя другие (Heimann, 1952). Идентификация с родителями происходит благодаря сочетанию этих двух механизмов и выражается в развитии Я и СверхЯ. Если проективные механизмы, повидимому, преобладают при паранояйльношизоидной позиции, то Интроективная идентификация доминирует при депрессивной позиции. Последняя отражает более высокую ступень созревания; объект является теперь целостным, и не существует больше опасности, что Я будет разрушено спроецированным влечением к смерти (то есть плохим объектом). Скорее, деструктивные импульсы ребенка разрушат объект любви. В целом интроективные процессы при этой позиции являются более интенсивными изза потребности обладать объектом, интернализировать его и тем самым защитить от собственной деструктивности ребенка. С другой стороны, Интроективная идентификация может использоваться также в качестве защитного механизма  - интернализации плохого объекта и идентификации с ним, чтобы сохранить в фантазии ценные свойства внешнего объекта.

См. внутренний объект, депрессивная позиция, паронояйпьношизоидная позиция, фантазия. 

Паранояйльношизоидная позиция (ParanoidSchizoid Position)
С точки зрения Кляйн, Я от рождения обладает способностью к определенной организации: оно может переживать тревогу, использовать защитные механизмы и формировать примитивные объектные отношения. Паранояйльношизоидная позиция является первой и наиболее примитивной организацией психического аппарата, распределяющей эмоциональные переживания в отношении внутренних и внешних объектов в рамках динамических сил, продолжающих оказывать влияние на протяжении всей жизни, несмотря на все изменения, которые вносит ее противоположная часть  - депрессивная позиция. Основными защитными механизмами паронояйльношизоидной позиции являются расщепление, проективная идентификация, магическое «всемогущее» отрицание и идеализация. Вначале ребенок проецирует любовь и ненависть на материнскую грудь, расщепляя ее на «хороший» (удовлетворяющий) и «плохой» (фрустрирующий) объекты. Хороший объект идеализируется, то есть воспринимается как способный обеспечивать безграничное удовлетворение. Плохой объект, наоборот, становится внушающим ужас преследователем. Поэтому такая позиция характеризуется страхом преследования: ребенок боится быть разрушенным плохим объектом. Поскольку Я еще недостаточно интегрировано, оно прибегает к «всемогущему» отрицанию, лишающему преследующий объект силы или реальности.

Термин шизоидный использовался Кляйн вслед за Фэйрбейрном для обозначения расщепления, которому подвергается в фантазии детская Самость, чтобы добиться приемлемых взаимоотношений с хорошей частью объекта. Второй компонент позиции  - паронояйльный  - представляет персонификацию преследующего внутреннего объекта, вызывающего страх перед воображаемым уничтожением. Общим знаменателем шизоидных механизмов является «всемогущество», с помощью которого ребенок стремится осуществлять контроль над объектом. Аггравацию, расщепление, страх преследования и чувство всемогущества, присущие паронояйльношизоидной позиции, можно наблюдать в таких состояниях, как пограничные синдромы и прочие примитивные психические расстройства, а в менее выраженной форме  - у всех людей.

См. внутренний объект, депрессивная позиция, идентификация.

Расщепление (Splitting)
Чтобы лучше понять этот термин, его следует рассматривать в контексте основных положений Кляйн, утверждавшей, что действие инстинктов в дифференцированной форме проявляется с момента рождения ребенка, что фантазия, репрезентирующая психическую активность, также в дифференцированной форме действует с момента рождения и отображает превращения инстинктов, что инстинкты подразумевают существование объектов, что между ребенком и его объектами существует комплекс взаимодействий, и, наконец, что термин «внутренний объект» предполагает процессы интроекции и проекции между частями детских фантазий и объектов.

В этих теоретических рамках расщепление можно определить как примитивный психический механизм, помогающий ребенку упорядочить переживания первичного инстинктивного хаоса. Уже в раннем детском возрасте Я вступает в отношения с первичным объектом, грудью, представленной двумя частями (то есть расщепленной), которые отличаются своими приятными (хорошими или идеальными) и неприятными (плохими) аспектами. С помощью расщепления ребенок получает возможность отделять «хорошие» аспекты груди от «плохих» аспектов. Кляйн в своей теории постулирует, что, если ребенок голоден, его крик может выражать фантазию о нападении преследователя внутри тела  - том, где переживаются муки голода. Неприятный аспект груди приобретает в таком случае значение преследующего объекта. Когда эти хорошие и плохие объекты интернализируются, они остаются расщепленными, хотя ребенок и пытается спроецировать переживания, связанные с плохим объектом. Фантазия об идеальном объекте сливается с удовлетворяющими переживаниями любви и внимания со стороны реальной внешней матери и подкрепляется ими, тогда кок фантазия о преследовании плохим объектом точно так же сливается с реальными переживаниями депривации и боли.

