Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия
Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия


Реклама на сайте:

психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

» Сонник. Современные и народные толкования снов...
» АНКХ - египетский крест, символ вечной жизни...
» Иудаизм, Христианство, Буддизм, Ислам, Индуизм...
» Мировые религии. Основные религии мира...
» Помощь при депрессии. Что такое депрессия?...

Астрал

Энергетическое лечение

психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия ПСИХОЛОГИЯ. СТАТЬИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Факторный анализ (factor analysis)

Ф. а. — общее название для совокупности статистических методов, предназначенных для установления главных измерений или факторов, лежащих в основе связей между большим количеством переменных.

История Ф. а. начинается с работ Фрэнсиса Гальтона, занимавшегося изучением связей между интеллектом и антропометрическими данными, и Карла Пирсона, разраб. мат. обоснование «метода главных осей». Гальтон предложил понятие «латентных факторов» для объяснения взаимосвязи изучаемых им разнородных переменных, а Пирсон первым снабдил исследователей мат. средствами построения моделей для их выявления.

По общему признанию, начало совр. методам Ф. а. было положено в трудах Чарльза Спирмена, пытавшегося вычислять корреляции между различными специальными способностями в надежде на то, что т. о. ему удастся измерить общий интеллект. Он предполагал, что эти корреляции м. б. вызваны комбинацией единственного («генерального») фактора общего интеллекта и вторичных, или «специфических», факторов, отражающих уникальные качества отдельных способностей. Позже исследователи расширили предложенную Спирменом модель генерального фактора (линейно сочетающегося со специфическими факторами), добавляя в нее понятия общих или групповых факторов. Л. Л. Тёрстоун, предлагавший свою собственную модель факторного анализа — т. н. «центроидный метод», особенно активно выступал в защиту расширенных факторных моделей, к-рые он называл многофакторным анализом.

За прошедшие с тех пор годы исследователи разраб. широкий спектр техник и мат. моделей факторного анализа. Различные подходы оказываются эффективными для решения конкретных исследовательских задач, в зависимости от цели исслед. и основных допущений исследователя относительно природы челов. свойств. Компьютеры дали в руки исследователю очень быстрый и эффективный инструмент для многомерного анализа в подлинном смысле этого слова.

При проведении Ф. а. сначала вычисляют коэффициенты корреляции между наблюдаемыми переменными: оценками по психол. тестам, ответами на пункты опросника (преобразованными в числовую форму), количественными биографическими данными и т. д. Полученные корреляции размещаются в похожей на турнирную таблицу матрице интеркорреляций, в к-рой отображены коэффициенты корреляции для всех возможных пар подвергаемых анализу переменных. Затем, применяя одну из множества специальных техник Ф. а., представленные в этой матрице связи между переменными приводят (посредством мат. процедуры сокращения размерности пространства переменных) к существенно меньшему числу основных измерений или факторов, ответственных, как предполагается, за полученные корреляции. Если коэффициенты корреляции между переменными в матрице интеркорреляций близки к нулю, то, разумеется, Ф. а. просто не может привести к выделению к.-л. факторов.

Термин «факторная структура» чаще всего относится к набору факторов, извлеченных в рез-те Ф. а. Нек-рые из них являются общими факторами, разделяющими ответственность за изменение уровней изучаемых переменных, а нек-рые — специфическими факторами, отвечающими за изменение уровня только какой-то одной (каждый — своей) переменной. Т. о., каждая переменная отображается в виде линейной комбинацией общих и специфического факторов. При описании рез-тов Ф. а. каждая переменная численно выражается через свою факторную нагрузку, указывающую на то, в какой степени определенный фактор «нагружен» этой переменной. Факторные нагрузки изменяются в пределах от -1 до +1, т. к. они, фактически, яв-ся коэффициентами корреляции между математически извлеченными факторами и приведенными к стандартизованному виду переменными. Так, напр., если определенный тест интеллекта имеет факторную нагрузку 0,80 на фактор, маркированный как «вербальная способность», то говорят, что этот тест отличается высокой нагрузкой на вербальную способность.

Многие переменные имеют между собой нечто общее в том, что касается их изменения. Это «нечто общее» называется общностью данной переменной. Общность имеет численное выражение, изменяющееся в пределах от 0 до 1, и представляет собой часть или долю дисперсии, к-рую данная переменная разделяет по одному или неск. факторам с др. переменными анализируемого множества.

Доля дисперсии переменной, за вычетом той ее части, к-рая обусловлена общими факторами (иначе говоря, за вычетом общности), называется специфичностью и отражает характерность данной переменной.

В действительности факторы яв-ся гипотетическими переменными или «конструктами», описывающими степень взаимосвязанности анализируемых переменных. Смысловое значение фактора складывается из определяющих свойств тех переменных, к-рые имеют высокие нагрузки по данному фактору. Т. о., Ф. а. позволяет исследователю проводить разведочный анализ гипотез касательно осн. измерений, лежащих в основе совокупности связанных переменных. Это важный метод для определения минимального числа таких измерений, необходимых для объяснения изменчивости изучаемой совокупности переменных.

См. также Кластерный анализ, Методы эмпирического исследования, Методы многомерного анализа

А. Далке

Фантазия (fantasy)

Слово «фантазия» обозначает: а) способность к фантазированию, а также б) продукт этой деятельности.

