Просветление
www.PROSVETLENIE.org

Ничего лишнего, только Суть... психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей
Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей
добавить в закладки
обновить страницу
закрыть окно





Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей

Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей


Реклама на сайте:

психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей

Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей

» Сонник - интерактивное толкование снов он-лайн. ...
» Астральные планы и миры...
» Космоэнергетика. Связь с Космической Энергией Совершенства...
» Космоэнергетика и космоэнергетические каналы...
» Биоэнергетическая защита...

Астрал

Энергетическое лечение

психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТАТЬИ. БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СТАТЕЙ

Культура и психотерапия (culture and psychotherapy)

Культуру можно рассматривать и как источник, и как продукт поведения чел. Каждый чел обладает присущими только ему специфическими биолог. задатками и воспитывается в конкретной материальной и культурной среде, разделяя с др. общие установки, образ действий и способы общения, манеру одеваться и пищевые привычки, форму правления, определенные навыки, язык и религиозные практики. Мн. большие, сложные об-ва яв-ся поликультурными .

В настоящее время все, в общем, согласны с тем, что осн. формы психозов можно обнаружить во всех культурах. Однако характер психоза может сильно зависеть от печати конкретной культуры, к-рую она оставляет на чел.

В различных об-вах по-разному подходят к лечению психич. и соматических заболеваний. Заболевание могут пытаться лечить или облегчить колдуны, шаманы, медики или curanderos (хилеры). Во мн. частях мира все еще считается, что колдовство или сглаз в прошлом м. б. причиной различных психич. болезней. В нек-рых группах североамериканских индейцев приемлемы определенные формы поведения, считающиеся патологическими в др. сообществах.

Редлих, Холлиншед и Беллис изучали терапевтическое лечение больных из пяти разных социоэкономических групп. В рез-те они обнаружили, что больные, находящиеся на самых низших социоэкономических уровнях, были наименее склонны обращаться за терапевтической помощью и, вероятно, меньше др. меняли свое отношение к психотер. Кроме того, людей с низким социоэкономическим статусом чаще госпитализировали, чем больных из двух самых высших слоев об-ва, а тж, по-видимому, чаще лечили медикаментозно, вообще не прибегая к психотер. Кэролайн Б. Блок в работе «Черные американцы: опыт кросс-культурного консультирования и психотерапии» (Black Americans and the cross-cultural counseling and psychotherapy experience) отметила, что чернокожих американцев чаще помещают в психиатрические клиники и раньше выписывают, чем белых.

Фрейда культура интересовала исключительно в интеллектуальном смысле.

Геза Рохейм первым из психоаналитиков начал проводить полевые исслед. и жил в неск. племенах, находящихся на дописьменной фазе развития. В работе «Происхождение и функция культуры» (The origin and function of culture) Рохейм описал, как он был очевидцем того, что множество травм, никогда не рассматривавшихся Фрейдом (особенно связанных с обрядами достижения половой зрелости), приводили к разнообразным конфликтам и комплексам в данном об-ве. Рохейм вел интенсивную полевую работу среди аборигенов Австралии. С того времени мн. антропологи, психологи и психоаналитики часто применяли подобный психодинамический подход при изучении личности в разных неевропейских культурах. Однако есть и такие, кто считает, что осн. на учении Фрейда психодинамическая теория имеет более узкий диапазон пригодности.

Культурные факторы необходимо принимать в расчет и при коммуникации — вербальной и невербальной — между пациентом и терапевтом. В 1961 г. Джером Франк в работе «Убеждение и исцеление: сравнительное исследование психотерапии» (Persuasion and healing: A comparative study of psychotherapy) показал, что, несмотря на цель — высвобождение эмоций, терапия требует рационального общения и осмысления. Впрочем, это зависит от общепринятого понимания вопросов терапии, к-рое может коренным образом отличаться в разных культурах.

Какие вопросы будут заданы, как они должны быть построены и каких тем необходимо избегать при первой беседе с пациентом — это ключевые вопросы в кросс-культурной психотер. При проведении полевых исслед. антрополог учится так строить интервью, чтобы задаваемые вопросы были правильно поняты. Карстэарс в работе «Кросс-культурное психиатрическое интервью» (Cross-cultural psychiatric interviewing) показал, что языковой барьер м. б. большим препятствием, чем ожидалось, при интервьюировании пациента из др. культуры. Карстэарс обнаружил, что в Индии пациенты часто своим видом показывают, что они понимают английский лучше, чем оказывается на самом деле. Это может приводить к искажениям, мешающим точной оценке терапевтом положения пациента.

Эдвард Холл придумал термин «проксемика» для обозначения научной дисциплины, изучающей то, каким образом люди бессознательно структурируют окружающее пространство. Он описал свои исслед. в работе «Система счисления проксемического поведения» (System of notation of proxemic behavior). В США двое взрослых при разговоре обычно стоят на расстоянии 2 футов друг от друга. Для латиноамериканца или араба сидеть или стоять на таком большом расстоянии от др. чел. будет считаться грубостью. Когда американцы — психотерапевт и пациент — сидят на расстоянии неск. футов друг от друга, пациенту это может показаться проявлением равнодушия и холодности со стороны терапевта.

Психотерапевтов специально обучают понимать свои собственные чувства и чувства пациента и справляться с ними подходящим способом. Иногда, однако, разные привычки терапевта и пациента могут вызывать неожиданные эмоциональные реакции как со стороны терапевта, так и со стороны пациента. Терапевт обязан понимать и принимать во внимание особые, непохожие на его собственные, чувства и проблемы, связанные с культурными паттернами пациента.