В дальнейшем в результате интроективной идентификации с хорошими и плохими объектами расщепляется Я ребенка, обладающее зачатками организации при рождении. Это становится причиной несовместимости частей в Я на самых ранних стадиях развития, еще до того, как ребенок становится способным переживать амбивалентность. Изза этого разрыва в самом Я, расщепления и проекции отщепленных частей Я начинает доминировать восприятие ранних объектов и внешнего мира. Расщепление является характерной особенностью паранояйльношизоидной позиции. При нормальном развитии это позволяет ребенку упорядочивать свои переживания и уметь проводить различия, и это также служит защитным целям, становясь в конечном счете основой для таких механизмов, как вытеснение, возникающих при разрешении конфликтов эдиповой фазы, и принятия амбивалентных чувств по отношению к отдельным объектам в депрессивной позиции. При выраженной патологии расщепление может привести к фрагментации объектов на насильственные и враждебные элементы, которые подлежат проекции и реинтроекции. В тяжелых формах это приводит к патологической диссоциации.

См. внутренний объект, депрессивная позиция, паранояйльношизоидная позиция.

Репарация (восстановление) (Reparation)
Одно из основных проявлений психической активности в депрессивной позиции. Репарация включает в себя все усилия ребенка уберечь объект от причинения ему зла, прежде всего от повреждения, угроза которого исходит из собственных деструктивных механизмов ребенка, обусловленных его завистью и враждебностью. Репарация проистекает из первых детских переживаний удовлетворения, за которыми следует принятие реальной зависимости от материнского объекта. Эти «восстанавливающие» усилия тесно связаны с креативными способностями, усиливающими репарацию и удовлетворение.

Символическое отождествление (Symbolic Equation)
Психический процесс выбора приемлемого символа для объекта, который, однако, используется конкретно и буквально, словно он идентичен объекту. Например, скрипач, страдающий шизофренией, не может играть при аудитории, поскольку приравнивает свою скрипку к гениталиям; игра на скрипке, таким образом, равносильна мастурбации на публике. Сегал (1957) связывал символическое отождествление с паранояйльношизоидной позицией, при которой утрата объекта не воспринимается и не замещается символом, тогда как в депрессивной позиции утрата объекта распознается. Утрата объекта стимулирует желание воссоздать объект внутри себя. Креативный процесс начинается, следовательно,с многочисленных репрезентаций объекта; некоторые из них являются символами или абстрактными заменами. Аффекты, связанные с первоначальным объектом, замещаются их субститутами, однако сохраняется четкое различие между субститутами и объектами, которые они замещают,  - смешения, характерного для символического отождествления, больше не существует. Различные внутренние репрезентанты объекта используются для компенсации, но не для отрицания, его потери. Таким образом, креативная репарация служит внутреннему восстановлению утраченного объекта, а креативность и сублимация сами могут усиливаться при проработке депрессивной позиции.

См. внутренний объект, депрессивная позиция, идентификация, поранойяльношизоидная позиция.

Фантазия (Fantasy)
Фабульная форма сознательных либо бессознательных образных представлений. В теории Кляйн фантазия определяется как форма психического выражения инстинктов, существующая предположительно с самого рождения. С самого раннего детства организованная психическая активность в форме фантазии выражает примитивное отношение ребенка к объектам в аспекте инстинкта, стремящегося к объектным отношениям. Фантазии рассматриваются в качестве важнейшего компонента бессознательной психической деятельности, непосредственно отражающего функционирование первичного процесса, в первую очередь  - галлюцинаторное исполнение желаний. Однако они могут выражать также функции Я и СверхЯ, причем намного раньше, чем это полагал Фрейд. Конфликты развития, включая эдипов конфликт, и защиты от них, влечения и воздействия, включая отрицание, вытеснение, всемогущий контроль и репарацию,  - все это, по мнению Кляйн, находит выражение уже но первом году жизни. Образование фантазий происходит задолго до развития формально организованной речи и в дальнейшем, вплоть до зрелого возраста, их влияние на внутренний мир остается доминирующим.