Ф. занимает промежуточное место между мышлением и сенсорно-перцептивными процессами. Когда разум продуцирует Ф., фантазирующий чел. испытывает наплыв чувственных образов. Хотя само продуцирование фантазий, их направление и содержание м. б. подчинены сознательным интенциям, обычно фантазии возникают помимо контроля сознания, под влиянием воспоминаний, прошлых и настоящих эмоциональных состояний, а тж надежд и ожиданий фантазирующего.

В своих Ф. люди создают то, чего не существует, что когда-нибудь может произойти, а может и не произойти, а тж то, чего никогда не было. Ф. могут тж просто искажать реальность. Продуцирование нереального обычно происходит в угоду эго. Может ли Ф. как творческая функция создать что-то подлинно новое, не яв-ся лишь новой комбинацией или композицией элементов уже имеющегося знания и опыта, — этот филос. вопрос актуален со времен Аристотеля и его трактата «О душе» (De anima).

В своей первичной форме Ф. возникают у субъекта спонтанно из его бессознательного. Вторичные Ф. инициируются на сознательном уровне и пробуждаются намеренно, с определенной целью. По мере развертывания спонтанных Ф. переживающий их чел. нередко утрачивает чувство нереальности происходящего. В норме при ретроспективном анализе субъект без всяких затруднений относит Ф. к сфере нереального. Ф. могут полностью захватить фантазирующего чел., лишая его способности адекватно реагировать на требования окружающей среды. Если Ф. наделяется статусом реальности, она перестает быть Ф. и, по определению, попадает в область патологии, как в случаях бреда, галлюцинаций, pseudologia fantastica и паранойи.

В ходе возрастного развития Ф. предшествуют началу логического мышления. Ф. играет значительную роль в жизни ребенка, в частности как важный элемент игры. Эгоцентрическое мышление ребенка вполне совместимо с нечеткостью границы между реальностью и Ф.; воображаемые товарищи могут восприниматься как реальные и в то же время нереальные. Сами дети часто принимают свои фантастические выдумки за правду. Магическое мышление яв-ся реалистическим компонентом фантастического мира, в к-ром проявляются волшебные фантазии. До тех пор пока у детей не сформировалось ясное чувство реальности, мы не в состоянии отличить их фантазии от бредового мышления.

Основное назначение Ф. — представить альтернативу реальности. Как таковая Ф. служит двум основным целям: она стимулирует творчество, позволяя создать то, чего еще нет (пока), и она действует как балансировочный механизм души, предлагая индивидууму средство самопомощи для достижения эмоционального равновесия (самоисцеления).

Нереальный мир служит людям убежищем от действительности. Исполнение желаний, компенсация, проектирование и спасение — все эти механизмы работают как своего рода отдушины или источники жизненных сил. Для робкого чел. проектирование своего будущего поведения и его репетиция повышают готовность рисковать и добиваться успеха.

Деструктивное использование Ф. усугубляет существующие эмоциональные проблемы. Стремление обрести постоянное убежище в мире Ф. путем придания ему статуса реальности приводит к самообману и созданию бредовых систем. Др. вариант отрицательного исхода может возникать в тех случаях, когда Ф., используемая в целях освобождения от вызванного подавляемыми эмоциями напряжения, приобретает функцию репетиции, особенно если ее содержанием становится насилие, самоубийство или убийство.

Сравнительно мало известно о Ф. в жизни здорового, хорошо адаптированного чел., ибо Ф. обычно связаны с неудовлетворенными потребностями, страхами и желаниями. Известно, что Ф. о смерти чаще возникают у детей, подростков и пожилых людей. Их темой обычно яв-ся собственная естественная смерть, суицид или тяга к убийству.

Ф. тж используется в клинических целях; рез-ты проективных психол. тестов и методик основываются на проекциях фантазий (как это имеет место в ТАТ). Кроме того, в различных психотерапевтических подходах Ф. отводится роль разведочного или терапевтического средства.

См. также Страхи детей, Страх, Иллюзии

Э. Вик

Фармакологические формы аддикции (drug addiction)

Наркотики. Существует очень мн. типов психоактивных лекарственных препаратов. Основными категориями яв-ся: а) опиаты, их производные и синтезированные опиаты, снижающие боль и тревогу; б) седативные препараты, вызывающие мышечную релаксацию и сон; в) стимуляторы, повышающие энергетический уровень ЦНС; г) транквилизаторы, снижающие внутреннее напряжение и тревогу; д) анальгетики или обезболивающие; е) галлюциногены и психоделические вещества, активирующие фантазию и воображение. Эти хим. вещества бывают в разнообразных формах: жидкость, порошки, капсулы и таблетки. Они могут вводиться в организм различными способами: внутримышечные или внутривенные инъекции, вдыхание с последующим чиханием, ингаляция при курении, жевание и глотание.

Выбор наркотика и способ его употребления отражает стиль жизни наркомана. Расстройство — как и все расстройства — яв-ся проблемой всей личности больного в целом.

Почему люди употребляют наркотики и почему именно этот наркотик? Причин употребления наркотиков так же много, как и людей, к-рые употребляют их. Причинами могут быть: а) бегство от проблем; б) конформность; в) протест; г) желание испытать возбуждение и приключение; д) необходимость облегчить физ. или душевную боль.