Часто высказывались предположения, что терапевт и пациент должны принадлежать к одной культуре (или же к одной из разновидностей общей культуры), а тж быть одного пола. Напр., терапевт мужского пола, американец японского происхождения должен получать наилучшие рез-ты, работая с американским пациентом мужского пола, имеющим японские корни. Однако мн. пациенты могут пожелать работать с терапевтами из др. культуры или др. разновидности их собственной культуры. Они могут посчитать, что такой терапевт не будет осуждать их так, как это сделал бы представитель их собственной, узкой культурной группы. Вероятно, успех терапии зависит больше от способности терапевта понять культурные различия и связанные с ними ценности, аттитюды и формы поведения, чем от его принадлежности к определенной культурной группе.

См. также Кросс-культурное консультирование, Кросс-культурная психология, Культуроспецифические расстройства

Т. М. Абель

Культурные различия (cultural differences)

Образ мысли и действий людей различается в зависимости от их принадлежности к той или иной культуре. Вследствие важности культуры в жизни чел. специалисты в области соц. наук давно интересовались ее воздействием на личность и поведение. Культуры различаются не только по способу пр-ва и поддержания жизни, но и по тому, чем люди владеют и как они мыслят.

Антропологи и соц. психологи показали выгоды изучения простых (гомогенных) об-в в целях сравнения их с такими сложными (гетерогенными) культурами, как культура США. Наблюдая поведенческие различия, они могут получить представление о том, какие виды и формы поведения изменяются от культуры к культуре, а какие яв-ся относительно постоянными и встречаются во всех культурах. Иногда рез-ты таких сравнений буквально поражают и оказывают существенное влияние на взгляды представителей соц. наук в отношении поведения и развития чел.

Классический пример такого изменения — изменение взглядов ученых на развитие подростков после исслед. Маргарет Мид культуры Самоа, опубликованных в сборнике ее работ «Из южных морей» (From the south seas). В начале 1900-х гг. Г. Стэнли Холл представил доводы (особенно убедительные в его 2-томном труде «Юность» (Adolescence)) в пользу того, что подростковый возраст — это стадия, порождаемая физиолог. перестройкой на основе заложенной в генах программы. По его мнению, поскольку «буря и натиск» — следствие меняющихся физиолог. процессов, такое поведение является универсальным и обнаруживается в любой культуре. Чтобы проверить этот вывод, Мид решила провести полевые исслед. на Самоа. Она обнаружила, что методики родительского воспитания детей там существенно отличаются от принятых в американской культуре. Родители самоанских детей стремились избегать конфликтов с ними, не ограничивали игры детей и не заставляли силой выполнять к.-л. задания. Вследствие такого мягкого обращения родителей со своими детьми, между ними редко возникали конфликты и эмоциональное напряжение, приводящее к срывам. Дети играли группами, и только старшие из них использовали какую-то власть.

Когда дети достигали подросткового возраста, они сталкивались с теми же условиями воспитания, что и в более раннем возрасте: правила и ограничения, поскольку они устанавливались не родителями, а традицией, не вызывали размолвок и эмоционального дискомфорта, а наказание не приводило к появлению обид или враждебного отношения. «Буря и натиск» — существенная сторона отрочества в развитых культурах — здесь никак не проявлялись. И это при том, что те же самые физиолог. изменения были неотъемлемой частью жизни каждого ребенка. Холл связывал утрату душевного равновесия и эмоциональный дискомфорт так часто встречающиеся в поведении подростков, с физиолог. перестройкой в организме; но несмотря на то, что организм самоанских подростков претерпевал те же изменения, они не сопровождались эмоциональным напряжением и дискомфортом.

В рез-те исслед. Маргарет Мид были сделаны определенные обобщения и появились новые вопросы. Как много в поведении обусловлено культурой и что именно зависит в нем от телесной конституции? Этот вопрос все еще продолжает вызывать споры.

См. также Кросс-культурная психология, Групповая сплоченность, Ролевые ожидания, Социальная психология

Т. Александер

Культурный детерминизм (cultural determinism)

Термином «К. д.» обозначается вера в то, что культура распоряжается судьбой каждого чел. Рут Бенедикт в работе «Модели культуры» (Patterns of Culture) утверждала, что дети становятся частью своей культуры со всеми ее осознаваемыми возможностями и ограничениями, направляющими ход их жизни. Такой детерминистический взгляд на развитие чел. ясно дает понять, что, хотя люди и считают, будто они сами принимают решение, выбирая дом, одежду или даже продукты питания, на самом деле их выбор определяется культурой: все, что чел. делает, ест и чувствует, обусловлено его культурой. Это мощное воздействие культуры достигает максимума ко времени, когда ребенку исполняется 5 лет, так что он просто не представляет себе иного образа поведения, кроме прививаемого культурой.

Дети часто испытывают фрустрацию и негативные чувства при столкновении с культурными нормами и ожиданиями. Этот процесс почти всегда сопровождается возмущением и неприязнью с их стороны. В последнее время это возмущение обнаруживает себя в столкновении с бытовой стороной жизни и в осуждении стандартов «благополучия». Дети стремятся к автономии и свободному выражению побуждений, однако такое стремление приводит к конфликту с теми, кто выполняет роль «агентов» культуры. Конечно же, самыми важными из них яв-ся родители, особенно мать. Большинство детей, растущих в семьях, где существует сплоченность и стабильность, принимают культурные нормы, поддерживаемые родителями. Этому принятию способствуют эмоциональные узы между детьми и родителями. Благодаря взаимозависимости вследствие эмоционального удовлетворения дети ведут себя в соответствии с наставлениями и желаниями своих родителей. В процессе аккультурации дети интернализуют наказы своей культуры, так что ценимые в ней способы поведения становятся частью их личности.