Самые ранние фантазии конкретны и связаны с чувством всемогущества. Они первоначально проистекают из телесных ощущений и репрезентируют инстинктивные цели в отношении объектов вместе с аффективными интерпретациями сенсорных переживаний. В сущности, они выражают телесные побуждения или желания младенца обладать различными частями материнского (или отцовского) тело (парциальными объектами, грудью или пенисом). И лишь постепенно ребенок начинает отличать свои фантазиижелания от тела матери и реальности ее отделения. Осознание того, что желания  - это фантазии, а не реальные факты приобретения, приводит к сомой ранней ориентировке младенца в действительности.

Хотя фантазии лежат в основе всех защитных механизмов, последние являются более формализованными, деперсонифицированными и всеобъемлющими. Например, хотя психический механизм интроекции основан на оральных фантазиях об инкорпорации материнской груди, он также включает в себя более формальный механизм получения и обработки информации о внешнем мире.

См. внутренний объект, идентификация.

ТЕОРИЯ ЛИБИДО (LIBIDO THEORY)
Термин либидо впервые появился в работах Фрейда в 80х годах прошлого века; им обозначалось сексуальное желание или влечение. Позднее он использовал этот термин в узкотехническом смысле, о также в связи со своей концепцией инстинктивных влечений (1905). Либидо стало обозначать центральную для психоаналитической теории идею, что сексуальное желание или сексуальная стимуляция индивида продолжается в течение всей жизни, раскрываясь в разнообразных поведенческих и психических проявлениях, связанных с тем или иным их общим сексуальным, или  - чтобы указать более широкий, психоаналитический смысл этой идеи,  - либидинозным компонентом. Таким образом, сексуальность как инстинктивное влечение можно назвать либидинозным влечением; воспринимаемый импульс можно назвать либидинозным импульсом; человек или предмет, притягивающий к себе и удовлетворяющий такие импульсы, может называться либидинозным объектом. Это понятие включает в себя также аффекты и вожделение. Аффективные или сексуальные связи с другим человеком можно назвать либидинозной привязанностью. Все перечисленные термины обозначают базисное единство сексуальных влечений, объектов и привязанностей.

формально теория либидо было описана Фрейдом в 1914—1915 гг. К тому времени либидо стало рассматриваться также как форма психической энергии (по аналогии с физической энергией), которую можно инвестировать в различные психические репрезентанты и структуры психики. Такое инвестирование Фрейд назвал катексисом. Будучи формой энергии, либидо может разряжаться в виде сексуального удовлетворения или катектировать (быть инвестированной) в психические структуры. Нарушение адекватной разрядки либидо может выражаться в «состояниях застоя», имеющих непосредственное отношение к формированию острых невротических симптомов. Фрейд постулировал наличие реципрокных отношений между количеством либидо, инвестированным в самого себя (репрезентация Самости) и количеством либидо, инвестированным в репрезентацию объектов (объектная репрезентация). Эти размещения либидо Фрейд называл либидо Я и объектным либидо.

Несколько позже Фрейд описывал некоторые клинические ситуации в терминологии либидо. Лица, с легкостью устанавливающие отношения переноса и хорошо поддающиеся психоаналитическому лечению, описывались Фрейдом как обладаю

щие пластичным либидо. Те, кто не был доступен таким изменениям, трактовались как обладающие вязким либидо (1937). Фрейд также предпринял попытку классифицировать характеры в соответствии с либидинозными типами (1931).

Теорию либидо часто путают с другой, связанной с ней, но все же самостоятельной теорией инстинктивных влечений. Либидо иногда также понимают в «энергетическом» смысле; такой подход, однако, является спорным. Наиболее важной особенностью теории либидо является идея об общем причинном факторе разнообразных состояний удовольствия и привязанностей индивида на протяжении его жизни. Этот причинный фактор помогает объяснить также количественные изменения в психической жизни (степень выраженности чувств, побуждений, привязанностей и т.п.). Важно помнить, что либидо является лишь аналогом физической активности, но не ее формой. Способов ее измерения и даже подходов к этому не существует.

См. инстинктивные влечения, катексис, симптом, характер.

ТЕОРИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ (OBJECT RELATIONS THEORY)
Система психологических взглядов, основанная но постулате, согласно которому психика состоит из элементов, взятых из внешних, первичных аспектов функционирования других людей. Это происходит через посредство процессов интернализации. Такая модель психики объясняет психические функции с точки зрения отношений между различными интернализированными элементами.