Личные особенности наркомана и ситуация, в к-рой употребляется наркотик, определяют собой исход наркотической зависимости. Решающим фактором яв-ся не фармакология наркотика и личностные особенности наркомана, а цели, преследуемые при употреблении определенного наркотика в рамках личностной и групповой динамики.

Нек-рые наркотики обладают эффектом повышения толерантности: при продолжающемся приеме необходимы все более высокие дозы для обеспечения того же самого эффекта. Но наркотики сами по себе не имеют реальной силы над людьми. Такие наркотики, как героин, вызывают физ. зависимость и повышение толерантности, но наиболее важным фактором яв-ся психол. зависимость. Физ. проблемы наркотической зависимости вызывают гораздо меньше озабоченности, чем необходимость справиться с ее психол. аспектами.

Употребление наркотиков и злоупотребление ими яв-ся симптомами глубокой базисной проблемы: употребление наркотика указывает на отчуждение от окружающего мира, испытываемое многими молодыми людьми. Наркотики соотносятся с реальной проблемой так же, как градусник с лихорадкой. Наркотическая зависимость и употребление наркотиков яв-ся лишь побочной активностью — способом избежать проблем повседневной жизни.

Алкоголь. Злоупотребление алкоголем яв-ся наиболее разрушительной во всемирном масштабе проблемой, связанной с психоактивными веществами. Коулмен, Бутчер и Карсон считают, что «с алкоголем связано свыше половины смертных случаев и тяжелых травм при дорожно-транспортных происшествиях, около 50% всех убийств, 40% всех разбойных нападений, 35% и более от всех изнасилований и 30% всех самоубийств. Один из каждых трех арестов в Соединенных Штатах обусловлен злоупотреблением алкоголем».

Алкоголь подавляет активность ЦНС, снижая такие корковые функции, как память, научение, суждение, дедукция, сравнение и классификация. Он также преодолевает вытеснение и механизмы самоконтроля.

См. также Аддиктивный процесс, Реабилитация при наркоманиях, Лечение наркомании, Героиновая наркомания, Злоупотребление психоактивными веществами

Д. Н. Ломбарди

Федеральный совет по народному образованию (American Council on Education)

В 1918 г. четырнадцать национальных орг-ций объединились для учреждения Чрезвычайного совета по образованию (The Emergency Council on Education) с целью координации образовательной деятельности в период Первой мировой войны. В рез-те успешной совместной работы в сфере образования позднее, в этом же году, Совет был переименован в Федеральный совет по народному образованию (АСЕ) и начал играть заметную роль в этой сфере. Сейчас Совет предоставляет множество услуг в области высшего образования. Его главная функция — объединять колледжи и университеты в Соединенных Штатах и координировать их деятельность. Расположенный в г. Вашингтоне, он объединяет около 1400 колледжей и университетов и более 170 образовательных ассоц.

Несколько отделов АСЕ выполняют дополнительные функции, напр. занимаются внешними связями, связями с правительственными орг-циями, международными связями в сфере образования, а также политикой и исслед. в области образования.

Л. В. Парадайз

Феминистская терапия I (feminist therapy I)

Феминистский подход к психотерапии получил развитие с начала 1970-х гг. Он основан на представлениях женского движения о развитии и психич. здоровье женщины. Ф. т. эклектична в том, что касается технических аспектов; используются любые приемы, созвучные феминистскому пониманию того, как положение женщины в об-ве влияет на ее психол. развитие и в какой мере оно яв-ся источником дистресса.

Тезис женского движения, что «личное имеет политический аспект», представляет собой главный принцип Ф. т. Индивидуальные на вид проблемы часто яв-ся рез-том соц. положения женщин как группы. Это имеет следствия для определения феминистскими терапевтами целей лечения. Терапевты помогают женщинам идентифицировать как соц., так и личные источники проблем и искать решения, исключающие приспособление к деспотическим ситуациям.

Второй принцип Ф. т. — равенство в отношениях между клиентом и терапевтом. Феминистский терапевт ставит своей задачей создание равноправных отношений и помогает клиентке исследовать объективное полноправие отношений в др. сферах жизни.

Феминистские терапевты уделяют особое внимание возможному злоупотреблению силой квалификации. Они не занимают высшую позицию вследствие привносимой в терапевтические отношения компетентности и не позволяют клиенткам обращаться с ними как со старшими по положению. Клиентка яв-ся подлинным экспертом в том, что касается ее самой и ее жизненного опыта. Терапевт может предложить новые способы оценки и использования этого опыта, но воздерживается от интерпретации и диагностики. Задача терапевта — подтверждение действительности опыта клиентки, а не его анализ.

В-третьих, терапия рассматривается как ценностно-нагруженная деятельность. Система ценностей терапевтов оказывает влияние на их работу. Попытка скрыть ее вызывает замешательство у клиентов и создает предпосылки для возможного манипулирования личными убеждениями и ценностями, представляемыми в виде фактов. Феминистские терапевты решают эту проблему следующим образом: они открыто провозглашают собственные ценности и предлагают клиенткам сделать то же самое. Ценности, к-рые потенциально могут оказать значительное влияние на ход терапии (напр., связанные с полоролевыми ожиданиями, сексуальной ориентацией и поведением, раздражением и зависимостью) уточняются с самого начала, а также в процессе всей терапии, для уменьшения вероятности манипулирования клиенткой.