Важность культуры в детерминации поведения четко просматривается в концепции «соц. часов»: культурно обусловленное поведение не только составляет подлинную сущность нашей жизни; ожидаемое и одобряемое в конкретной культуре поведение должно быть присвоено человеком к определенному времени. Эту концепцию представляют Бернис Ньюгартен и Ганхилд О. Хагестад. Т. о., жизнь чел. подразделяется на периоды, через к-рые мы проходим согласно «расписанию», составленному культурой, в к-рой живем; жизнь должна протекать с определенной скоростью, сообразуясь с этим предустановленным графиком движения. В периоды детства, зрелости и старости культура предоставляет благоприятные возможности и выдает награды (или лишает того и др.) не только в зависимости от количества прожитых лет, но и от того, насколько синхронизирован ход жизни индивидуума с соц. часами, предусмотренными данной культурой.

Т. о., как подчеркивает Терон Александер в работе «Проблемы жизненного пути» (The life course issues), К. д. означает, что на самом деле мы практически лишены возможности выбирать свой жизненный путь. К. д. оставляет немного возможностей для индивидуальной свободы или экспериментирования с вариантами решения проблем, отличными от принятых в данной культуре, как, впрочем, и не допускает свободного выражения индивидуальных различий, осн. на генетической изменчивости.

Конфликт с культурными нормами особенно часто наблюдается у подростков. Культура настойчиво требует соответствия возрастным ожиданиям, но подросткам иногда говорят, что они еще недостаточно взрослые, чтобы претендовать на определенные привилегии, а иногда — что они уже слишком большие, чтобы вести себя подобным образом. В рез-те возникают недоразумения и размолвки.

Значительная часть исследователей считает, что ход развития определяется как биолог., так и иными факторами, существующими в культуре. Жан Пиаже, напр., в работе «Истоки интеллекта у детей» (The origins of intelligence in children) утверждает, что порядок стадий развития определяется действием факторов созревания. Т. о., мн. привлекает подход, согласно к-рому физ. влияния, в дополнение к культурным, рассматриваются в качестве важных факторов детерминации челов. поведения.

См. также Аккультурация

Т. Александер

Культуроспецифичные расстройства (culture-bound disorders)

Термин «К. р.» относится к психол. нарушениям, распространенность к-рых ограничивается представителями отдельных этнокультурных групп и традиций. И сам этот термин, и стоящее за ним понятие весьма спорны и были темой широких дискуссий, поскольку поднимают принципиальные вопросы об универсальности психол. расстройств. По мнению нек-рых исследователей, К. р. — это просто варианты нарушений, встречающихся у жителей зап. стран. Др. же считают, что эти расстройства специфичны для представителей «незападного» мира и не вписываются в рамки психиатрических классиф. Запада.

Осн. споры ведутся вокруг вопроса о влиянии культуры на психопатологию. Большинством ученых-психиатров культурные переменные рассматривались как несущественные. Т. о., если К. р. действительно существуют, то культуре должна отводиться важная роль в происхождении психич. патологии. А это ставит трудноразрешимые проблемы перед биолог. концепциями психич. расстройств.

Для описания К. р. используется ряд терминов: а) экзотические психозы; б) атипичные психозы; в) эзотерические расстройства; г) истерические психозы; д) этнические психозы; е) культуроспецифичные реактивные синдромы и, наконец, ж) К. р. Все эти термины отражают отсутствие четкого понимания природы таких заболеваний. Следует ли их считать психотическими или невротическими расстройствами? Имеют ли они биогенное или психогенное происхождение? Яв-ся ли они просто вариантами психич. заболеваний, наблюдаемых у представителей зап. культуры, или же это уникальные в культурном отношении виды нарушений? Ответить на эти вопросы сложно. Число зафиксированных случаев культуроспецифичных нарушений ограниченно, а их описание не отвечает научным требованиям. Часто собранные материалы богаты мнениями и бедны фактами. Поскольку мн. исследователи даже не имели доступа к больным, они были вынуждены доверять сведениям, полученным от третьих лиц, не имевших достаточной подготовки по этим вопросам.

Виды культуроспецифичных расстройств

В клинической и научной литературе сообщалось более чем о 30 видах К. р. Тем не менее только небольшая часть этих заболеваний рассматривалась достаточно серьезно, и в данной статье мы ограничимся обсуждением четырех расстройств: лата (latah), амок (amok), сусто (susto) и коро (koro).

Лата. Лата встречается гл. обр. среди коренного населения Малайзии и Индонезии. Заболевание наблюдается как у мужчин, так и у женщин, однако чаще у последних. Две ее главные составляющие — реакция испуга и последующее подражательное поведение, включающее эхолалию (повторение сказанного др. чел.), эхопраксию (повторение действий др. чел.), автоматическую копролалию (импульсивное произнесение непристойных слов), а тж измененное сознание и страх. Эти симптомы могут повторяться. В большинстве случаев расстройству предшествует внезапный стресс.