Понятие объектных отношений используется во многих теориях: 1) мотивации взаимоотношений; 2) развития взаимоотношений от примитивных в детском возрасте до комплексного психического функционирования у взрослого; 3) в теории структурных аспектов или отдельных паттернов взаимоотношений, характеризующих индивида. Впервые внимание к этим теориям привлекла работа Кляйн, Фэйрбейрна, Винникотта и Болинта; их теории объектных отношений привели к созданию британской школы в психоанализе. Свой вклад внесли также и другие исследователи  - Кернберг, Лёвальд, Мейснер, Моделл, Шефер, Стопоров, Кохут и Сандлер. Отчасти эти теории проистекают из наблюдений самого Фрейда относительно влияния объектов на развитие Я. Некоторые теоретики, в частности Кернберг, предприняли попытку объединить различные аспекты теории объектных отношений с классической фрейдовской теорией.

ТЕОРИЯ ФЭЙРБЕЙРНА (FAIRBAIRN»S THEORY)
Теоретическая система Рональда Фэйрбейрна основана на клинических исследованиях сновидений и работе с истерическими и шизоидными больными. В основе патологии последних он обнаружил травматические переживания ребенка, которые заставляют его чувствовать себя нелюбимым. Когда врожденные стремления к взаимодействию, особенно те, что основаны но инкорпоративных желаниях, не находят ответа, эти дети начинают чувствовать, что их любовь было плохой или никчемной. Депривация не только усиливает их оральные потребности, но и придает им агрессивное качество, а фрустрация, вызванная отсутствием материнской любви, становится причиной восприятия этими пациентами своей любви как требовательной и агрессивной. В результате они отказываются от спонтанных отношений с матерью и чересчур погружаются во «внутренний мир», тем самым расщепляя Эго на две части  - взаимодействующую с внешними фигурами и связанную с внутренними объектами.

Мелани Кляйн, работы которой во многом повлияли на взгляды Фэйрбейрна, в свое время постулировала существование первой критической фазы развития ребенка, когда тот начинает защищать интернализированную им мать от деструктивных импульсов, исходящих от влечения к смерти. Эту фазу, характеризующуюся тревогой по поводу утраты хорошего объекта, Кляйн назвала депрессивной позицией. Фэйрбейрн считал, что в этой фазе ребенок должен достигнуть уровня структурированной внутренней безопасности, тесно связанной с образом хорошей матери. Усиление тревоги обусловлено не столько утратой хорошего объекта, сколько угрозой потери зарождающейся Самости, то есть дезинтеграции на фрагменты, эквивалентной смерти или сумасшествию. Заимствовав термин Кляйн, Фэйрбейрн предложил называть эту первую критическую фазу шизоидной позицией. Тесно связанные между собой, депрессивная и шизоидная позиции рассматриваются им как источник дефектов развития, угрожающих формированию Эго. Разделяя взгляды Кляйн относительно сведения всех компонентов развития к этим двум ранним позициям, Фэйрбейрн, однако, не принял ее концепцию влечения к смерти. Он в большей степени делал акцент на факторах внешней среды, а именно на качестве материнской любви и заботы как решающих для раннего развития.

Фэйрбейрн пришел к выводу, что теория либидо должна быть заменена теорией, основанной на сугубо психологических факторах отношений с матерью, а затем и с отцом, о не на гипотетических инстинктивных энергиях и зональной разрядке напряжения. То есть Фэйрбейрн утверждал, что основное внимание психоаналитик должен уделять не трансформациям инстинкта, а событиям в рамках отношений зависимости от других, без которых развитие невозможно.

Клинические наблюдения позволили Фэйрбейрну разработать собственную концепцию, названную им теорией объектных отношений личности. Его модификация психоанализа включает два существенных отступления от Фрейда. Вопервых, Фэйрбейрн понимал Эго как структуру, существующую с самого рождения, а не как развивающуюся из Ид в результате его отношений с реальностью. Эго располагает собственной энергией, не заимствованной из Ид. Это идея соответствовала представлениям современной физики, согласно которым энергия не мыслится вне структуры или материи. Рассматривая либидо как функцию Эго, а агрессию кок реакцию на фрустрацию или депривацию, Фэйрбейрн обходится без понятия независимого Ид.

Второе отступление Фэйрбейрна касается самой энергии, для обозначения которой он оставляет лишь прежнее название «либидо». В его концепции Эго направлено не на поиск удовольствия, как у Фрейда, а на поиск объекта. Цель либидо, согласно Фэйрбейрну, состоит не в ослаблении напряжения, а в установлении удовлетворительных взаимоотношений. Поэтому, будучи нацеленным на удовлетворение базальной человеческой потребности  - отношений с другими,  - ребенок с самого рождения ориентируется на окружающую реальность. Это положение соответствует современным биологическим концепциям, согласно которым организм ребенка представляет собой функциональную целостность, существующую в специфических условиях внешней среды. Фэйрбейрн оспаривает точку зрения Фрейда об активации ребенка инстинктами или другими силами, связанными с эротогенными зонами. Ребенок прежде всего ориентирован но мать, достижению удовлетворительных отношений с которой служат эротогенные зоны. Они, следовательно, являются не более чем «техническими средствами» или «каналами», необходимыми для выражения либидинозных потребностей ребенка в его отношениях с объектами, о не источником либидинозных стимулов или первичными детерминантами либидинозных целей.