Предоставляя определять специфическое содержание сеансов психотерапии клиентке, феминистские терапевты обращают особое внимание на комплекс эмоциональных проблем, возникающих в связи с соц. положением женщин: осознание раздражения и его прямого выражения, выученная беспомощность и депрессия, самоподкрепление, зависимость и автономность. Более конкретные вопросы часто касаются финансовой независимости, сексуальных предпочтений, альтернатив половым ролям при выстраивании отношений, выборе работы и создании семьи. Феминистские терапевты поддерживают попытки сделать жизненные выборы, к-рые могут идти вразрез с ожиданиями соц. окружения (напр., оставаться бездетной, выбрать нетрадиционную работу, создать нетрадиционную, лесбийскую семью), и подвергают критике представления женщин о том, что они не имеют альтернативы принятию традиционных половых ролей. Феминистский терапевт положительно оценивает представление клиентки о своей личностной силе и способности принимать независимые решения, стимулирует ее к нахождению поддержки со стороны др. женщин в обретении перемен, к-рым лица ближайшего окружения могут оказывать сопротивление. Роулингс и Картер указывают на то, что недостаточно просто стимулировать женщин к самостоятельному развитию, им еще нужна и поддержка в преодолении вполне реальных препятствий к этому развитию.

Феминистские терапевты — обычно женщины. Терапевты мужского пола, даже если они практикуют терапию, свободную от сексизма и соответствующую феминистским принципам, сталкиваются с двумя препятствиями, мешающими им полноценно функционировать в качестве феминистских терапевтов. Во-первых, большинство мужчин не в состоянии в такой степени преодолеть отпечаток, накладываемый процессом социализации, чтобы оказаться способным вступить в подлинно равноправные отношения с женщиной. Во-вторых, считается, что в сексистском об-ве любые отношения между мужчиной и женщиной оказываются неравными, вне зависимости от доброй воли участников. С этой т. зр. Ф. т. яв-ся по существу отношением между женщинами.

См. также Тренинг ассертивности, Психотерапия, Самоактуализация

С. М. Перри

Феминистская терапия II (feminist therapy II)

Ф. т. начала развиваться с конца 60-х гг. XX в. Она основана на филос. принципах феминизма, определяемого в словаре Вебстера как «теория политического, экономического и соц. равенства полов». Ф. т. не имеет своего основателя, к.-л. специфических технических приемов и единой теорет. основы. Однако, между феминистскими психотерапевтами имеется достаточное согласие по вопросу филос. ценностей и феминистских принципов, составляющих базисную систему их убеждений.

Ф. т. вытекает из политической идеи о том, что женщины представляют собой угнетаемую группу в зап. культуре. Феминистский лозунг «личное имеет политический аспект» представляет собой существенный элемент Ф. т., подчеркивающий социо-культурную основу развития чувства Я у женщин и психол. последствия девальвации, бесправия, стереотипизации взглядов и патриархальности. Чтобы понять это движение, полезно понять систему осн. положений феминизма, включенных в различные формы психотер.

Система основных положений феминизма. К феминистской философии обычно обращались в целях критики и пересмотра различных психотерапевтических теорий, приписываемых конкретным феминистам. Джеггер и Ротенберг выделили три осн. системы феминизма: либеральную, социалистическую и радикальную. Каждая система взглядов отличается своей концептуализацией угнетения женщин и методов установления справедливости. Приводимая ниже категоризация заимствована из работ Джеггер и Ротенберг, хотя имеются и др. схемы категоризации и описания различных форм феминизма.

Либеральный феминизм часто отождествляется с именем Бетти Фридэн, автора «Женской мистики» (The feminine mystique), к-рую считают инициатором волны женского движения, набравшего силу в 60-е гг. XX в. В центре внимания либерального феминизма находится политика юридической и соц. дискриминации, рез-том к-рой яв-ся неравенство гражданских прав, возможностей получения образования и трудоустройства. Либеральные феминистки, в большинстве своем члены Национальной организации женщин (National Organization for Women, NOW), считают необходимым устранение экономических и юридических препятствий на пути к равноправию женщин. Они считают, что биолог. различия между полами яв-ся минимальными и что причиной очевидного соц. неравенства яв-ся сексизм и соц. конструкция гендера.

Социалистический феминизм основан на традициях марксизма и утверждает, что половая и гендерная системы создают господствующий класс, структурирующий личную, соц. и политическую реальности. Угнетение женщин рассматривается не только как рез-т классовой эксплуатации или капитализма. Социал-марксистские феминисты и мед. систему идентифицируют как средство соц. контроля, поскольку она определяет, что яв-ся здоровьем или патологией и какое лечение яв-ся правильным. Социал-феминисты привлекают марксистскую теорию для анализа того, как воспроизводство (а не простое производство) организовано в об-ве. Патриархальность и нуклеарная семья представляются главными факторами в угнетении женщин. Так, социал-марксистские феминисты требуют устранения патриархальности и капитализма, в к-рых они видят взаимоподкрепляющие системы.