Антрополог и психиатр Г. Б. М. Мерфи, работающий в области транскультуральной психиатрии, выдвинул неск. теорий происхождения лата и связи этого заболевания с культурными факторами. Он утверждает, что определенные методы детского воспитания в Малайзии и Индонезии делают коренных жителей предрасположенными к гипервнушаемости, к-рая затем связывается с половой функцией.

Исследователи высказывают предположение о сходстве лата с истерическими расстройствами, встречающимися в Юго-Восточной Азии, Сибири и разных частях Японии. Поу Менг Яп, психиатр, много писавший о К. р., рассматривая их с позиций транскультурального подхода, отмечал, что лата имеет сходство с такими расстройствами, как: меряченье (miryachit), амурах (amurakh), олонизм (olonism), иму (imu), имубакко (imubacco), йонг-да-хте (yong-dah-hte), бахтши (bahtschi), юан (yuan), мали-мали (mali-mali), «jumping frenchmen» и арктическая истерия (Arctic hysteria). Из всех К. р. лата — самый излюбленный предмет исслед.

Амок. Согласно Мерфи, слово «амок» впервые встречается в европейской литературе в 1552 г. в отчетах португальских путешественников по Юго-Восточной Азии, где описываются религиозные фанатики, клявшиеся пожертвовать своей жизнью в битве с врагами. Со временем оно превратилось в термин для обозначения лиц, у к-рых периоды ухода в себя и апатии внезапно сменялись вспышками мании, ажитации и жестокими нападениями на окружающих. Часто нападение удавалось остановить лишь тогда, когда в целях самозащиты захваченного амоком чел. ранили или убивали.

Выдвигались различные теории амока, приписывавшие причину этого расстройства лихорадочным (напр., малярии) и нелихорадочным (напр., сифилису) инфекционным заболеваниям, опиумной наркомании, хроническим болезням (напр., поражению головного мозга) и социопсихол. дистрессу. Ни одна из теорий не выдержала испытание временем; нек-рые же исследователи пришли к заключению, что амок представляет собой не синдром отдельной болезни, а эксплозивное диссоциативное состояние, к-рое может возникать в силу целого ряда причин.

Пфайфер отмечает, что амок может вызываться действием множества факторов, в том числе хроническими заболеваниями, инфекциями, лишением сна, половым возбуждением, средовым стрессом или жарой. Он утверждает, что заболевание протекает в три фазы. В первой фазе чел. погружен в себя, замкнут, пассивен и обнаруживает неврастенические реакции. Во второй фазе у него (фактически все больные — мужского пола) отмечаются признаки деперсонализации, дереализации и паранойи, чувство ярости и соматическая симптоматика. В третьей фазе, или фазе амока, больной приходит в неодолимое возбуждение, яростно кричит и набрасывается на окружающих с оружием (напр., мачете), не отдавая отчета в своих действиях и ничего не помня. Если больного в этой фазе не убивают, то за ней наступает истощение сил и возвращение к нормальному сознанию. А. Кив отмечает, что амок сходен с расстройствами, встречающимися в др. частях света, включая «злобную тревогу» в Африке, катхард (cathard) в Полинезии, псевдонайт (pseudonite) в пустыне Сахара и неги-неги (negi-negi) в горных районах Новой Гвинеи.

Сусто. Сусто, известное еще как эспанто (espanto), встречается среди испаноговорящего населения в Центральной и Южной Америке, а тж среди испаноговорящих переселенцев в США. Изучением этого расстройства занимались Рубел и Гобейл. Хотя сусто встречается у лиц разного пола и во всех возрастных группах, чаще всего это расстройство обнаруживают у детей и молодых женщин. Термин «сусто» применяется к широкому спектру феноменов.

В общем, сусто означает «потерю души». Расстройство начинается с переживания сильного чувства страха, вслед за к-рым наступает потеря веса и аппетита, появляется бледность, усталость, вялость, неопрятность и сильная жажда.

Предлагалось неск. теорий сусто. Кив высказал предположение, что сусто — это тревожное расстройство, вызываемое неприемлемыми импульсами, к-рые ставят индивидуума в зависимость от таких защит, как проекция, изоляция и смещение. Кроме того, Кив утверждает, что сусто дает возможность играть роль «больного», к-рая приносит существенную вторичную выгоду, получаемую в виде проявлений внимания и любви. Он пишет: «Сусто — это ...культурнозначимый синдром тревожной истерии, позволяющий больному получить признание». Гобейл отстаивает мнение, что развитие сусто у детей м. б. обусловлено ощущением ненадежности положения и страхами, связанными с заброшенностью, особенно при частых переездах и поездках родителей.

Коро. Коро (иногда еще называют шук янг (shook yong)) наблюдается у жителей китайского происхождения в Юго-Восточной Азии и Гонконге. У мужчин это расстройство характеризуется сильным страхом, связанным с идеей, что его пенис постепенно уходит внутрь тела. У женщин оно может проявляться в виде страха, что их грудь сжимается или же половые губы втягиваются внутрь. Однако данным расстройством страдают гл. обр. мужчины. Его описали Яп и Рин, объясняющие развитие коро верой в баланс инь и ян — женского и мужского начал, к-рый может нарушаться вследствие половых излишеств. Сильная боязнь этого принимает форму приступов паники или даже страха смерти. Кроме того, часто присутствует стыд за свои действия, особенно если данное лицо находит выход, прибегая к услугам проституток или к мастурбации.