Постепенно Фэйрбейрн разработал модель психической структуры. Используя концепцию Кляйн о внутреннем мире воображаемых отношений, он разработал системный теоретический подход к изучению нормального развития и формирования патологических состояний, представленный в терминах динамических структур Самости. Структурная модель Ид  - Эго  - СуперЭго заменена им на базисную эндопсихическую структуру, единую, всеобъемлющую психическую структуру, для обозначения которой он сохранил термин «Эго». Будучи источником энергии, Эго с самого начала ориентировано на внешнюю реальность и установление отношений с первичным объектом  - грудью матери. Развитие психической структуры происходят постепенно  - от чистого Эго через процессы интернализации, расщепления и вытеснения материнского объекта.

Неизбежные неудовлетворенность и фрустрация во взаимоотношениях ребенка с матерью, особенно связанные с сепарацией, приводят к интернализации объекта, одновременно и удовлетворяющего, и не удовлетворяющего. Реакция ребенка амбивалентна, возникает тревога, чувство безопасности нарушено, появляются защитные действия. Расщепление, которое Фэйрбейрн рассматривал как универсальный психический феномен, необходимый для того, чтобы справиться с фрустрацией и чрезмерным возбуждением ранних человеческих отношений, является нормативным (хотя иногда и патологическим) защитным механизмом, способствующим дифференциации и организации Эго (Самости). Доступные объективации аспекты объекта отщепляются и вытесняются, образуя внутренний мир. Одни внутренние объекты репрезентируют людей в целом, другие  - такие части, как грудь или пенис. Эти целостные или частичные объекты могут вытесняться или проецироваться но внешние объекты. Наиболее выраженные качество предшествующей, недифференцированной структуры репрезентации объектов, называемой исходным объектом, расщепляются на два парциальных «плохих" объекта  - отвергающий объект, то есть фрустрирующий или преследующий, и возбуждающий объект, то есть привлекающий к себе, соблазнительный (доэдипов материнский парциальный объект, грудь, и эдипов объект, пенис, отец, регрессивно воспринимаемый как парциальный объект). Остающееся ядро является десексуализированным, оно включает в себя идеальный объект, то есть изначально интернализированные как комфортные и удовлетворяющие аспекты груди. Исходный объект включает в себя любовь и ненависть ребенка. В дальнейшем он разделяется на принятый объект (прежний термин для обозначения идеального объекта) и отвергнутый объект, интернализированный плохой объект с двумя компонентами или дополнительными объектами - возбуждающим и отвергающим - подвергается вытеснению со стороны центрального Эго. В своих ранних работах Фэйрбейрн рассматривал принятый (идеальный) объект как "ядро СуперЭго»

Фэйрбейрн считал Эго либидинозно привязанным к объектом; поэтому расщепление объекта предполагает расщепление частей Эго, которые с ним связаны. Внутренний мир ребенка в конце концов достигает более или менее стабильного состояния, в котором Эго связано с множеством внутренних объектов. Со временем из исходного, или неразделенного, Эго развивается трехкомпонентная структура.

1. Центральное Эго  - «остаток неразделенного Эго», выполняющее функцию вытеснения. Фэйрбейрн называл его «Я"«, подразумевая, что оно объединяет бессознательные, предсознательные и сознательные элементы, хотя он подчеркивал его сознательную природу. Ринсли (1982) считает его аналогом фрейдовского реального Я и подчеркивает его сходную с объектом природу.

2. Либидинозное Эго представляет собой отщепленную и вытесненную часть исходного Эго, вступающего в либидинозные отношения с возбуждающим объектом. Фэйрбейрн понимал эту часть как аналог классического Оно. Ринсли сравнивает либидинозное Эго с фрейдовским ректифицированным Яудовольствием.

3. Антилибидинозное Эго (первоначальное называвшееся внутренним саботажником] является отщепленной и вытесненной частью исходного Эго, вступающего в либидинозные отношения с отвергающим объектом. Отождествленное с агрессивным родителем, антилибидинозное Эго представляет собой предшественника более поздней структуры, которая сливается со сдерживающими аспектами того, что Фрейд понимал как Яидеал и СверхЯ. В отличие от постулированных Фрейдом структур, антилибидинозное Эго порождает страх, но не чувство вины.