В противоположность социал-феминистам, к-рые не считают, что челов. природа яв-ся биологически детерминированной, радикальные феминисты исходят из того, что между полами существуют значимые биолог. различия. В рамках этой системы взглядов считается, что женщины обладают уникальным стилем, надежностью и способностью к сотрудничеству, в то время как мужчинам свойственна недоверчивость и тенденция к конкурентным отношениям. Сторонники радикальной системы взглядов подчеркивают важность контролирования рождаемости и защиты от сексуальных посягательств в уничтожении сексуальной классовой системы. Эти воззрения основаны на предположении, что эксплуатация женщин яв-ся наиболее фундаментальной формой эксплуатации, к-рая проявляется в каждом аспекте жизни. Хотя эта т. зр. признает важность экономического равенства женщин, высказывается мнение о том, что производственная занятость женщин не устранит их эксплуатацию в семейных отношениях.

Как считает Трэвис, феминистская система взглядов имеет три общих базисных тезиса: а) женщин угнетают, б) личное имеет политический аспект, в) процесс столь же важен, как и рез-т. Хотя эти перспективы акцентируют разные источники угнетения, все они сходятся на том, что женщину лучше всего можно понять в широком соц. и политическом контексте.

Развитие и история феминистской психотерапии. Ф. т. разраб. на основе достижений таких ранних представителей феминистского движения XIX и начала XX в., как Сьюзен Б. Энтони, Элизабет Стэнтон и Маргарет Сэнгер, Психотерапевты начали отделять интрапсихические проблемы от тех, с к-рыми сталкиваются все женщины, живущие в об-ве, обесценивающем их пол. Такой подход явился рез-том неудовлетворенности женщин традиционными моделями и теориями психотерапии, основанными на сексистских допущениях. Высказывалось мнение, что такие традиционные модели функционируют «как механизм соц. контроля, сохраняющий существующее положение вещей и защищающий патриархальную структуру об-ва путем утверждения полоролевых стереотипов как в теоретической позиции, так и в практических приложениях».

Роузуотер и Уолкер, Даттон-Даглас и Уолкер писали об ист. развитии Ф. т. Даттон-Даглас и Уолкер делят развитие Ф. т. на три фазы. Начало первой фазы приходится на конец 60-х гг. XX в., ее длительность — около 10 лет. Во время этой фазы феминистские терапевты обращали свое внимание прежде всего на анализ и критику андроцентрических тенденций, присущих традиционным моделям психотерапии, разработанным мужчинами. В этот период темой исслед. стала психология женщин. Ассоц. женщин в психологии (AWP) была основана в 1969 г. наряду с 35-й секцией Американской психол. ассоц. (Психология женщин). Как сообщают О'Коннелл и Рассо, в этот период появились первые феминистские психол. журналы: «Половые роли» (Sex Roles) в 1975 г. и «Психология женщин» (The Psychology of Women Quarterly) — в 1976 г.

Во время второй фазы феминистские психотерапевты интегрировали теорию феминизма в различные терапевтические подходы, подвергнув пересмотру и/или устранению проявлявшиеся в них элементы сексизма. В рез-те были разработаны модели Ф. т., основанные на феминистских ценностях и принципах, но различавшиеся между собой в зависимости от описаний патологических картин, взглядов на развитие чел., технических приемов и вмешательств. Эти модели, однако, получились раздробленными и ориентированными на широкий спектр объяснительных механизмов, от интрапсихических до интерперсональных и соц.-политических. Феминисты из Центра Стоун в колледже Уэлсли (напр., Джин Бэйкер Миллер и ее коллеги) начали разработку теории развития женщин, подчеркивающей важность и центральный характер межличностных отношений для формирования чувства Я и идентичности женщин. Др. феминистские психотерапевты также разрабатывали теории, акцентировавшие необходимость солидаризации женщин между собой. Кроме того, в этот период Комитет женщин секции консультативной психологии Американской психол. ассоц. разраб. систему принципов ответственной профессиональной практики консультирования и психотерапии женщин. В 1982 г. был проведен первый ежегодный съезд Ин-та прогрессивной феминистской терапии в Вейле, штат Колорадо, явившийся первым официальным собранием феминистских психотерапевтов и теоретиков.

В третьей фазе терапевты разрабатывали теорет. систему Ф. т. Они признавали ее недостаточную полноту и недостаточно четкое разграничение от др. воззрений. Делались попытки ее приложения на практике путем разработки всесторонней и логически последовательной модели Ф. т. Теория интегрирует принципы феминизма с психол. моделями исходя из того, что личность и поведение первично определяются не интрапсихическими механизмами. Навыки приспособительного поведения формируются для выживания в мире угнетения. Попытки сделать терапевтический подход широким и интегративным обращают внимание на подавляющий характер этнических, расовых и культурных проблем, с к-рыми тж могут сталкиваться женщины.

Феминистские терапевты открыто провозглашают свою приверженность феминистским ценностям как основе для концептуализации терапии. Эта система представлений затрагивает «...природу женщин и психического заболевания, дефиниции, мишени терапевтического вмешательства, роль психотерапевта, взаимоотношения психотерапевта и клиента и общие цели терапии». Феминистские терапевты признают, что эмоциональный дистресс у женщин во многом яв-ся рез-том воздействия социокультурных факторов, в силу чего эффективная терапия должна сопровождаться внешними соц. преобразованиями наряду с внутренними психол. изменениями. Они утверждают, что «страдания женщины во многом вызваны внешними обстоятельствами, которые должны быть изменены» и что «женщинам надо помочь оправиться от психологических травм, столь присущих их жизненному опыту».