Классификация культуроспецифичных расстройств

Хотя нек-рые ученые и считают, что К. р. представляют собой дисфункции, характерные именно для тех этнокультурных условий и традиций, в к-рых они встречаются, др. придерживаются мнения, что это всего лишь варианты расстройств, обнаруживаемых в зап. мире.

Кив предложил следующую классиф. К. р.: а) тревожные состояния: коро, сусто; б) фобические состояния: мал оджо (mal оjo), смерть Вуду; в) депрессивные расстройства: хива-итчк (hiwaitchk), психоз виндиго (windigo), «злобная тревога»; г) истерические расстройства: лата; д) обсессивно-компульсивные неврозы: шинкейшитсу (shinkeishitsu), фригофобия; е) диссоциативные состояния: амок, пиблоктог (pibloktoq), хси пинг (hsieh ping), одержимость духами. По Киву, К. р. можно распределить по подклассам зап. невротических расстройств.

Яп считал мн. К. р. вариантами реактивных психозов. По его предположению, они составляют четыре базисные формы психопатологии: а) первичные реакции страха: сусто, «магическая смерть», лата, мали-мали, иму, мирьяхит, йонг-да-хте и «магический страх»; б) гипереридические (hypereridic) реакции ярости: амок, неги-неги; в) культурно обусловленные нозофобии: коро; г) трансовые состояния диссоциации: психоз виндиго, хси пинг. Эти формы тж можно разнести по трем осн. категориям психогенных или реактивных психозов, предложенных Шнайдером (К. Schneider, 1959): эмоциональные синдромы (коро, сусто); параноидные синдромы и синдромы нарушенного сознания (лата, амок, неги-неги, хси пинг и виндиго).

Роль культурных факторов в этиологии, начале, манифестации, течении и исходе психол. расстройств установлена достаточно надежно (Marsella & White, 1982, Triandis & Draguns, 1981). Поэтому неудивительно, что определенные культурные условия и традиции связывают с определенными расстройствами. Для зап. психиатрии было достаточно сложно приспособить свои допущения и знания к тому, что каждая культура способствует развитию и сохранению специфических расстройств. «Универсальные» патологии, бесспорно, существуют, однако и они не могут полностью избежать влияния культурных факторов. Т. е. в этом смысле все психол. расстройства яв-ся культуроспецифичными. Это относится к шизофрении и депрессии в такой же степени, как и к коро, лата, амоку и др. собственно «культуроспецифичным» расстройствам. Последние привлекают наше внимание к этноцентрическим предубеждениям в зап. психиатрии и, т. о., дают нам возможность прояснить загадку происхождения и др. проблемы, относящиеся ко всем психол. расстройствам.

См. также Кросс-культурная психология, Культурные различия, Расстройства личности

Э. Г. Марселла

Культур-шок (culture shock)

Изобретение термина «К.-ш.» (для описания тревоги, вызванной утратой ощущения того, что, когда и как нужно делать в новой для себя культурной среде) обычно приписывают Калверо Обергу. Чел., попавший в чужую культуру, обнаруживает, что привычные ориентиры исчезли и замещены странными или незнакомыми. В рез-те у приезжего могут возникать самые разные состояния — от неясного чувства дискомфорта до совершенной дезориентации, требующей полной перестройки мышления. Вообще говоря, любая новая ситуация — напр., новая работа, новые отношения, новый образ жизни или новые соседи, — может потребовать нек-рых корректировок роли и изменений идентичности аналогично К.-ш. Иногда понятие К.-ш. используют для обозначения общей ситуации, когда чел. вынужден приспосабливаться к новому порядку, при к-ром не работают ранее усвоенные культурные ценности и модели поведения.

Вызываемые К.-ш. проблемы можно распознать, опираясь по меньшей мере на шесть отличительных признаков. Во-первых, привычные ориентиры поведения, ожидаемого от конкретного чел., или вообще отсутствуют, или их значение изменено. Во-вторых, ценности, к-рые данный чел. считал подлинными, желанными, привлекательными и важными, могут потерять все эти качества. В-третьих, дезориентация вследствие К.-ш. вызывает эмоциональное состояние тревоги, депрессии и даже враждебности, изменяющееся от легкого беспокойства до «шквалов» слепой, необузданной ярости. В-четвертых, имеет место неудовлетворенность новым образом жизни и идеализация старого. В-пятых, привычные способы восстановления сил и душевного равновесия, к-рые до этого обычно срабатывали, больше не помогают. В-шестых, появляется ощущение, что это состояние перманентно и никогда не пройдет.

Вхождение в новую культуру часто вынуждает чел. негативно оценивать как эту новую, так и свою прежнюю культуру. До недавнего прошлого предполагалось, что К.-ш. несет с собой один только негативный опыт. Оберг указывал по меньшей мере на шесть аспектов К.-ш.: а) напряжение вследствие траты сил на психол. адапт.; б) чувство утраты и лишения в отношении того, что касается прежних друзей, статуса, рода занятий и имущества; в) непринятие чел. новой культурой и ее неприятие им самим; г) утрата ясности в отношении роли, ролевых ожиданий, чувств и Я-идентичности; д) удивление, беспокойство, отвращение или возмущение в отношении культурных различий нового и прежнего образа жизни; е) сознание собственного бессилия вследствие неспособности вписаться в новую окружающую среду. Др. авторы применяли термин Оберга более широко, включая «культурную усталость», «языковой шок», «ролевой шок» и «всеобъемлющую неопределенность». Все эти определения сохраняли единство осн. значения, прилагая его к различным частным аспектам данной проблемы.