Таким образом, СверхЯ Фрейда рассматривается Фэйрбейрном как «комплексная структура, включающая в себя а) идеальный объект или Эгоидеал; б) антилибидинозное Эго и в) отвергающий (антилибидинозный) объект» (1963, с. 224). То, что он называл моральной защитой, являлось попыткой со стороны СуперЭго сохранить хорошие объектные отношения с плохими объектами, вынуждая к интернализации отщепленного (фрустрирующего и возбуждающего) объекта.

Раннее расщепление может модифицироваться или интенсифицироваться родительскими установками. Фэйрбейрн считал эту структуру универсальным паттерном процессов развития и назвал базальной эндопсихической ситуацией, имея в виду не что иное, как шизоидную позицию. Она возникает вследствие агрессивной установки» центрального Эго по отношению к либидинозному и антилибидинозному Эго, которые оно отщепляет от Самости и вытесняет. Фэйрбейрн не признает первичность эдипова комплекса, который, согласно его теории, является производным от более ранних структур.

Фэйрбейрн определяет вытеснение либо кок непосредственное, либо как косвенное. Первое состоит в «установке отвержения» со стороны центрального Эго в отношении возбуждающего и отвергающего объектов, а затем в отношении присоединяющихся к ним либидинозного и антилибидинозного Эго. Косвенное вытеснение представляет собой «бескомпромиссную враждебную установку [антилибидинозного Эго] в отношении либидинозного Эго» и связанного с ним возбуждающего объекта. Дополнительные объекты (отвергающий и возбуждающий) и дополнительные Эго (либидинозное и антилибидинозное) вытесняются и поэтому являются бессознательными, однако Фэйрбейрн не поясняет, каким образом вытесненные (то есть отщепленные) психические содержания становятся бессознательными. Более того, вытеснение и расщепление рассматриваются по сути как один и тот же процесс.

Фэйрбейрн заменяет предложенную Абрахамом схему либидинозного развития и его фаз (оральная, анальная, фаллическая) моделью развития объектных отношений, основанной на трансформации зависимости от матери. Он постулирует следующие три стадии.

1 я стадия, стадия инфантильной зависимости, знаменуется абсолютной, неизбежной зависимостью от материнской груди как от биологического объекта, с которым вступает в отношения рот ребенка. Однако доминирующая установка инкорпорации характеризует эту стадию в большей степени, чем либидинозный катексис рта, выражающийся в интернализации груди. Эта стадия включает в себя первичную идентификацию, под которой Фэйрбейрн понимал нечто сходное со слиянием с объектом, пока еще не полностью дифференцированным от Самости. Таким образом, инфантильная зависимость, первичная идентификация и нарциссизм, согласно Фэйрбейрну, взаимосвязаны. Эта стадия подразделяется но раннюю оральную (доамбивалентную) фазу, связанную непосредственно с материнской грудью (как парциальным объектом), и позднюю оральную (амбивалентную) фазу, связанную с образом «матери с грудью», то есть с целостным объектом, воспринимаемым как парциальный.

2я стадия, стадия псевдонезависимости, представляет собой длительную промежуточную или переходную стадию, не имеющую специфического, естественного биологического объекта. Ребенок устанавливает более прочные отношения с внешними объектами, которые постепенно становятся все более дифференцированными, и организует свой внутренний мир с помощью внутренних репрезентантов объектов. Эту стадию характеризуют различение, принятие и отвержение. Весь объект воспринимается как телесные содержания, при этом «плохие» части объекта отторгаются. Именно поэтому, согласно Фэйрбейрну, данная стадия окрашена «экскреторными» установками, но не изза либидинозного катексиса ануса или фекалий.

Фэйрбейрн обнаружил, что все его шизоидные пациенты но одной и той же стадии анализа проявляли паттерны основных психоневрозов в качестве средств защиты против угрозы потери Самости. Поэтому он считал, что психоневроз не следует рассматривать в качестве патологических образований, имеющих специфический источник в одной из фаз развития либидо. Вместо этого он рассматривал их как присущие переходной стадии способы интернализации и экстернализации, возникающие вследствие общих семейных паттернов. Эти способы позволяют ребенку регулировать или «обходиться» с принятым или отвергнутым объектом и отказываться от отношений первой, оральной, стадии в пользу отношений, основанных на дифференцированных объектах. Если же эти способы сохраняются в последующей жизни, они превращаются в патологические механизмы предотвращения регрессии к шизоидным и депрессивным состояниям и проявляются в фобическом, истерическом, обсессивном и паранойяльном поведении

3я стадия, стадия зрелой независимости, отражает достижение полной дифференциации Самости и объекта, а также отношений «брать и давать» с целостными объектоми. Естественным биологическим объектом являются гениталии неинцестуозного партнера (таким образом, эта стадия соответствует классической концепции генитальности). Вместе с тем характерной особенностью этой стадии является установка шеринга и кооперации между равноценными индивидами, а биологический аспект является лишь частью целостных взаимоотношений.