Ф. т. отвергает приспособление, или медицинскую модель психич. здоровья, исходящую из того, что источник эмоциональных проблем находится внутри индивидуума, и ориентирующую женщин на подчинение соц. нормам сексизма. Она отвергает терапевтические модели, к-рые не рассматривают межличностные отношения женщин в широком соц. контексте. Считается тж недопустимым использование диагностических ярлыков, утверждающих внутреннюю локализацию болезни. Исследования Чеслер и Броверман с соавторами показали, как сексистские стандарты психич. здоровья ставят женщин в невыносимую ситуацию «двойной связи» (double bind) и делают их жертвами навешивания ярлыков психич. больных. Ф. т. ориентирована не на патологию, она отвергает порицание жертв; вместо этого она рассматривает поведение с т. зр. его копинговых, адаптационных качеств.

Феминистские терапевты яв-ся политически ангажированными и призывают к политической сознательности как в терапевтическом процессе, так и в повседневном общении. Феминистский лозунг «личное имеет политический аспект» призывает к солидаризации всех женщин на основе их жизненного опыта, психол. проблем и того соц. угнетения, к-рому они подвергаются со стороны об-ва. Пробуждение политической сознательности часто становится элементом терапии. Феминистские терапевты просвещают своих клиенток в том, что касается гендерной стереотипизации и связи их частных проблем с бесправием женщин как соц. группы. Они внимательны к тому, как их клиентки понимают гендер и как это может ограничивать их способность жить полной жизнью. Они выводят на первый план гендерные проблемы и взаимодействуют со своими клиентками т. о., чтобы стимулировать их к нестереотипному поведению. Помимо того что они выступают как защитники клиенток, феминистские терапевты часто выступают защитниками всех женщин, пропагандируя среди населения свои взгляды по вопросам жизненного опыта и проблем женщин. Разноплановая деятельность феминистских терапевтов демонстрирует их приверженность перспективе, признающей взаимосвязь психол. исцеления с освобождением и полноправием всех женщин.

Полноправие клиенток (Empowerment of clients) требует переопределения силы т. о., чтобы женщины могли утверждать стратегии поведения для выживания в соц. системе, отрицающей их право на открытое проявление силы. Иными словами, женщинам помогают распознать силу, к-рой они обладают, ценить «женскую силу» и лучше осознавать сильные стороны своей личности. Клиенток побуждают к укреплению силы собственной личности, к большей степени контроля своей жизни, к большей автономности и способности самим направлять свою жизнь. В ходе терапии женщинам помогают распознать и оценить адекватность своих потребностей, восприятия и поведения — понять, как лучше всего выжить в данных обстоятельствах. Женщинам помогают освоить новые модусы силы через отношения с терапевтом, являющиеся моделью равноправных отношений.

Одним из наиболее фундаментальных аспектов яв-ся эгалитарный характер отношений между терапевтом и клиентом. Терапевт исходит из принципа равенства и видит в клиенте терапевтического партнера, достойного положительной оценки и уважения. Такой подход устраняет мистическое восприятие могущества терапевта и создает атмосферу, благоприятствующую признанию прав клиентки. Для этого необходимо, чтобы терапевт отказался от авторитарного стиля иерархических властных отношений и в терапевтических отношениях вел себя открыто, искренне, демонстрируя адекватный уровень самораскрытия перед клиенткой и тем самым сообщая свое уважение к ее способности использовать собственные силы для лечения. Феминистские терапевты отвергают роль эксперта, занимая роль фасилитатора, проводника или собеседника, заставляющего клиенток задуматься о собственных ценностях и подходах к жизни. Они помогают клиенткам осознать их способность к адекватной оценке своего жизненного опыта, услышать и оценить свой внутренний голос.

Строя терапевтические отношения на равных, терапевт не считает, что клиентка обладает теми же навыками, что и он сам. Терапевт считает в равной степени важными и ценными как знание клиентки о себе, так и навыки терапевта — и то и другое необходимо для успешной терапии. Мэймо и Лэйдлоу пишут: «Равенство в этом контексте не означает ни одинаковости, ни реципрокности отношений. Оно означает подтверждение индивидуальной ценности и взаимное уважение различного уровня компетенции каждого... Далее, поскольку терапевт вступает в терапевтические отношения как живая личность, а не бесстрастный авторитет, отношения становятся искренними, открытыми, отражающими взаимное уважение и теплоту».

Процесс феминистской психотерапии. На практике процесс Ф. т. широко варьирует в зависимости от терапевтической ориентации психотерапевта. В целом, однако, Смит и Сигель концептуализируют процесс Ф. т. как состоящий из трех этапов. На первом этапе клиентке помогают понять, что ее личные проблемы имеют соц. этиологию, что личная жизнь имеет политический аспект. На втором этапе производится пересмотр понятия силы, формируется равноправное отношение с терапевтом и женщина обучается распознаванию собственной силы. На третьем этапе терапевт поддерживает личностный рост клиентки и содействует ее попыткам освоить новый образ жизни. Процесс Ф. т. описан у Чаплин, Гилберт, Гринспэн, Стёрдивэнт и Рассел.