Питер Адлер попытался описать процесс и установить последовательность стадий переживания К.-ш. Его модель включает пять стадий: а) первичный контакт, или стадия «медового месяца», когда новоприбывший испытывает любопытство и возбуждение «туриста», но при этом его базисная идентичность все еще связана корнями с родной почвой; б) вторая стадия связана с дезинтеграцией старой системы знакомых ориентиров, при к-рой чел. ощущает себя сбитым с толку и подавленным требованиями новой культуры; типично тж чувство самообвинения и собственной несостоятельности перед лицом возникших трудностей; в) третья стадия предполагает реинтеграцию новых ориентиров и возросшее умение функционировать в новой культуре. Типичные эмоции, связанные с этой стадией, — гнев и обида по отношению к новой культуре как причине трудностей и менее подходящему для жизни месту, чем прежняя среда. Поскольку на этой стадии гнев направлен вовне, то таким лицам очень сложно оказать к.-л. помощь; г) на четвертой стадии продолжается процесс реинтеграции в направлении приобретения автономии и увеличения способности видеть положительные и отрицательные элементы как в новой, так и в старой культуре; д) пятая стадия характеризуется независимостью: чел. достиг, наконец, «бикультурности» и теперь способен функционировать и в старой, и в новой культуре.

Эта последовательность стадий или шагов описывается U-образной или, включая возвращение на родину, W-образной кривой, когда процесс приспособления повторяется в условиях прежней культуры. Чёрч рассматривает одиннадцать эмпирических исслед. в подтверждение гипотезы U-образной кривой. Эти данные подтверждают общую гипотезу, однако полное восстановление до первоначального уровня позитивного функционирования так и не получает объяснения. В пяти из этих исслед. не удалось подтвердить гипотезу U-образной кривой, что свидетельствует об отсутствии подкрепления осн. тезиса данными, полученными на разных выборках. Несмотря на недостаток эмпирических доказательств, U-образная кривая в качестве модели К.-ш. пользуется повышенным эвристическим спросом.

Фурнем и Бохнер обсуждают ряд проблем в связи с гипотезой U-образной кривой применительно к К.-ш. Во-первых, слишком мн. зависимые переменные, такие как депрессия, одиночество, ностальгия и др. аттитюды, могут рассматриваться в качестве разных сторон процесса приспособления. Во-вторых, определены лишь отдельные участки U-образной кривой в работах, где эта гипотеза проверялась на разных выборках лиц, находившихся на момент начала исслед. на различных уровнях приспособления и потому изменявшихся с разной скоростью. Фурнем и Бохнер высказывают мнение, что эмпирические исслед. процесса К.-ш. должны сосредоточиваться на интерперсональных, а не на интраперсональных переменных.

Кили обнаружил, что во мн. случаях сотрудники Канадского агентства междунар. развития (Canadian International Development Agency), испытывавшие сильный К.-ш. в длительных зарубежных командировках, в конечном счете работали более продуктивно, чем те, у к-рых К.-ш. был незначительно выражен или вовсе отсутствовал. Это согласуется с позицией П. Адлера, утверждавшего, что К.-ш. — это процесс межкультурного научения, ведущий к большему самопознанию и личностному росту; такая позиция на данный момент встречает большее понимание, нежели отнесение К.-ш. к заболеваниям. Рубен и Кили пришли к выводу, что интенсивность и направленность К.-ш. не связаны с паттернами психол. адапт. В нек-рых случаях выраженность К.-ш. положительно сказывалась на итоговой профессиональной эффективности в новой обстановке.

Фурнем в обзоре литературы по теме приспособления лиц, временно проживающих в чужой стране, пытался классифицировать различные виды К.-ш., подчеркивая скорее его интерперсональный, чем интраперсональный аспект. Согласно первому подходу, появление К.-ш. связано с географическим перемещением, вызывающим реакцию по типу оплакивания (выражения скорби по поводу) утраченных связей. Тем не менее не всякий К.-ш. связан с горем, и нет никакой возможности предсказать в каждом отдельном случае тяжесть утраты и соотв. глубину скорби.

Согласно второму подходу, вина за переживание К.-ш. возлагается на фатализм, пессимизм, беспомощность и внешний локус контроля чел., попадающего в чужую культуру. Тем не менее это не объясняет различий в степени дистресса и противоречит предположению, что большинство «путешественников» — субъективно — имеют внутренний локус контроля.

С третьей т. зр. К.-ш. — это процесс естественного отбора или выживания самых приспособленных, когда выживают только лучшие. Но такое объяснение слишком упрощает присутствующие переменные, поскольку большинство исслед. К.-ш. ретроспективные, а не прогнозирующие.

Согласно четвертой т. зр., вина за возникновение К.-ш. возлагается на неуместные в новой обстановке ожидания приезжего. Но нет никаких доказательств связи между неудовлетворенными ожиданиями и плохим приспособлением.

Сторонники пятой т. зр. утверждают, что причиной К.-ш. являются негативные события и нарушение ежедневного распорядка в целом. Однако измерить происходящие события и установить причинность очень сложно: то ли сами пострадавшие яв-ся виновниками негативных событий, то ли негативные события заставляют страдать этих людей.

Согласно шестой т. зр., К.-ш. вызывается расхождением ценностей из-за отсутствия взаимопонимания и конфликтов. Но ведь какие-то ценности более адаптивны, чем др., и ценностный конфликт сам по себе не может быть достаточным объяснением.