К заслугам Фэйрбейрна следует отнести также введение в психоаналитическую теорию принципа объектных отношений, который, по мнению некоторых аналитиков, является более прогрессивным, нежели фрейдовская схема, основанная на представлениях прошлого столетия о свободных энергиях как силах, независимых от структуры. Концепции Фэйрбейрна возникли во многом под влиянием представлений Мелани Кляйн. Однако он разработал самостоятельную систему взглядов, значение которой все более подчеркивалось многими исследователями, в частности Кернбергом, Ринсли и др., занимавшимися изучением и терапией психических расстройств, считавшихся прежде неподвластными психоанализу. Взгляды Фэйрбейрна были расширены и дополнены Гонтрипом (1961), сумевшим с помощью клинических наблюдений подтвердить концепцию Фэйрбейрна и сделать ее необычайно емкое изложение более понятным.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ЦЕЛЬ (THERAPEUTIC AIM)
Целью психоаналитической терапии является достижение интрапсихических изменений  - устранение стигм, связанных с детскими травмами, и предупреждение их болезненного повторения, изменение несоответствующих и дезадаптивных защитных структур, завершение психологического развития и др.

В 90е годы прошлого столетия, когда Фрейд предложил новый способ лечения, давший впоследствии толчок к развитию психоанализа, терапевтическая цель достигалась за счет усилий, направленных на восстановление разорванных в результате травматических влияний связей аффекта с его изначальным идеационным компонентом. Основной формой терапевтической работы являлось отреагирование, способствующее адекватной канализации аффекта, если подобная разрядка была удачной, аффекты в дальнейшем в виде симптоматики не проявлялись. Начиная примерно с 1900 года, психоанализ обогатился новым способом извлечения бессознательных феноменов и перевода их в область сознания. Основным аргументом в пользу нового метода было признание того, что далеко не все бессознательные переживания могут пробиться в сознание по причине незрелости психического аппарата, неспособного в данный момент к подобному действию. Такое состояние психического аппарата рассматривалось в качестве особого предрасположения к возникновению симптоматики. Фрейд полагал, что более зрелая психика, приспособленная к переводу бессознательного содержания на язык сознательного, намного реалистичней ориентируется в нюансах ситуации, а потому может дать более благоразумное "заключение». Выводы из этого предположения позволяли думать, что после устранения детских фиксаций и приостановления регрессии, можно добиться определенных результатов в работе с инстинктивными проявлениями у зрелого индивида.

После 1923 года прежние цели терапии были заменены Фрейдом краткой формулировкой «где было Оно, должно стать Я». С этого времени основные терапевтические усилия направлялись но упрочение исполнительных структур психического аппарата при одновременном раскрытии или разрешении бессознательных проявлений влечений детского возраста. С этой основной целью связан второй аспект терапии, базирующийся на признании того факта, что чувство вины (СверхЯ) может быть преобразовано с помощью толкования, позволяющего заменить образы суровых и непреклонных родителей пациента более благосклонной фигурой аналитика. Дальнейшие терапевтические усилия преследуют цель укрепления Я путем интерпретаций конфликта и защит, благодаря чему пациент получает возможность лучше распознавать и понимать влияния, оказываемые но его собственное Я. Появление новых психопатологических концепций неизменно приводило к новым определениям терапевтической цели. Так, Мелани Кляйн и ее последователи предлагали способ аналитической интерпретации наиболее ранних патологических структур пациента; представители школы объектных отношений  - идентификацию и интерпретацию различных типов примитивных патологических ядерных структур Самости с последующей их интеграцией в связную, упорядоченную личностную организацию. Модель биполярной Самости предполагает воздействие оптимально стабильной и эмпатической фигуры аналитика, предоставляющего возможности для «преобразующей интернализации».

Первоначально считалось, что терапевтическая цель анализа достигается путем эксплицитной интерпретации, помогающей пациенту достичь инсайта. Такое представление превалирует и ныне, однако аналитики считают, что изменения можно достичь благодаря чемуто, что присуще самому аналитическому переживанию.