Феминистские психотерапевты накапливают все больше знаний о различных проблемах, с к-рыми обычно сталкиваются женщины. Такое внимание к женским проблемам позволило в более полном свете увидеть значение жестокого обращения с детьми, физ. агрессии супруга, сексуального насилия и инцеста. Изучению, помимо прочих, подверглись вопросы, связанные с раздражительностью у женщин, представлением о своем теле и компульсивным пищевым поведением, ассертивностью, личными границами, депрессией, бесплодием, женскими половыми дисфункциями, лесбиянством, бисексуальностью и порнографией. Марасик и Хэйр-Мастин в обзоре истории феминизма и клинической психологии пришли к выводу, что феминисты привлекли внимание к следам сексизма в использовании психиатрических понятий и диагнозов, злоупотреблении лекарствами, сексуальных домогательствах в терапии и к психол. проблемам, возникающим в повседневной жизни в связи с неравенством полов. О'Коннелл и Рассо тж проанализировали вклад женщин в психологию и замечают, что «феминистам, вопреки критике, удалось разраб. новые теории, методы и технические приемы». Они документально показали, как критика со стороны феминистов преобразила всю психологию как дисциплину, включ. область психотерапии.

Критика. Ф. т. подвергалась критике неоднократно и во многих аспектах. Более всего ее упрекали в отсутствии единого взгляда на теорию и практику терапии. Простая модификация традиционных теорий в соответствии с феминистскими или свободными от сексизма принципами представляется затруднительной, поскольку многие из таких теорий несовместимы с феминистскими воззрениями вследствие фокусирования на интрапсихических механизмах и игнорирования соц. и политических факторов. Во-вторых, ее называли расистской или, по крайней мере, открыто благоприятствующей белому населению, поскольку она «была разработана белыми женщинами для белых женщин... В наше время теория феминистской терапии не яв-ся ни разносторонней, ни комплексной в своем отражении реальности». Кануха утверждает, что Ф. т. станет еще одной сегрегирующей белой системой, если в ее теорию не будут интегрированы расовые и культурные элементы из разнообразных культур. Нек-рые радикально настроенные феминисты считают, что все формы институционализированной терапии носят оттенок сексизма и яв-ся одной из форм угнетения.

Ф. т. получила огромное распространение с момента своего появления. Однако Браун и Бродски заметили, что «феминистская терапия всегда страдала от стереотипа быть предназначенной только для женщин». Хотя феминистские терапевты признают, что первоначально в центре внимания находились взрослые женщины, они всегда имели дело с различными слоями населения и расширяют поле своей практ. деятельности, «все больше обращаясь к нуждам, заботам и реальности мужчин, детей, семей, лиц пожилого возраста и инвалидов». Она также страдает от стереотипного взгляда, обесценивающего позитивный вклад мужчин, — исходя из того, что они не яв-ся феминистами.

Наконец, в Ф. т. отсутствуют формальные стандарты подготовки специалистов и центры обучения, хотя начальные возможности для подготовки доступны в Центре Стоун колледжа Уэлсли, Центральном ин-те женской терапии в Нью-Йорке и Ин-те психологии женщин 35-й секции Американской психол. ассоц.

См. также Тренинг ассертивности, Когортные различия, Справедливость, Феминистская терапия, Мужской протест, Психотерапия, Самодетерминация, Половые роли, Сексизм

Т. Л. Ниделс

Фенилкетонурия (phenylketonuria)

ФКУ — редкое генетически обусловленное нарушение обмена (один случай на 16 рожденных в США), при к-ром неполное окисление аминокислоты (фенилаланина) может привести к повреждению мозга и тяжелой умственной отсталости. В период новорожденности симптомы ФКУ обычно отсутствуют. Позднее наиболее важным симптомом становится умственная отсталость. При отсутствии лечения большинство больных ФКУ демонстрируют задержку умственного развития, обычно в тяжелой степени. У них более светлая кожа, волосы и глаза, чем у здоровых членов семьи. У более старших детей часто отмечаются как малые, так и большие судорожные припадки. Часто отмечается тж синдром гиперактивности, психотические состояния и неприятный запах тела, вызываемый присутствием фенилуксусной кислоты в моче и потоотделениях.

См. также Наследственные болезни, Умственная отсталость, Аномалии половых хромосом и вызванные ими расстройства

Дж. Л. Андреасси

Феномен «вечеринки с коктейлем» (cocktail party phenomenon)

При нек-рых обстоятельствах мы можем настолько сильно сконцентрироваться на выполнении задачи, что уже не в состоянии уделять внимание происходящим вокруг событиям. Вместе с тем бывают случаи, когда одновременно по нескольких каналам поступает интересующая нас информ., требующая переключения внимания. Простой пример: шумная, многолюдная вечеринка, на к-рой одновременно и громко разговаривает множество людей. Чтобы понять, о чем говорит собеседник, обычно приходится концентрировать внимание на разговоре. Вместе с тем, внезапно услышав несколько оброненных слов из чужого разговора, мы переключаем внимание на него.

В качестве объяснения Ф. в. к. Трейсман выдвигает следующее предположение: вместо того чтобы полностью фильтровать др. разговоры или быстро переключать внимание с одного на другой, мы ослабляем (attenuate) или переводим их на низкий уровень внимания. В таком случае большая часть информ. из этих «ослабленных» разговоров (или каналов) не подвергается дальнейшей обработке, часть ее все же просачивается, особенно имеющая низкий порог различения (напр., наше имя). Т. о., феномен «вечеринки с коктейлем» демонстрирует один из способов, каким мы справляемся с задачами, требующими распределенного и избирательного внимания.