Седьмое объяснение связывает К.-ш. с дефицитом соц. навыков, вследствие чего соц. неадекватные или неопытные люди переживают более трудный период приспособления. Тем не менее в таком объяснении преуменьшается роль личности и социализации, а в таком понимании приспособления присутствует скрытый этноцентризм.

Восьмая т. зр.: вина возлагается на недостаток соц. поддержки, причем этот подход заимствует аргументы из теории привязанности, теории соц. сети и психотер. Однако достаточно сложно количественно измерить соц. поддержку или разраб. механизм либо процедуру соц. поддержки, чтобы проверить данное объяснение.

Педерсен, развивая исслед. Томаса Коффмана, предложил ряд стратегий совладающего поведения, помогающих справиться с К.-ш. Во-первых, приезжий должен осознать, что любая важная перемена в жизни, как правило, имеет следствием стресс и дискомфорт, и в этом нет ничего необычного или патологического. Страдания, причиняемые К.-ш., могут в меньшей степени восприниматься как нехватка чего-либо или болезнь, если признать К.-ш. нормальной реакцией на перемены.

Во-вторых, сохранение личной целостности и самоуважения должно стать осн. целью того, кто переживает К.-ш. Приезжие зачастую ощущают потерю своего статуса в новой культуре, язык, обычаи и порядки к-рой ему незнакомы. Таким людям нужны ободрение и поддержка для сохранения правильного Я-образа и восстановления уверенности в своих силах.

В-третьих, на приспособление к новой культуре должно отводиться какое-то время, позволяющее избежать давления или спешки. Каждый чел. приспосабливается в своем индивидуальном темпе, в зависимости от ситуации. Для окончательного «примирения» нового и старого может потребоваться больше времени, чем кажется подходящим, но это время должно пройти.

В-четвертых, осознание адаптационных паттернов поможет приезжему выработать новые навыки и понимание ситуации. Составив схем, процессов, приводящих к появлению К.-ш., и предсказав дальнейший ход приспособления в виде логической последовательности стадий, можно сделать этот процесс более конкретным и однозначным. Депрессию и чувство провала следует воспринимать как одну из стадий приспособительного процесса, а не как постоянную составляющую своей новой идентичности.

В-пятых, словесное маркирование симптомов К.-ш. поможет приезжему интерпретировать эмоциональные реакции на стресс в ходе адапт. Знание того, что др. люди испытали К.-ш. и выжили или даже стали сильнее благодаря такому жизненному опыту, может подбадривать и обнадеживать.

В-шестых, то, что чел. легко приспосабливался в родной культуре, вовсе не значит, что адапт. к чужой культуре будет легкой. В нек-рых случаях приезжие могут ощущать ностальгию сильнее, если на родине они жили намного лучше. Возможно тж, что люди переносят свои старые проблемы в новую культуру, что ведет к плохому приспособлению в обеих культурах, хотя они-то как раз стремятся избавиться от старых проблем, сбежав в новую культурную среду.

В-седьмых, если нельзя предотвратить К.-ш., то можно подготовить людей к переходу в новую культуру и, следовательно, облегчить процесс приспособления. Такая подготовка могла бы включать изучение языка, культуры, моделирование ситуаций, в к-рые обычно попадают приезжие, и встречи с представителями землячеств.

Совр. теорет. перспектива, в к-рой ведутся исслед. К.-ш., образована рядом практически общепринятых допущений. Во-первых, К.-ш. — это не болезнь, а процесс научения, каким бы неприятным или болезненным он ни был. Однако К.-ш. м. б. связан с патологическими состояниями или приводить к вредным для здоровья реакциям. Во-вторых, в более широком смысле К.-ш. может относиться к положению, выходящему за пределы ситуации «приезжий в др. стране». Люди, переживающие любые радикальные изменения в своей жизни, могут проходить через процесс адапт. или аккомодации, напоминающий К.-ш. В-третьих, пока невозможно (если возможно вообще) измерить процесс развития К.-ш. или доказать гипотезы U- или W-образной кривой, хотя все еще сохраняется эвристическая ценность К.-ш. в качестве объяснительной модели. В-четвертых, существуют способы подготовки людей к переживанию К.-ш., способствующие в ходе этого процесса облегчению страданий и неудобств. И наконец, К.-ш. — это распространенное явление, с к-рым — в большей или меньшей степени — в свое время сталкивается большинство людей.

См. также Билингвизм, Совладание, Культуроспецифичные расстройства, Групповое давление, Теория реактивного сопротивления

П. Б. Педерсен

Курение (smoking behavior)

К. табака, особенно сигарет, стало объектом серьезного научного исслед. с 60-х гг. XX в. Однако история потребления табака насчитывает более 400 лет.

Хотя внимание значительной части об-ва к данным о вреде К., несомненно, способствовало нек-рому снижению потребления сигарет на душу населения США, во всем мире потребление табака существенно выросло. Эта общемировая тенденция непрерывного роста потребления сигарет подняла множество сложных вопросов о мотивации К., касающейся как возникновения и сохранения привычки, так и избавления от нее.

Начало курения

На Западе курить сигареты начинают в основном в подростковом возрасте. Большинство курильщиков приобретают эту привычку до 20 лет, но лишь немногие из них отмечают, что первое впечатление было приятным. Когда-то К. считалось мужским занятием, но сегодня среди курящих подростков девочек почти столько же, сколько мальчиков. Тем не менее в США, по-видимому, существует устойчивая тенденция к снижению числа подростков среди начинающих курильщиков.