См. защита, отреагирование, психология Самости, структурные изменения, теория Кляйн, теория Фэйрбейрна, топографический подход, Я.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ АЛЬЯНС (THERAPEUTIC ALLIANCE)
Рабочий альянс (Working Alliance)
В широком смысле понятия терапевтический альянс и рабочий альянс эквивалентны. Оба термина характеризуют объединение усилий пациента и аналитика в терапевтическом процессе. Единой и непротиворечивой концепции терапевтического альянса не существует: если возможности аналитика образовать такой альянс рассматриваются как вполне осуществимые, то способности и желания пациента в этом направлении оцениваются как сомнительные.

По утверждению Фрейда, позитивный перенос со стороны пациента является единственным требованием, предъявляемым к формированию терапевтического альянса. Другие авторы также подчеркивают значение элементов переноса, то есть терапевтического воспроизведения детских установок доверия, потребности в поддержке, опоре и содействии.

Так называемые "реальные отношения" между аналитиком и пациентом предполагают восприятие и ориентирование аналитика как «реальной личности», то есть существование динамичных, но свободных от искажений, создаваемых переносом, отношений.

С этой позиции некоторые авторы отстаивают возможность «перевода» качественных особенностей взаимодействия в детском возрасте но язык социально пригодных характерологических черт, способностей и видов деятельности, относительно независимых от их детских первоисточников и влияний конфликта.

Сторонники этой точки зрения рассматривают основные аспекты сотрудничества пациента и его вовлеченности в совместную терапевтическую работу в качестве рациональной и разумной позиции, анализ истоков которой может, однако, привести к несоответствующим результатам и даже повредить аналитической процедуре.

ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД (TOPOGRAPHIC POINT OF VIEW)
Один из трех подходов, предложенный Фрейдом (1915) в качестве метапсихологической интерпретации психических феноменов Предыдущие подходы получили тееретическое обоснование на основе динамической и экономической концепции. Термин топографический происходит из древнегреческого и означает относительное положение и профиль  - взаимное расположение и очертания отдельных пространственных областей. С помощью топографического подхода Фрейд стремился определить «месторасположение» психических феноменов по отношению к сознанию. Он постулировал существование трех основных частей психики, размещенных (в метафорическом, но не анатомическом или пространственном смысле) по вертикальной оси от наиболее поверхностного слоя до самого глубокого. Все, что составляет сознательно воспринимаемые образы и предметы, то есть психическое содержание памяти, сновидений, мыслей, желаний, чувств, было отнесено к поверхностному слою. Несколько «ниже» помещается предсознательное  - содержания психической жизни, способные при определенных условиях и достаточной концентрации внимания достичь области сознания. Все, что не может быть выведено в эту область, несмотря ни на какие усилия и сосредоточение внимания, относится к наиболее глубокому слою психики  - бессознательному.

Фрейд подчеркивал, что предложенные им термины имеют сугубо эвристическое значение и обозначают основные системы психики. Система бессознательного характеризуется совокупностью первичных процессов мышления, предсознательное и сознательное  - вторичным процессом, неразрывно связанным с логическими построениями и речью. Кроме того, Фрейд выдвинул гипотезу о наличии двух барьеров  - на границе между бессознательным и предсознательным и на границе между предсознательным и сознанием.

В настоящее время понятия сознательного и предсознательного используются главным образом в их дескриптивном значении, тогда кок понятие бессознательного  - и в дескриптивном, и в динамическом. Топографический подход использовался для решения задач накопления и упорядочения данных, получаемых в результате непосредственных клинических наблюдений, в то же время этот подход применялся и в целях анализа, то есть для «перевода" языка бессознательного в сознание. В дальнейшем топографическая концепция была дополнена во многом перекрывающейся второй топографической теорией  - трехкомпонентной структурной моделью (Оно, Я, СверхЯ), согласно которой анализ конфликта и специальные техники позволяют осуществлять конкретный «перевод» содержания Оно в содержание Я.

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПО ПСИХОЛОГИИ. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

Ключевые слова этой страницы: большая, энциклопедия, психологии, психологический, словарь.

Скачать zip-архив: Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь - zip. Скачать mp3: Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Библия, Трипитака, Веды, Талмуд, Коран...
» Филосовский трактат - Кодекс чести Самурая...
» Психология любви. Что такое любовь?...
» Сонник болгарской ясновидящей Ванги...
» Мистицизм. Мистика и Восточние мистические Учения...

Мантры

«Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Большая энциклопедия по психологии. Психологический словарь

эзотерика
большая, энциклопедия, психологии, психологический, словарь Привидения и оккультизм
большая, энциклопедия, психологии, психологический, словарь эзотерика
магия