См. также Устойчивость внимания, Слуховое восприятие, Основные сведения, Избирательное внимание

Б. Р. Данн

Феноменологический метод (phenomenological method)

Феноменология рассматривает конкретный опыт и пытается описать его по возможности с минимальными искажениями или толкованиями.

Феноменология, феноменологическая психология и Ф. м. — понятия многозначные. Они берут свое начало из независимых разраб. в философии (напр., работы Гуссерля), в психотер., в клинических исслед., в психиатрии и в гуманистической философии. Феноменология эмпирична в той мере, в какой она изучает явления, к-рые поддаются наблюдению.

Ф. м. исходит из того, что индивидуальный опыт м. б. научно изучен, а потому яв-ся источником надежной информ. Следовательно, он не противостоит естественнонаучной модели эмпирической психологии и не подменяет ее. Феноменологическая информ. компенсирует присущие научной психологии недостаток эмпирического содержания, недооценку субъективных явлений и чрезмерную зависимость от поведения.

Общие отличительные признаки. Ориентированный на феноменологию психолог доверяет опыту и готов к его восприятию, особенно когда он приступает к изучению к.-л. феномена. Специальные знания и эксперим. навыки, полученные в рез-те серьезной подготовки, временно отходят на задний план; имплицитные предположения формулируются в явной форме и тоже временно откладываются. Выслушиваются и серьезно воспринимаются рассказы разных людей (пациентов, студентов, детей и участников лабораторных исслед.) об их собственном опыте.

Феноменологическое замешательство приводит к формулированию хороших вопросов. Вопрос хорош, потому что, во-первых, он свидетельствует об усвоении того, что уже известно, и, во-вторых, он чувствителен к пробелам в знаниях.

Хорошие вопросы инициируют исслед. (мы оцениваем феномен); они служат путеводителем (мы чувствуем, что находимся на правильном — или на ложном — пути); они играют роль контролера (мы удивляемся, если отвечаем на вопрос, с к-рого начали свое исслед.). Хорошими м. б. вопросы, имеющие разные формы: «Почему это так и настолько ли это важно, чтобы докапываться до сути?»

Ф. м. описывает вещи такими, какие они есть, а не такими, какими мы их считаем. Психолог, ориентированный на феноменологию, прежде чем спросить: «Почему это так?», спрашивает: «Что это такое?». «Ошибка стимула» минимизируется, поскольку опыт описывается не с т. зр. того, что нам известно про физиол. условия, в к-рых прошло детство, или внешние детерминанты.

Вклад гештальт-психологии. Гештальт-психологи с самого начала защищали Ф. м., полагаясь как на свою собственную феноменологию, так и на феноменологию др. наук, и постоянно обращались к ней. Эта традиция сохранилась и в подходе к перцепции, она тж представлена в соц. психологии и во взглядах на когницию.

Решению проблемы предшествует осознание самого факта ее существования. Затем проблема должна быть переформулирована т. о., чтобы стали ясны направления и цели поиска. «Правильно сформулированный вопрос — это наполовину готовый ответ».

Феноменологические методы. Феноменологические отчеты субъективны, а потому не застрахованы от искажений. Однако эмпирический материал, на основе к-рого они сделаны, заслуживает определенного доверия. Нек-рые эмпирические методы с помощью систематических операций преобразуют качественный опыт в количественные данные.

Наиболее часто применяемым Ф. м. яв-ся изучение конкретных случаев (case study): детальное изучение неск. чел. (или даже одного чел.) как яркий пример к.-л. явления. Типичные процедуры при этом — открытые и неформализованные интервью и интроспективные отчеты испытуемых. Др. методы используют краткие самоотчеты (протоколы). Так выявляются количественные детали. Проведение опроса на завершающей стадии работы, будучи еще одним видом феноменологического отчета, дает исследователю информ. об усилиях, оплошностях и случаях неверной интерпретации, к-рые без этого он мог бы «проглядеть».

Эти феноменологические отчеты, благодаря своей близости к эмпирическим источникам, отражают все многообразие и уникальность личности; благодаря им восстанавливаются те эмпирические качества, к-рые утрачиваются при традиционном накапливании и объединении статистических данных.

Ф. м. можно поставить в вину то, что он лишь в минимальной степени удовлетворяет таким требованиям, как однозначные дефиниции, строгий контроль, варьируемые переменные и точные измерения. Трудно узнать, выразить и понять чувства и мысли чел. Ф. м. нелегко пользоваться самому и непросто научить этому др.; столь же трудно понять, решили ли вы стоявшую перед вами проблему или нет. В этом заключается парадокс использования опыта для изучения его самого.

См. также Этология, Идиографический и номотетический подходы в психологии, Иллюзии, Безобразное мышление: Вюрцбургская школа, Физиогномическая перцепция, Структурализм

М. С. Линдауэр

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЯ. СТАТЬИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Ключевые слова этой страницы: психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия.

Скачать zip-архив: Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия - zip. Скачать mp3: Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия - mp3.

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психология. Статьи профессиональных психотерапевтов. Психологическая Энциклопедия

эзотерика
психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия Кундалини
психология, статьи, профессиональных, психотерапевтов, психологическая, энциклопедия эзотерика
магия