Хотя, конечно же, есть множество личных причин, по к-рым одни люди начинают курить, а другие нет, существует неск. общих факторов, способствующих, по мнению большинства, приобщению к К. Напр., подростки из малообеспеченных семей и плохо успевающие в школе, скорее всего, начинают курить раньше и курильщиков среди них больше. Хотя постоянно отмечается сильное влияние наличия курильщиков в семье, истинная природа этого влияния неясна.

Одним из важнейших факторов, способствующих приобщению к К. в подростковом возрасте, яв-ся, по-видимому, давление сверстников. Снятие напряжения, стремление успокоиться или попытки справиться с нервозностью тж считаются значимыми мотивами начала К. Есть данные, подтверждающие, что подростки, рано начавшие курить, яв-ся более общительными и ищущими возбуждения (arousal seeking), чем их некурящие сверстники. Однако, несмотря на попытки выявить полный набор отличительных особенностей начинающих курильщиков, накопленные в этой области данные носят нечеткий и противоречивый характер.

Курение как устойчивая привычка

Трудности в понимании причин продолжения К. вытекают, по крайней мере частично, из комплексной природы эффектов К. на психол. и физиолог. уровнях.

На физиолог. уровне никотин, попадая в кровь, вызывает ряд кратковременных эффектов, большей частью сходных с эффектами, наблюдающимися при возбуждении симпатической НС. Действие никотина на сердечно-сосудистую систему приводит к учащению ритма и силы сердечных сокращений, повышению АД и усилению кровотока. Попадание никотина в организм ведет тж к повышению уровня сахара в крови и расширению кровеносных сосудов. Кроме того, никотин может воздействовать на уровень нек-рых хим. продуктов ЦНС (напр., норэпинефрина, серотонина, ацетилхолина) и вызывать незначительные изменения ЭЭГ-активности.

Один из трудноразрешимых вопросов заключается в следующем: хотя потребление никотина оказывает, по-видимому, стимулирующий эффект, большинство курильщиков неизменно сообщают о его расслабляющем и «успокаивающем» действии. К др. положительным субъективным эффектам К. относятся, согласно данным опросов курильщиков, чувство «комфорта в соц. ситуациях» и «аромат». Кроме того, нек-рые данные свидетельствуют о том, что К. может оказывать положительное воздействие на выполнение определенных задач, связанных с обучением и специфическими навыками. Однако то, каким образом эти и др. субъективные эффекты К. влияют на сохранение привычки к нему, далеко не ясно.

Левенталь и Эвис проанализировали поведение курильщиков и назвали 7 факторов, связанных с этой привычкой. Это — тревожность, аддикция, безделье (fiddling), стимуляция, соц. поощрение, удовольствие/вкус и привычка. К сожалению, всем классификационным схемам недостает согласованных эмпирических проверок, к-рые могли бы подтвердить используемые в них категории, так же как надежного и валидного шкалирования, к-рое помогло бы исследователям планировать эксперименты для анализа всей совокупности значимых данных.

Поскольку любое часто встречающееся поведение, по логике вещей, должно приобрести смысл вознаграждения, большинство исследователей, занимавшихся мотивационными аспектами К., считают, что эта привычка так или иначе играет роль подкрепления. Мн. исследователи подчеркивали функции физиолог., психосоциального или даже генетически зависимого подкрепления.

Нек-рые исследователи, придававшие особое значение физиолог. подкреплению, считали, что такое подкрепление опосредовано «аддикцией». Аддикция обычно определяется по наличию симптомов и признаков сильного дискомфорта или слабости, когда организм лишается предполагаемого аддиктивного вещества. Однако предсказуемость физиолог. и психол. реакций на отказ от К. невысока.

Отказ от курения

Существует множество способов бросить курить, и наиболее распространенным из них, вероятно, яв-ся самомотивированное решение отказаться от этой привычки. Есть нек-рые данные, свидетельствующие о том, что резкое прекращение К. может быть высокоэффективным способом освобождения от этой привычки. К др. методам относятся оральный прием никотина, гипноз, индивидуальная и групп. психотер. и разнообразные методики модификации поведения.

Вне зависимости от метода и несмотря на отсутствие точных данных, по самым осторожным оценкам, от 10 до 25% курильщиков способны не курить продолжительное время или навсегда отказаться от К. В общем, попытки заранее дифференцировать курильщиков на способных, не способных или не желающих бросить эту дурную привычку, оказались практически безуспешными. Однако заядлым курильщикам или людям, чья жизнь полна стрессов, бросить курить труднее.

См. также Аддиктивные процессы, Самоконтроль

Т. Блау

Вернуться в раздел: Психология

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТАТЬИ. БОЛЬШАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СТАТЕЙ

Ключевые слова этой страницы: психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей.

Скачать zip-архив: Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей - zip. Скачать mp3: Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей - mp3.

Главная

Форум

Мы Вконтакте

» Медитация, Дзадзэн, медитативные практики...
» Опыт (посещения) Хроник Акаши. Что такое Хроники Акаша?...
» Гадание на картах. Чтобы карты говорили правду...
» Народное средство от многих болячек...
» Типы людей и искусство разбираться в людях. Психология личности...

Мантры

«Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей»

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Твоя Йога

Психологические статьи. Большая Энциклопедия психологических статей

эзотерика
психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей Дао и просветление
психологические, статьи, большая, энциклопедия, психологических, статей эзотерика
магия